КОЗЫРНАЯ КАРТА РЕКЛАМЫ

Наш комментарий
№50 (398)

В прошлом номере «Русский базар» поднял тему педофилии. Мы знали, что, начиная обсуждение этой проблемы, рискуем быть обвиненными в излишней откровенности. Но хочет того читатель или нет, проблема эта существует, и пока она существует, мы будем о ней говорить.
Судя по редакционной почте этой недели, большинство читателей никогда не сталкивались с этой бедой, но опасаются за своих детей. Несколько писем были посвящены личным историям, настолько личным, что мы не осмелились их опубликовать. Одно из писем дает совершенно неожиданный взгляд на ранний сексуальный опыт, и мы не удержались, чтобы не вынести его на суд читателей в рубрике «Почта недели».
Но больше всего нас поразила фраза, оброненная одной из наших читательниц в коротеньком, но очень импульсивном электронном послании: «Вы сетуете, что развелось много педофилов, но кто, как не журналисты и всякие рекламисты, насаждает культ детского голого тела?».
И хотя упрек явно не в адрес «Русского базара», мы решили изучить проблему использования детей в рекламной продукции повнимательней.
Увы и еще раз увы, но наша читательница оказалась абсолютно права. Изображение голых детишек с пухлыми ручками, ножками и попками используется налево и направо. Дизайнеров можно понять, ничто лучше не «играет» в рекламной продукции, чем дети и животные, это беспроигрышный прием, который всегда бьет в цель. Последние исследования ученых только подтверждают тот факт, что детский образ действует на потребителей, как пресловутый «25 кадр», совершенно независимо от их на то воли. Именно эмоция с условным названием «ах, ты мой маленький» частенько заставляет людей проникаться неосознанной симпатией к продукции, рядом с которой невзначай появляется нежная детская щечка или просто резвящийся малыш (мальчик, девочка... подросток).
Но даже это не самое страшное: в погоне за коммерческим успехом рекламисты всё чаще эксплуатируют вторую сильнейшую эмоцию человечества: чувственность. То есть просто умиления от детского тельца им уже недостаточно, и они уверенно разбавляют чистое чувство любви к ребенку налетом эротики и желания.
Примеры? Да сколько угодно!
Реклама меховых изделий. Полураздетая красавица в мехах с голым младенцем на голых коленях на заднем сиденье автомобиля...
Реклама мужской туалетной воды. Великолепный мужчина с голым торсом лежит на кровати. На мускулистом, бесспорно очень эротичном животе (и даже как бы чуть пониже живота) барахтается очередной грудничок.
Реклама ювелирной продукции. Мама с ребенком, лицо к лицу. Казалось бы, ничего особенного, но как-то слишком близко, слишком чувственно. Сама постановка кадра и выражение лиц больше присущи любовникам, чем маме и сыну.
Реклама одежды для подростков. Юная Лолита томно смотрит в кадр и безуспешно пытается прикрыть рукой практически голую грудь. Судя по всему, девочке не больше тринадцати, но во взгляд и позу фотомастера вложили столько чувственности, что хоть сейчас девчонку на панель.
Примеров много. Честно говоря, гораздо больше, чем нам хотелось бы обнаружить. Ради чистоты эксперимента мы взяли последний номер VOGUE (или: последний номер одного из самых модных журналов). И сразу, с первых страниц, наткнулись на ряд великолепно выполненных реклам, в которых детские изображения эксплуатировались в полный рост и с полным накалом чувств.
Испуганный темнокожий карапуз на фоне огромных коричневых ботфортов. Видимо, младенец должен подчеркнуть мягкость, нежность и чудесную цветовую гамму сапог. Идея, конечно, хорошая, но только немного мороз по коже.
А вот и голенькая нимфетка в перчатках и с сумочкой от Шанель. Чистота и непорочность раздетой девочки, судя по всему, призваны подчеркнуть белоснежность и мягкость продукции знаменитой торговой марки.
И так далее и тому подобное. Повторяем, что это был первый попавшийся нам под руку журнал и смотрели мы его бегло, беспристрастно. И почувствовали вполне объяснимую тревогу: если эксплуатация детской темы пойдет так же бойко, как сейчас, то у маньяков и педофилов появится сильнейший аргумент в свою защиту: «мы просто действовали в соответствии с рекламой».
В этом свете знаменитая 20-я статья российского закона «О рекламе», запрещающая использование образов несовершеннолетних детей в рекламе товаров, которые для детей не предназначены, выглядит не так уж глупо, как пытаются ее представить работники всех русских рекламных и модельных агентств.