«ИХ ЖИЗНЬ И ЛОМАНОГО ГРОША НЕ СТОИТ...»

Из штата в штат
№49 (397)

Скандал вокруг суперзвезды поп-музыки Майкла Джексона, которого обвинили в совращении 12-летнего подростка, набирает силу. Нет никаких сомнений, что нас очень скоро ожидает еще одно «дело века», которое, как и процесс над О.Джей Симпсоном, будет держать в напряжении всю нацию. Кое-кто уже успел заявить, что суд над Джексоном вкупе с еще одним громким процессом, в котором фигурирует другая суперзвезда, но уже баскетбольная - Коби Брайянт, обвиненный в изнасиловании, как нельзя, кстати, пришлись Белому дому. Сообщения из залов суда в Калифорнии и Колорадо заслонят собой тревожные сводки из Ирака, и это будет, чуть ли не манна небесная для президента Буша, которому предстоит переизбрание в следующем году.
Но давайте оставим в стороне политику и попробуем вникнуть в суть вопроса, связанного с сексуальными преступлениями в нашей стране, жертвами которых все чаще становятся дети. Даже если окажется, что любимец миллионов, деля свое ложе с детьми младше 14 лет ( ребят постарше в его имение просто не пускали), ни в чем не виноват, к этой проблеме все равно придется вернуться. Не только на штатном, но уже и на федеральном уровне.
Мне приходилось сталкиваться с мнением адвокатов, специализирующихся на защите совратителей и насильников малолетних (child molestation), утверждающих, что их подзащитные ни в чем не виноваты, что прокуроры только и ищут повод, чтобы зацепиться за такое дело. Ведь если оно касается детей, подсудимому очень сложно уйти от наказания, как и надеяться на симпатии общественности. Джексон - случай особый, его фанаты как в США, так и за рубежом даже перед лицом неопровержимых доказательств не поверят, что их кумир, отец троих детей, способен на то, чтобы трогать гениталии ребенка или предлагать ему оральный секс (ему вменяются именно эти обвинения).
Возможно, что среди прокуроров найдется немало предвзятых людей, как и среди служителей Фемиды, которым свойствен обвинительный уклон. Такое, увы, случается, причем нередко. Однако давайте обратимся к статистике, после знакомства, с которой утверждения адвокатов о предвзятости вызовут у нас обоснованные сомнения. Но предварительно выясним, какие же нехорошие деяния взрослых подпадают под определение child molestation.
Они делятся на два вида. Первый - sexual abuse - включает в себя разговоры с детьми и подростками на сексуальные темы, демонстрирование им своих половых органов, созерцание их в голом виде, неприличные предложения по телефону, демонстрация детям порнографических картинок или видеофильмов. Второй - touching offences - непосредственное прикосновение к гениталиям ребенка, сексуальный акт. Теперь, когда мы знаем, что такое child molestation, перейдем к статистике.

Уже первая приведенная мной цифра может шокировать любого родителя, даже с очень крепкими нервами: оказывается, что до празднования своего восемнадцатилетия 1 из 3 девочек и 1 из 7 мальчиков в нашей стране могут быть подвержены сексуальным приставаниям или вынуждены выслушивать, а то и лицезреть непристойности (в устной, в печатной форме, а чаще всего - в виде порнографии) со стороны великовозрастных развратников и даже вступать с ними в интимные связи в той или иной форме.
Согласно исследованиям экспертов и данным правоохранительных органов, на совести типичного серийного совратителя малолетних за всю его беспутную жизнь может оказаться примерно 360 мальчиков и девочек. Перед тем как преступник окажется в руках полиции, отмечает профессор Джин Абел из Университета Эмори, он способен нанести серьезную моральную или физическую травму не менее 60 подросткам. От действий подобных негодяев, как это ни прискорбно сознавать, страдают сегодня миллионы американских семей.
По имеющимся в моем распоряжении данным, в Соединенных Штатах, ни много ни мало, полмиллиона этих самых child molesters. Они составляют около 37 процентов лиц, совершивших преступление на сексуальной почве. С 1991 по 1997 год число американцев, отправленных за решетку по обвинению в child molestation, увеличилось на 39 процентов, составив 60 тысяч человек.
О том, что их ждет в местах лишения свободы мы расскажем ниже. А пока еще немного цифр:
- 90 процентов всех изнасилованных детей в нашей стране - младше 12 лет.
- Средний возраст подростка, подвергшегося сексуальным домогательствам - 13 лет
- Более половины американок, подвергшихся изнасилованию, были младше 18 лет.
- Треть детей, жертв child molestation - младше 5 лет. Отмечены и просто дикие случаи, когда объектом подонков оказались новорожденные младенцы недельного возраста.
- Примерно 6 из 10 тысяч воспитанников детских садов стали жертвами сексуальных домогательств или развратных действий со стороны сотрудников детских дошкольных учреждений; 9 малышей из 10 тысяч - со стороны взрослых членов семьи. Мужчин уличают в преступных деяниях чаще, чем женщин, но последних среди совратителей тоже достаточно много.
Телекомпания CNN, комментируя все эти факты, назвала ситуацию с преступлениями на сексуальной почве против детей - «национальным кризисом». Это - не преувеличение. По данным U.S. National Institute of Justice, 94 процента шерифов, 91 процент начальников полиции и 92 процента прокуроров заявили, что количество расследований по статьям УК, наказывающим за child molestation, нарастает как снежный ком. Эксперты отмечают: эти люди вновь оказываются за решеткой за аналогичные деяния в четыре раза чаще, чем остальные группы уголовников, совершающих насильственные действия.
Между тем значительное число сексуальных преступлений против детей остается вне ведения правоохранительных органов.
А если негодяй все же арестован, что ждет его в местах лишения свободы?

В американских тюрьмах судьба преступника, осужденного за сексуальные преступления против несовершеннолетних, особенно детей, незавидная. Уже сегодня эксперты тюремного ведомства озадачены тем, что ждет Майкла Джексона, если его признают виновным. Даже если певец получит по минимуму - 3 года, а не максимальные 10 лет, он, предупреждают они, может из нее и не выйти.
Заключенные, отбывающие срок как child molesters в тюремной табели о рангах находятся на дне, ниже обычных насильников.
«Они - вне всякого закона, за их жизнь никто не даст и ломаного гроша», - говорит адвокат Чарльз Карбоне из California Prison Focus.
Когда же в американской «зоне» оказываются богатые и знаменитые грешники, риск оказаться жертвой тамошней братвы увеличивается многократно.
«Вне всякого сомнения, если Майкл Джексон попадет в нашу систему, ему будет очень несладко, - цитирует нью-йоркская «Дейли ньюс» Дональда Спектера, директора California Prison Law Office.
Осужденным по «детским» статьям опасно даже покидать свои камеры и выходить во двор, когда там прогуливаются другие заключенные. Либо изобьют до полусмерти, либо подрежут, не сегодня, так завтра. Некоторые из клиентов Карбоне, которые имели внушительный «послужной список» совращения малолетних вынуждены были весь свой срок проводить в своей камере по 22 часа в сутки (так называемая «административная сегрегация»).
Осужденные, опасающиеся за свою жизнь, могут обратиться к администрации тюрьмы за «административной сегрегацией». Есть, правда, и другие способы уберечь их от гнева сокамерников. Например, в Concoran State Prison имеется специальное отделение, где содержатся преступники, которым нет места среди общего тюремного населения.
В некоторых тюрьмах администрация помещает child molesters или дезертиров из уличных банд в камеры рядом с обычными зеками, но старается держать их под особо жестким контролем во время прогулок.
Насколько эти меры эффективны, показали два недавних случая. Всем нам хорошо известна судьба священника-педофила Джона Гигана, осужденного за совращение малолетних и убитого в августе нынешнего года неонацистом. И ведь оба сидели в массачусетской тюрьме особого режима, где казалось любое движение зека под контролем охраны. Не углядели, однако...
А надежность самой охраны?
Не так давно суд в Калифорнии отправил за решетку двух бывших охранников печально известной за пределами штата Pelican Bay State Prison, которые подстрекали охраняемых зеков зверски избивать осужденных, наказанных за преступления на сексуальной почве.
Безусловно, если случится, что поп-звезда не сможет доказать свою невиновность и будет наказан, власти сделают все возможное, чтобы уберечь его от неприятностей. Но тюрьма - это тюрьма, и за ее стенами все может случиться. Даже с очень богатыми и знаменитыми...

***
Проблема с совратителями малолетних настолько серьезная, что в двух штатах, Монтана и Луизиана, в 90-е годы прошлого столетия были приняты законы, карающие смертью за некоторые преступления, относящиеся к child molestation. Правда, на практике к столь суровой мере до сих пор не прибегали.
В Монтане закон (принят в 1997 году) допускает высшую меру наказания для человека, который вступил в половуя связь с подростком младше 16 лет без его согласия последнего, в случае, если он был осужден за это прежде в другом штате.
В Луизиане с 1995 года к смертной казни можно приговорить преступника, изнасиловавшего ребенка младше 12 лет.
В еще одном штате, Алабаме, в прошлом году, местная Палата представителей одобрила законопроект, предусматривающий высшую меру за повторную половую связь с ребенком младше 12 лет.
Но ни в Монтане, ни в Луизиане приговоренных к смерти не было. Эксперты полагают, что таковых и не будет. Адвокаты осужденных, вне всякого сомнения, подадут апелляцию в Верховный суд с просьбой отмены сурового приговора. И его, скорее всего, отменят. Основание? Вердикт Верховного суда от 1977 года, в котором говорится, что высшая мера - слишком суровое наказание для изнасилования.
В ряде штатов власти избрали более гуманный способ изоляции child molesters от общества: бессрочное помещение в спецпсихушку. Первыми закон, разрешающий эту меру «социальной защиты», приняли в Канзасе. В1992 году Верховный суд подтвердил ее конституционность. Вслед за Канзасом аналогичные законы были приняты в штатах Вашингтон и Висконсин. В Висконсине построена специальная тюремная спецпсихушка на 300 «посадочных мест».
Совсем недавно, в октябре нынешнего года, законопроект о принудительном помещении лиц, отбывших наказание за определенные преступления на сексуальной почве, в спецбольницы (в списке 26 правонарушений) одобрил сенат массачусетской легислатуры.