CВОЯ ИГРА

Спорт
№44 (392)

КВН — клуб веселых и находчивых — на постсоветском пространстве нынче необычайно популярен. В минувшее воскресенье получилось посмотреть очередную серию этой всенародной забавы.
Естественно, шуток и пантомим было предостаточно, но особо запала одна, причем достаточно заезженная и избитая. По сюжету известный российский волейбольный тренер Николай Карполь учил уму-разуму своих подопечных. Для контраста в роль наставника вжился щупленький малый, а в качестве учениц подобрали самых длинноногих девиц. Сценка весьма походила на действительность. Работать в женском коллективе мужику по определению сложно, а столь импульсивному, как Карполь, и подавно. Но в Екатеринбурге (Свердловске) с «Уралочкой» в свое время у него получалось едва ли не все задуманное.
Во многом антиподом Карполя был еще один легендарный волейбольный наставник Владимир ЧЕРНОВ. В свое время его луганская «Искра» гремела на весь Советский Союз, нарушив гегемонию Свердловска. Для белорусского волейбола Чернов сделал больше, чем все остальные тренеры, вместе взятые. Он мог бы принести несоизмеримо больше любимому виду спорта, если бы не одно обстоятельство — Владимир Семенович патологически не мог выносить чиновничества. На толковых начальников, кстати, ему часто везло, однако его прямолинейный характер постоянно шел вразрез с генеральной линией бюрократов. Чернова не любили, многие недолюбливают его и сейчас.
Как и у многих людей его поколения, в сознании наставника прочно отложилось военное время. В первые дни Великой Отечественной Чернов потерял отца, вынужден был находиться в эвакуации. Послевоенные годы пришлись на Минск, где он последовательно окончил спортивный техникум и институт. Первый тренерский опыт пришелся уже на студенческие годы. С целью подработки Чернов работал с институтскими волейбольными командами, а уже после окончания учебы стал детским тренером. Ему предложили весьма теплую должность — пост директора местной ДЮСШ. Чернов согласился (от такого не отказываются), однако очень быстро почувствовал, что это не его. Не тратя времени, он набрал перспективных девчонок и заявился в первенство БССР с командой «Спартак».
В то время в республике безальтернативным флагманом был минский «Буревестник», который из года в год собирал все волейбольные «сливки». Однако взлет «Спартака» оказался столь стремительным и неожиданным, что о феномене этого коллектива никто даже не успел задуматься. В 1958 году подопечные Чернова впервые сместили «Буревестник» с трона, а заодно отобрали у него республиканское представительство в чемпионате Советского Союза. Через два сезона едва достигший тридцатилетнего юбилея тренер впервые вывел минских девушек в высший свет — класс “А”. Чернов был представлен к званию «Заслуженный тренер Белоруссии» в числе первых, однако так его и не удостоился. Вручению награды предшествовал доклад мало чего смыслившего в спорте партийного босса. Выступавший глупо оговаривался, путал элементарные понятия, а вместо мужской волейбольной команды по ошибке напал на женскую. Чернов тут же заступился за своих подопечных. Оратор не выдержал подобного позора и на глазах у хохотавшей публики порвал удостоверение тренера.
Результаты «Спартака» неизменно шли по восходящей, его игроки стали привлекаться в сборную страны, однако тренер «красно-белых» вынужден был оставить занимаемую должность. Неприятный конфликт произошел на минском матче первенства СССР с московским «Локомотивом». Надо отметить, что недалеко от тренерской скамейки, чуть сзади, располагался так называемый правительственный стол. Оттуда достаточно часто неслись подсказки разного рода осведомленности. И на одну из них Чернов просто не смог промолчать, высказав в нелицеприятных тонах при всем народе собственную позицию. Такая прямота стоила тренеру очереди на квартиру, с чем он мириться не захотел. В то время наставник снимал небольшую комнату в одном из окраинных районов города, где кроме него ютились жена и только что родившаяся дочь. Чернов не стал просить извинений, а просто положил заявление об уходе, которое немедленно было удовлетворено.
Кстати, звание «Заслуженного тренера Белоруссии» Владимир Семенович получит через полтора десятилетия за выигрыш с минским “Коммунальником” Кубка обладателей кубков. А тогда в его карьере предстоял продолжительный украинский период, ставший эпохальным.
Чернов отправился в Луганск (Ворошиловград). При помощи первого секретаря обкома партии Владимира Шевченко здесь подняли футбол, мужской волейбол, а вот с женской командой никак не получалось. Перед тренером поставили абсолютно конкретную задачу — за два года необходимо было вывести местную команду в первую лигу. Для достижения такой цели требовалось выиграть чемпионат республики и выбить кого-либо из трех украинских полпредов в союзном первенстве. За следующие два года от Чернова требовали выхода луганского клуба в элиту. Наставник не стал спешить с согласием, тем самым поспособствовав улучшению условий тренировочного процесса.
«Искра» прошла намеченный путь к вершине с заметным опережением предначертанного графика. Уже через год она вышла в первую лигу, а вскоре дебютировала в высшей, где с ходу завоевала бронзовые медали. Клубу были созданы просто идеальные условия. При этом Чернов не злоупотреблял властью. Как правило, он брал перспективных волейболисток и лепил из них игроков сообразно своему мышлению. В Ворошиловграде был открыт третий в СССР интернат спортивного профиля, с отделением волейбола.
В следующем сезоне подопечные Чернова повторили бронзовый успех, через год стали вторыми, а затем добрались и до золотых медалей. Таким образом, в 1976 году “Искра” получила право представлять страну в розыгрыше Кубка кубков. И тут судьба нанесла Владимиру Семеновичу сокрушительный удар. В превосходной степени порядочный чиновник — Шевченко — оказался неугоден высшим ветвям власти, и его решили убрать с должности любой ценой. Для начала прошлись по спортивной отрасли. Спаслись лишь те, кто сразу же сбежал. Так, наставник футбольной ворошиловградской «Зари» Герман Зонин, завоевавший с командой первое и единственное для нее золото в чемпионате СССР, якобы ушел в отпуск и больше в клуб не вернулся. А Чернов, уверенный в своей невиновности, остался — и попал под 39 пунктов обвинения, за которые получил 8 лет заключения.
На финальный турнир Кубка кубков в Брюссель в марте 77-го «Искра» отправилась уже без него. Однако Владимир Семенович не собирался оставлять команду, составив ей подробный план на игру. В результате в Бельгии его подопечные не проиграли ни одной партии. Такого функционера, как Шевченко, в карьере Чернова не будет уже никогда… Между ними лишь однажды произошла недомолвка, которая стала уроком обоим. В домашнем поединке «Искра» принимала московский ЦСКА. При счете по партиям 2:2 соперники отправились в раздевалку, где Чернова нагнал помощник главы республики, передав совет шефа заменить одну из волейболисток. Ответ тренера оказался типичным в таких случаях: «Если кто-то знает волейбол лучше меня, пусть принимает команду». Чернов не стал ничего менять, и «Искра» выиграла решающую партию. Наставника тут же вызвали на аудиенцию с Шевченко. Это выглядело как увольнение. Однако Шевченко в присутствии первых лиц руководства области налил две рюмки коньяка — себе и приглашенному. Произнесенная им речь оказалась краткой, но емкой: «Если кто-нибудь впредь будет вмешиваться в работу Чернова, положит на стол партийный билет».
...Новое руководство области пошло на беспрецедентный шаг. В колонии, в Краматорске, где отбывал сфабрикованное наказание Чернов, спешно соорудили волейбольную площадку. Именно там проводила тренировки «Искра». Однако долго так продолжаться не могло. Вскоре к команде приставили наставника из Ленинграда, через полгода выписали специалиста из Москвы. Все оказалось бесполезно — «Искра» катилась по наклонной. Из присужденных восьми лет Чернов отсидел три, но этого вполне хватило для полного развала клуба, вылетевшего с треском в первую лигу. За год новому-старому наставнику удалось вернуть команду к жизни, возвратить прописку в элите. Вдобавок еще не окрепшая «Искра» выиграла Кубок Советского Союза. Но заключение грубо аукнулось Чернову — начались серьезные проблемы со здоровьем, одна операция следовала за другой. Он вынужден был осесть в Минске и руководить «Искрой» при помощи телефона. Понемногу Чернов вкатился в белорусские проблемы и согласился принять терпевший бедствие «Коммунальник», которому чудом удалось избежать понижения в классе. А на следующий год команда добилась немыслимого — завоевала первые в истории белорусского волейбола бронзовые медали. Через год клуб повторил успех, а также завоевал Кубок кубков. Это достижение позволило Чернову вписать свое имя золотыми буквами уже в мировую историю. Он стал единственным тренером, взявшим континентальный трофей с разными командами. Однако его неожиданно сняли с работы — без объяснения причин. Чернов вновь вернулся на Украину, где принялся с нуля создавать в Киеве команду мастеров. К этому времени развалился Советский Союз, автоматически рухнул «железный занавес». Выиграв с тернопольской дружиной первый Кубок суверенной Украины, наставник отправился на легионерские хлеба. Правда, перед этим его представили к званию «Заслуженного тренера СССР». Все необходимые документы были посланы в белорусский спорткомитет, но там о них «забыли». Об этом Чернов узнал только через десять лет от украинских коллег — факт присвоения звания давно был опубликован в тамошних справочниках. И во Франции, и в Словении его подопечные неизменно оказывались в призах, но на родине его так и не признали. Остается только размышлять и догадываться, чего Чернов мог бы еще сотворить в своей жизни...


Комментарии (Всего: 1)

Владимир Семенович - легендарный человек! Я восхищаюсь им и преклоняюсь перед ним. Таких людей как он очень не много! Спасибо ему, за то, что он есть, и сделал то, что сделал...

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *