ПАТРОНЫ И МАТРОНЫ

Этюды о прекрасном
№33 (381)

До самого последнего времени я полагал, что знаю нижнюю часть Манхэттена очень хорошо. Мне казалось, что я исходил ее вдоль и поперек, заглянув в каждый переулок. Однако я ошибался. Очутившись там в очередной раз, я на небольшой улочке Old Slip наткнулся на Музей полиции, о существовании которого и не подозревал.
Вначале меня заинтересовало само здание музея, чем-то похожее на большой спичечный коробок, поставленный на бок. Сложенный из тесаного камня, этот «коробок» был украшен ритмически повторяющимися высокими арками окон и выступающими карнизами со строгим орнаментом. Позже я узнал, что здание было возведено в 1909-11 годах по проекту известной американской архитектурной фирмы именно как штаб-квартира полицейского участка. В основу его художественного оформления были положены архитектурные приемы неоитальянского Возрождения, использованные при строительстве и украшении площади Рикарди во Флоренции. Это строение рассматривалось в качестве образца для возведения полицейских отделений. Их руководители со всей страны приезжали посмотреть на новое здание, чтобы взять за основу некоторые особенности его архитектуры для строительства подобных учреждений у себя. Здание использовалось по своему прямому назначению до 1973 года. К тому времени Первое отделение было слито с другим, но, сохранив свой номер, оно переехало в более просторное помещение. В 2001 году в бывшей штаб-квартире Первого полицейского участка решено было разместить Музей полиции. Вход туда свободный, но просят сделать небольшой благотворительный взнос. Там внутри на стене висит ящик, куда можно бросить деньги.
Первое, что привлекло мое внимание в экспозиции музея, - это витрины с различным стрелковым оружием. Здесь представлены пистоли начала 19 века, а также многочисленные разновидности револьверов и пистолетов очень известных систем, таких как «Кольт», «Ремингтон», «Вальтер», «Маузер», «Наган», «бульдоги». Все это выглядит как неплохая коллекция старого и старинного оружия, которым когда-то были вооружены полицейские.
Здесь же имеется довольно много оригинального оружия, которым пользовались преступники. Причем оно зачастую и не похоже на оружие. Например, обыкновенная на вид тросточка, из которой можно выстрелить, вынув рукоятку со вделанным в нее пистолетом. В другой тросточке и вовсе спрятан шестизарядный револьвер. Есть там обрез, уложенный в скрипичный футляр, или выглядящий совершенно безобидно маленький перочинный ножичек, из которого можно один раз выстрелить. Много холодного оружия: ножи, мачете, булава, кистень, дубина, усаженная металлическими шипами, самые разные кастеты и целый набор хитроумных отмычек.
Многочисленные рисунки и снимки полицейских дают возможность проследить, как менялась униформа служителей правопорядка с 1853 года, когда она впервые была введена. Особенно много фотографий начала ХХ столетия, на которых мужчины и женщины засняты в летнем и зимнем обмундировании. Есть и подлинные костюмы с жетонами, значками и эмблемами.
На отдельном стенде размещены деревянные трещотки, которыми еще в середине ХIХ века снабжались полицейские патрули на ночь. С помощью этих примитивных, но способных издавать громкие звуки приспособлений полицейские поддерживали связь друг с другом. Трещотки пускались в ход, когда требовалась немедленная реакция, например, для подачи сигнала тревоги. В том же помещении напротив трещоток выставлены разнообразные дубинки. С конца ХIХ века ими в обязательном порядке экипировались все полицейские. Но самыми интересными оказались специальные версии этих дубинок, о существовании которых я раньше не знал. Украшенные янтарем, серебряными или золотыми насечками, орнаментированные искусной резьбой по дорогим породам дерева или слоновой кости, они вручались от имени командиров офицерам полиции в случае служебного повышения или выхода на пенсию. Эти шикарные церемониальные дубинки были предметом гордости и носились на парадах или каких-нибудь других общественных событиях и торжественных встречах.
Сейчас в музее развернута большая экспозиция, посвященная женщинам-полицейским. Первые шесть полицейских матрон, а проще говоря, надзирательниц, были взяты на работу в 1845 году. Две из них служили в нью-йоркской городской тюрьме, а остальные четыре в исправительной колонии на острове Блэкуэлл, который сейчас всем известен, как остров Рузвельта. Необходимость в полицейских матронах возникла еще до того, как заключенных мужчин и женщин стали содержать отдельно друг от друга. Вплоть до последней декады позапрошлого века они содержались вместе, и личный досмотр задержанных женщин проводили полисмены или в лучшем случае их жены и вдовы. Такое положение способствовало тому, что женщины не были защищены от сексуальных домогательств. Набравшие к тому времени силу многочисленные организации феминисток, добились, во-первых, того, чтобы женщины, нарушившие закон, содержались отдельно от мужчин, а во-вторых, чтобы в числе надзирателей в таких тюрьмах были также и представительницы женского пола.
В 1891 году был установлен специальный тест для получения звания надзирательницы. Многие тогда восприняли это новшество негативно, считая что, как писала одна газета, увидев мышь во время тюремного обхода, любая матрона сбежит со своего поста. Сейчас мы знаем, что эти прогнозы не оправдались. Между прочим, в наши дни дело дошло до того, что из официального употребления были исключены слова «policeman» и «policewoman». Вместо них используется нейтральное «police officer».
В музее есть забавная, на мой взгляд, фотография одной из первых матрон, увеличенная до натуральной величины и наклеенная на плотный картон. Матрона встречает посетителей на лестничной площадке третьего этажа. У меня создалось впечатление, что перед тем как бедную женщину сфотографировали, ее попросили выдохнуть, а потом так туго затянули в корсет, что вдохнуть она уже не могла до конца съемки, после окончания которой тут же упала в обморок. Такое у нее выражение лица.
Ну, и наконец, на третьем этаже музея есть целая коллекция фальшивых банкнот. Посетителям предлагается сравнить их с подлинными денежными знаками, помещенными рядом, при этом указаны некоторые важные различия, на которые следует обратить внимание. Думаю, фальшивомонетчикам это неинтересно, потому что они и так все знают, а простому человеку весьма поучительно.
Музей работает под патронажем нью-йоркского Департамента полиции, и патроны обеспечили его помимо перечисленного неплохой коллекцией полицейских транспортных средств, значков и галереей фотопортретов наиболее отличившихся своих сотрудников. В общем, музей стоит того, чтобы его посетить.