СВОБОДА СЛОВА ИЛИ ВСЕДОЗВОЛЕННОСТЬ?

Тема номера
№32 (380)


По данным министерства юстиции, сегодня на Интернете имеется более 28 тысяч веб-сайтов, которыми могут воспользоваться дети и подростки, если они умеют обходиться с компьютером. И это без учета порнографического мусора, который поступает на адрес их электронной почты от неизвестных распространителей «клубнички».
Как среди американцев в целом, так и среди наших читателей в частности есть немало тех, кого подобная ситуация явно не устраивает, а многих откровенно пугает. Естественно, они хотели бы, чтобы правительство приняло меры и оградило их детей от влияния порнографической продукции. Между тем сделать это непросто, в чем мы убедимся ниже. Почему? Да потому, что порнографическая индустрия - быстрорастущий бизнес, приносящий большой доход. Число взрослых, ежедневно пользующихся ХХХ-сайтами, неуклонно возрастает. Понятное дело, что эта группа населения решительно против любых жестких шагов в отношении создателей и распространителей «клубнички», кивая на 1-ю Поправку к Конституции - свободу слова. А этот довод в нашей стране очень весомый, принимаемый во внимание даже консервативными судьями Верховного суда.

В 90-х годах прошлого столетия Конгресс попытался несколько раз принять закон, который бы позволил регулировать деятельность интернетовских порнографических веб-сайтов. И оба раза неудачно.
Только в нынешнем году законодателям улыбнулась удача. Но давайте по порядку.
В 1996 году Конгресс принял Communications Decency Act, который грозил порнографам штрафом и тюрьмой за создание и тиражирование непристойных материалов, доступных детям и подросткам младше 17 лет. Местным властям предоставлялось право вводить собственные стандарты в отношении порнопродукции, к которой могли получить доступ дети. Как суды нижних инстанций, так и Верховный суд не допустили введения этого закона в силу. Мотив? 1-я Поправка. Все 9 судей Верховного суда как консерваторы (в том числе Антонин Скалиа и Кларенс Томас), так и либералы приняли сторону критиков закона (дело Reno v American Civil Liberties Union, No. 96-511), указав, что билль вступает в противоречие со свободой слова.
Спустя два года законодатели предприняли новую атаку на интернетовскую порноиндустрию. В 1998 году принимается новый закон, во многом копирующий билль двухлетней давности - Child Online Protection Act, предусматривающий штраф в 50 тысяч долларов и лишение свободы на 6 месяцев для лиц, создающих порнографические материалы, и заведомо знающих, что они могут легко попасться на глаза детей.
Но и в этом случае Конгресс и минюст проиграли. Сначала закон был заблокирован в федеральном районном суде в Филадельфии, затем в 3-м федеральном апелляционном суде, и в конце концов он был отвергнут Верховным судом.
Все попытки одного из руководителей минюста, Теодора Ольсона, убедить судей-«верховников» в необходимости принятия закона успехом не увенчались.
Верх взяли доводы адвоката Эн Бисон из «Американского союза гражданских свобод», которая заявила, что данный билль как бы вводит самоцензуру для производителей порнографической продукции (а эта деятельность защищена 1-й Поправкой), которым будет грозить суровое наказание, если она окажется вдруг в пользовании детей. В то же время взрослые имеют немало возможностей не допустить этого. Вот с них и следует спрашивать, а не с производителей.
Доводы Бисон перевесили аргументы Ольсона, исковое заявление - Ashсroft v American Union No. 00-1293 Верховный суд отверг.
И лишь третья попытка сдвинуть воз с места Конгрессу удалась. В июне нынешнего года Верховный суд подтвердил легитимность билля - Children’s Internet Protection Act (CIPA), который предусматривает лишение библиотек федеральных дотаций, если те не установят на своих компьютерах, которыми пользуются посетители разных возрастов, специальные программы-фильтры. Очередная попытка доказать, что закон противоречит 1-й Поправке, сорвалась.
По словам председателя Верховного суда Уильяма Ренквиста, в данном случае свобода слова не нарушается, ведь библиотекам никто не навязывает установление фильтров, между тем Конгресс, выделяя ассигнования на те или иные нужды, имеет право ставить свои условия. Ренквист напомнил, что во многих библиотеках администрация самостоятельно пошла на изъятие с полок книг фривольного характера, которые могли попасть в руки детей. Мы этому не препятствовали, сказал он, хотя здесь тоже можно было усмотреть нарушение 1-й Поправки.
Не все из коллег Ренквиста согласились с ним, трое либеральных судей голосовали против. Их точку зрения выразил Джон Стивенс. По мнению судьи, Конгресс превысил свои полномочия, ставя библиотеки, остро нуждающиеся в средствах, перед трудным выбором: фильтры или деньги?
Стивенс и его единомышленники считают, что фильтрующие программы несовершенны, они будут «отсекать» не только порносайты, но и электронные странички, которые содержат нужную для посетителей информацию. И разве это не нарушение свободы слова, когда вам угрожают не наказанием, а финансовыми санкциями? Как бы там ни было, но на этот раз несогласные с Конгрессом судьи остались в меньшинстве.
А что сами библиотекари, какова их реакция?
Морис Фридман, президент American Library Association, заявил, что вердикт Верховного суда серьезно усложнит работу его коллег, затруднит поиск нужной информации посетителями.
«При установке фильтров, десятки тысяч веб-сайтов окажутся недоступными для пользователей, хотя их информация не содержит никакой крамолы и защищена 1-й Поправкой».
К слову, по данным библиотечной ассоциации, точку зрения своего президента поддерживает 93 процента библиотекарей страны.
Борьба за Интернет между сторонниками и противниками виртуальной порноиндустрии далеко не закончена. Продолжение следует...