ВЫСШАЯ МЕРА ЦВЕТА КОЖИ

Из штата в штат
№31 (379)


У каждого из нас свое отношение к смертной казни, одни - за, другие - против. Если бы вопрос насчет высшей меры наказания задали мне, ответил бы, наверное, что против ее применения. Сохранив лишь для особо опасных преступников, да и то лишь тех, чья вина не вызывала бы сомнений, и, может быть, серийных убийц. Хотя и в этих случаях могут совершаться чудовищные ошибки. Вспомним хотя бы уголовное дело маньяка Чикатило, ведь пока до него добрались, к стенке поставили невинного, приписав ему деяния людоеда.
Многие считают смертную казнь аморальной, не угодной Богу, которому лишь одному дано даровать жизнь и лишать нас ее. И с ними, я думаю, нужно согласиться.
Во многих странах мира высшая мера наказания давно отменена, но не в Соединенных Штатах, где ее было упразднили в 1972 году, но затем, спустя всего пять лет, вновь восстановили. Не ошибся ли Верховный суд, сделав шаг назад?
За последние 30-40 лет в США было совершено сотни тысяч душегубств, но казнено меньшинство исполнителей. И вовсе не из-за гуманности. Во многих случаях снисхождение являлось следствием так называемой «сделки сторон» - когда убийцу миловали потому, что он соглашался сотрудничать со следствием. А кто-то не соглашался, утверждая, что невиновен, тем самым подписывая себе фактически смертный приговор.
Но давайте спросим себя: разве это справедливо, что один душегуб избегает расплаты, а другой - нет? А ведь этот другой действительно мог быть облыжно обвинен и погибнуть, а бандит, решивший спасти свою шкуру чистосердечным признанием, уйти от возмездия.
Но еще более неприятным является тот факт, что в нашей стране, считающей себя оплотом и образцом демократии, в том числе и в юридической сфере, людей казнят частенько не за содеянное, а исходя из цвета кожи. Разве это не чудовищно?
Передо мной отчет организации Amnesty International, ассоциированным членом которой я являюсь, откликаясь несколько раз в год на их почтовые просьбы о пожертвованиях. Так вот, в нем говорится, что ежегодно в нашей стране убивают почти одинаковое количество белых и черных жителей. Между тем убийц белых американцев казнят в 6 раз чаще, чем убийц черных. Налицо явная дискриминация, хотя, казалось бы, уж где-где, а здесь ее быть не должно. По данным Amnesty International, с 1977 по настоящее время в США было казнено более 800 человек: 80 процентов - за убийство белых и всего 13 процентов - за убийство афроамериканцев! Что же это получается: одна жизнь более ценна, чем другая? Но это ведь нонсенс, и если мы признаем, что ситуация в системе правосудия обстоит именно так, смертную казнь в нашей стране необходимо немедленно отменить. В ином случае мы просто не имеем морального права поучать другие страны и народы, как им жить, если сами не в состоянии навести порядок в собственном доме.
Кое-кто из читателей может отнестись с недоверием к данным Amnesty International, но они подтверждаются изучением данного вопроса на местах. Газета USA Today приводит статистику по двум штатам: Иллинойсу (в котором ее бывший губернатор Джордж Райан ввел мораторий на смертную казнь, пораженный числом ошибочных приговоров) и Мэриленду. Так вот, в первом из них шансы получить «вышку» у убийцы белого были в три раза выше, чем у убийцы черного, во втором - в четыре раза. Такая же картина наблюдалась и в таких штатах, как Техас, Нью-Джерси, Пенсильвания, Северная Каролина, Виргиния.
В некоторых других исследованиях эксперты выявили и другие малоприятные тенденции. Следователи нередко безо всякой причины ставили под сомнения показания свидетелей из среды национальных меньшинств. А присяжные и судьи намного чаще оказывали снисхождение тем, кто соглашался сотрудничать со следствием, если убийца был белым.
Представители правоохранительных и судебных органов с подобными фактами, естественно, не согласятся, по крайней мере, публично. Но само наличие проблемы говорит о том, что смертная казнь не только превратилась в США в анахронизм, но и сохраняет в себе элементы дискриминации, что делает ее особенно чудовищным пережитком.