МУЗЕЙ ДАЛИ ИДЕТ С МОЛОТКА

Этюды о прекрасном
№29 (377)


Распродаются 500 творений «величайшей куртизанки эпохи»
Это событие потрясло бы до глубины души величайшего сюрреалиста - провокатора всех времен и народов Сальвадора Дали. На парижском аукционе «Аркюриаль» пошло с молотка собрание одного из его музеев, который находился на родине мэтра в каталанском городке Кадакес. Правда, музей был частный и принадлежал Джону Питеру Муру, который на протяжении 12 лет являлся «личным секретарем» живописца. 85-летнему Муру по кличке Капитан пришлось закрыть музей три года назад после того, как у него начались неприятности с правоохранительными органами. Раскручивая давнишнее дело, связанное с массированными подделками литографий Дали, полиция провела обыск в его поместье и наложила арест на хранящиеся у него гравюры. «Если есть в мире хотя бы один человек, которому не надо было заниматься подделками, так это я. Мэтр оставил распоряжения, согласно которым мне принадлежат 10 процентов их тиража», - утверждает Мур, отвечая на обвинения в мошенничестве. Как бы там ни было, на аукционе не представлено ни одной гравюры.
На парижские торги было выставлено сразу более 500 работ художника, считавшего себя «величайшей куртизанкой своей эпохи». В их числе полотно, которое будущий гений написал в 9-летнем возрасте. Две серые мышки примостились на скульптуре знаменитой балерины Марго Фонтен, танцевавшей с Рудольфом Нуреевым на сцене лондонского «Ковент Гардена». Несколько работ в разных жанрах посвящены той, кого Дали называл «мой гений, моя победоносная богиня Гала Градива, моя Елена Троянская, моя Святая Елена, моя блистательная, как морская гладь, Гала Галатея безмятежная». В скульптурную композицию превращена даже ее бордовая туфля.
В руках Капитана Мура оказалось множество блистательных рисунков, в которых сюрреалист проявил весь свой изощренный талант. Во время предпродажной экспозиции публика проявила повышенный интерес к его порнографическим эскизам. Цены на работы оказались невысокие - от 3 тысяч евро за небольшой рисунок до 150 тысяч за полотно. В 70 тысяч евро был оценен «Возбуждающий пиджак» - несколько поношенный, увешанный, как гирляндой, коктейльными стаканчиками с соломкой. Некоторые загадочные карандашные наброски напоминают высказывания самого мэтра: «Совершенно необычайные экскременты получились у меня сегодня утром: две крошечные какашки в форме носорожьих рогов».
Изначально скромные цены, по всей видимости, связаны с подмоченной репутацией их владельца. Красавец Джон Питер Мур, который в годы Второй мировой войны был капитаном британской армии, познакомился с Сальвадором Дали на кинематографической ниве. «Для победы важен мундир, - провозгласил Дали, быть может, имея в виду неотразимого Капитана. - В своей жизни я лишь в редких случаях опускаюсь до штатского». Когда Дали создавал декорации для хичкоковского фильма «Spellbound», его уговорили написать портрет Лоуренса Оливье в роли Гамлета, который со временем попал в руки Капитану. Тот продал его Музею - театру Дали, находящемуся в испанском городе Фигерасе, который имеет права на художественное наследие сюрреалиста в Европе. С годами Джон Питер Мур вошел в узкий круг доверенных лиц и, как утверждают некоторые биографы, занимался организацией увеселительных «вечеринок» для Дали и сам принимал в них живое участие. Наконец, именно Мур стоял у истоков создания Музея - театра Дали. Однако в дальнейшем отношения испортились, и вот уже долгие годы между ними не затихает война за права на наследие, исчисляемое в сотни миллионов долларов. Именно Музей-театр, по всей видимости, и пустил полицию по следу Капитана.
По случайному стечению обстоятельств недавно было распродано уникальное собрание вождя - отца сюрреалистов Андре Бретона, включавшее и первоклассные работы Дали, хранившиеся в его парижских апартаментах. Как ни странно, здешний минкульт не проявил никакого интереса к коллекции поэта, которая разошлась по частным рукам. Андре Бретон в 30-е годы требовал исключить Дали из движения сюрреалистов за его восхищение Гитлером. Ему же принадлежит и ставшая знаменитой анаграмма имени Сальвадора Дали - «Avida Dollars», которую сам художник переводил как «Жаждущий долларов», или «Деньголюб». Ну а по поводу своего коллеги Бретона он однажды заметил: «Столько лезть на рожон - и отделаться легким испугом!»
Париж