А если бы не 11 сентября...

Из штата в штат
№4 (300)

Пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Эта старая пословица в полной мере характеризует отношение американского правительства к собственной системе государственного здравоохранения, долгое время находившейся на положении пасынка. Хотя медицина в США в общем-то опирается на частника, общественный сектор не менее важен. Факт - очевидный, но признать его раньше почему-то не особенно хотели, чем и объясняется постоянная нехватка средств, выделяемых в бюджете государственным учреждениям здравоохранения. Как следствие - нехватка кадров, их текучесть, огромные нагрузки, которые несли и продолжают нести на своих плечах доктора, медсестры, технические работники при невысоких, прямо скажем, окладах. В 70-х годах прошлого столетия в системе государственной медицины работало более 500 тысяч человек, сегодня - 448 тысяч. [!]

Все попытки изменить положение заканчивались ничем. Официальный Вашингтон в лице Белого дома и Конгресса участливо кивал головой, но увеличивать размер бюджета отрасли не торопился. И если бы не события 11 сентября, за которыми последовали «антраксные» атаки пока еще не известных террористов, не видеть медикам государственной системы каких-либо изменений.
Сегодня ситуация вроде бы меняется. После того как конверты со спорами сибирской язвы оказались в святая святых американской политики - на Капитолийском холме, конгрессмены, сенаторы и Белый дом зашевелились. Оказывается, нужна общественная система здравоохранения, еще как нужна. Теперь это уже вопрос первостепенной государственной важности.
«Очень хочется надеяться, что к нам теперь будут относиться не так как прежде, - говорит Мэри Силески, руководитель Washington State Department of Health, - повернувшись, наконец-то, к отрасли лицом. После атак террористов, опасности распространения сибирской язвы стало очевидным, что Соединенные Штаты не могут себе позволить иметь слабую, не соответствующую XXI веку систему государственного здравоохранения. Мы должны быть готовы немедленно отреагировать на появление опасных вирусов, быстро определить, какое именно заболевание они вызывают, и принять меры по защите населения. Если в этом направлении будут сделаны необходимые шаги, угроза применения террористами биологического оружия будет существенно уменьшена».
Напомню читателю, что входит в систему государственной медицины. Это, учреждения, которые финансируются правительством, а также некоммерческие структуры, которые следят за распространением заболеваний и их профилактикой, разрабатывают правила и инструкции, принимают меры к тому, чтобы все граждане имели возможность получить необходимую им помощь. К сожалению, государственное здравоохранение, как я заметил выше, долгое время не входило в число правительственных приоритетов. Звучит, конечно, неприятно, но если бы не атаки исламских фанатиков и не деятельность злоумышленников, занявшихся распространением сибирской язвы, надеждам миссис Силески еще долго не суждено было бы сбыться.
«Сейчас, - иронизирует Скотт Бекер, исполнительный директор Association of Public Health Laboratoties, - правительство вдруг «обнаружило», что в стране, оказывается, есть государственная система здравоохранения (а не заметить ее трудно, как-никак 3 тысячи федеральных, штатных, местных департаментов здравоохранения и лабораторий. - М.Т.). И в ней работают десятки тысяч специалистов, которые проявили себя осенью 2001 года не менее самоотверженно, чем ликвидаторы последствий катастрофы 11 сентября».
Силески, Бекер и их коллеги сегодня очень рассчитывают, что Белый дом и Конгресс выделят их отрасли дополнительные ассигнования. Разве можно считать нормальным, что в самой богатой стране Запада учреждения государственной системы здравоохранения расположены в старых зданиях, в них нередко отсутствуют компьютеры и даже обычные факсы?! О какой же быстрой и оперативной передаче информации может идти речь в таких условиях, а ведь именно эти центры следят за распространением опасных болезней. Относительно низкие зарплаты, перегрузки ведут к постоянной нехватке персонала. Во многих штатах якобы после опасности распространения сибирской язвы приступили к выработке мер по борьбе с опасными заболеваниями, но эта работа так и не была доведена до ума, информирует нас газета USA Today.
Возможно, мои слова прозвучат слишком резко, но мне действительно трудно понять бездеятельность официального Вашингтона, не желающего улучшать материальную базу медицинских учреждений государственного сектора, поднять зарплату их работникам. В период апогея возникшей было угрозы распространения сибирской язвы лаборатории сети Laboratory Response Network при федеральном Centers for Disease Control and Prevention проверили на наличие присутствия смертельно опасных бактерий 70 тысяч присланных образцов. Нередко рабочая неделя медиков и лаборантов составляла 80 часов.
«Мои коллеги делали все возможное, - отмечает с гордостью Джеймс Хаджес, директор National Center for Infectious Diseases, - и выполнили свою работу с честью. Мы показали свою нужность, еще раз убедительно доказав - настало время всерьез отнестись к системе государственного здравоохранения».
Какова же реакция Конгресса и Белого дома, намерены ли они выделить отрасли дополнительные ассигнования, чтобы она отвечала требованиям XXI века?
В прошлом месяце Конгресс одобрил законопроект по борьбе с биотерроризмом в размере 2,9 млрд. долларов. Из этой суммы 1 млрд. долларов - это субсидии в виде грантов штатным и местным учреждениям здравоохранения, которые пойдут на приобретение самого современного оборудования для лабораторий, на меры по подготовке этих лабораторий к предотвращению биологических атак террористов. 450 млн. долларов получит федеральный Центр по контролю за распространением заболеваний и их профилактике. 1 млрд. долларов будет потрачен на приобретение лекарств, а также вакцин против сибирской язвы и оспы.
Со своей стороны, президент Буш в своем финансовом плане на 2003 год планирует выделить 15 млрд. долларов на решение проблем, связанных с обеспечением безопасности внутри страны. Он намерен выделить значительные суммы на приобретение государственными медицинскими учреждениями новейших компьютеров и прочей техники, в которой сегодня испытывается острая нужда.
«Мы наконец-то поняли, что международный терроризм может проявить себя в любой форме, в том числе и в виде биологической угрозы, - говорит один из спонсоров закона против биотерроризма, конгрессмен Билли Таузин. - После событий осени прошлого года стала очевидной насущная необходимость укрепления государственной системы здравоохранения».
Важно обратить внимание и на такой момент - расширение контактов между частными врачами и их коллегами в учреждениях государственного здравоохранения. Обмен информацией очень важен сам по себе, а сегодня, в условиях опасности биотерроризма, он играет ключевую роль.
Надо признать, что в прошлом контакты между частно практикующими врачами и медиками из штатных или местных органов здравоохранения не дооценивались. Что и сказалось, когда возникла угроза распространения сибирской язвы. Многие обеспокоенные граждане бросились в кабинеты лечащих врачей, пытаясь узнать, что же происходит, как предохранить себя от болезни? Но те зачастую имели лишь ограниченную информацию. С другой стороны, эксперты-эпидемиологи, располагавшие сведениями, в которых нуждались пациенты частных врачей, не предоставляли их последним. Нелепость? Нет, следствие разобщенности двух секторов здравоохранения: частного и государственного. Потребовалось время, чтобы обе системы начали работать слаженно, обмениваясь информацией.
«Все это говорит о том, что мы не можем больше существовать разобщенно, - считает Джордж Бенджамин, президент Association of State and Territorial Health Officials, - мы зависим друг от друга. Только общими усилиями можно создать механизм, который позволил бы эффективно бороться с болезнями и оказывать помощь всем американцам без исключения».