ВЫСОКОЕ И НИЗКОЕДЕТЕКТИВНЫЕ «КОСМИЧЕСКИЕ» ИСТОРИИ

Мир страстей человеческих
№27 (375)



История первая - американская.

Луна по дешевке. В мае прошлого года на интернетовском сайте Минералогического клуба Антверпена появилось объявление о продаже образцов лунного грунта по цене от одной до пяти тысяч долларов за грамм. Анонимные продавцы утверждали, что располагают «самой крупной в мире частной коллекцией скальных пород, доставленных с Луны на кораблях Apollo».
Предлагаемый товар был столь необычен и редок, что, к несчастью его владельцев, первыми потенциальными покупателями оказались... агенты Федерального бюро расследования. В результате в одном из ресторанов Флориды была назначена встреча, где четверо «коллекционеров», подозреваемых в краже государственного имущества, и были арестованы.
Накануне воры - трое молодых стажеров американского Космического центра имени Джонсона в Хьюстоне - вынесли из здания центра и опустошили сейф, в котором хранились 53 образца лунного грунта общим весом в 150 граммов и 163 фрагмента метеоритов примерно такого же веса. Украденные обломки были собраны астронавтами из экипажей кораблей Apollo в конце 1960-х - начале 1970-х годов. Метеоритный материал тоже был не простой - он содержал частицы знаменитого метеорита ALH 84001, считающегося первым найденным на Земле камушком с Марса.
Четыре украденных лунных обломка специалисты NASA оценили в миллион долларов. Так что ребята надрывались (а заветный сейф тянул почти на триста килограммов) не зря. Причем поговорка «сила есть, ума не надо» к ним не подходит. Чтобы протащить такую тяжесть мимо постов службы безопасности NASA, потребовалось не только недюжинное физическое развитие, но и смекалка. Жаль только, что ее не хватило на то, чтобы осознать безнравственность и стопроцентную обреченность этой попытки.
Ну что ж, дело молодое, и в тюрьме времени на размышления у похитителей хватит. Как выяснилось уже после ареста, самому старшему из преступников было 26 лет, то есть ни одного из них еще не было на свете, когда американские астронавты покоряли Луну и везли на Землю свой бесценный груз.
В декабре федеральный суд города Орландо признал трех студентов колледжа - 25-летнего Теда Робертса, 26-летнего Тиффани Фоулера и 19- летнего Шая Сора виновными в похищении собственности центра. Несколько позже к ним присоединился и четвертый фигурант по этому делу, Гордон Макуотер, который, сам в ограблении не участвовал, но помог с транспортировкой краденого.
И в заключение: по времени арест преступников совпал с 33-й годовщиной первой в истории человечества лунной прогулки американского астронавта Нейла Армстронга. Интересное совпадение, не правда ли?

История вторая - российско-украинская.
Цветы для космонавтов. Наверное, ни с одним из «космических» растений не было у ботаников столько хлопот и волнений, как с орхидеями. А началось все еще 1980 году, когда с борта орбитальной станции «Салют-6» как бы между прочим сообщили: «А к прилету сюда нашего друга Фам Туана из Вьетнама в нашей установке «Малахит» расцвел цветок». И чтобы в Центре управления не приняли это за шутку (как два месяца назад, когда тот же экипаж выдал привезенный с Земли огурец за выросший в космосе), космонавт Валерий Рюмин показал цветок по телевидению.
К тому времени еще ни одно растение не достигало в невесомости стадии цветения. Поэтому можно представить, какой переполох вызвало сообщение с орбиты. О радостном событии тут же сообщили сотрудникам Центрального республиканского ботанического сада в Киеве, где были выращены орхидеи, и там тоже потеряли покой.
Впоследствии В. Рюмин рассказывал: «Этот розыгрыш, как нам сначала показалось, Земля приняла молча. Но чуть позже оператор ЦУПа попросил нас вернуть цветущие растения на Землю. Нужно было как-то выкручиваться...» И экипаж сделал это с блеском: понять, что поразившее всех бледно-розовое чудо... сотворено на борту из бумаги и других «подручных средств», ботаники смогли только тогда, когда вернувшиеся домой космонавты вручили цветок им в руки.
Когда-то академик Сергей Королев, долгое время бывший для всего мира безымянным Главным конструктором, писал в своих личных заметках не только о полезных, но и «декоративных растениях на космической станции». Однако прославленная красота орхидей была далеко не единственной причиной отправки их в космос.
В тропиках, откуда происходит большинство разновидностей этих растений, они чаще поселяются на деревьях и скалах, находя влагу и питательную среду в трещинах коры, дуплах, расщелинах камней. При этом у орхидей не развивается мощная корневая система, и они умудряются довольствоваться минимумом. Две-три недели эти прекрасные стоики могут обходиться без полива, они не страшатся сильных ветров, тропических ливней и жаркого солнца.
Лазающий образ жизни ослабил у орхидей стремление к сохранению обусловленного земным притяжением вертикального положения стеблей и корней. И это давало им еще одно преимущество перед другими зелеными кандидатами, претендующими на участие в космических полетах: у исследователей были достаточные основания полагать, что их избранники легко и быстро освоятся в космосе.
Однако ожидания ученых не оправдались. Орхидеи, посланные на орбиту с уже раскрывшимися цветами, почти тут же их потеряли, не украсившись новыми. Правда, сами при этом остались здоровыми, выбросив свежие листья и воздушные корни. И еще несколько месяцев радовали оторванных от привычной обстановки космонавтов своей сочной зеленью.
А в это время оставшиеся на Земле такие же контрольные растения цвели как ни в чем ни бывало. Мало того, орхидеи, возвращенные с орбиты в коллекционную оранжерею киевского сада, тоже вскоре покрылись цветами. Словно радуясь вновь обретенному после долгого отсутствия родному дому. Если бы они могли знать, что их ждет впереди.
...Из гостиницы Тюрин вышел еще затемно. На такси добрался до Ботанического сада. Быстро дошел по уже знакомым дорожкам до оранжереи. Тщедушность, так огрочающая в жизни, на этот раз пригодилась. Работникам уголовного розыска долго не верилось, что через такое небольшое отверстие в теплицу мог проникнуть взрослый грабитель. И только свидетельство одной из сотрудниц, встретившей в то утро на одной из аллей подозрительного человека с болтающимися за спиной полиэтиленовыми мешками, направило следствие на правильный путь.
- Поначалу я даже растерялся, - рассказывал потом старший следователь Печерского РОВД Киева Николай Оноприенко. - Столько лет служу в милиции, но даже не слышал ничего подобного. А на счету была буквально каждая минута: ценнейший материал мог погибнуть. Стали советоваться со специалистами, кто мог бы заинтересоваться похищенными экзотами. Киев исключался - здесь больше увлекаются кактусами. Значит, Ленинград или Москва? Связались с МУРом. Попросили подготовить сведения: кто коллекционирует, выращивает и продает орхидеи. Сергей Корнич, старший оперуполномоченный уголовного розыска, опер Виктор Данькив, научный сотрудник Ботанического сада Виктор Богатырь и я отправились в дорогу.
Для Тюрина, жившего в своей забитой зелеными обитателями тропиков московской квартире, приход милиции был громом с ясного неба. Его расчет был прост - первый налет на киевскую оранжерею остался для него без последствий, почему бы и второму не быть столь же удачным? Вор никак не ожидал, что его выдаст скупивший краденые растения коллега-коллекционер. Он даже не удосужился снять с привезенных растений киевские бирки. Последнюю же точку в доказательстве вины поставил найденный у Тюрина список клиентов, пользующихся услугами любителя чужого.
Похищенные растения были возвращены в Киев. Но не все они смогли перенести выпавшие на их долю неприятности. Не выдержала многочисленных передряг и единственная из оставшихся в саду орхидея-космонавт вида доритис пульхеррима с «Салюта-6»...
Через полтора года на борту следующей космической станции «Салют-7» ее хозяева, космонавты Анатолий Березовой и Валерий Лебедев, приветствовали прибытие советско-французского экипажа. Как полагается, встречу на орбите отметили цветами. «Ребята, - сообщал о гостях бортинженер, - вплыли в станцию со светоблоком, внутри которого красовались орхидеи из Киевского ботанического сада».
А потом орхидеи летали на станции нового поколения «Мир». Причем некоторые побывали в космосе дважды: возвратившись на Землю, они через четыре месяца вновь отправились на орбиту с очередным экипажем.
Ю. Колесников