Почему выжило человечество?

По волнам нашей памяти
№4 (300)

Почти в самом центре штата Иллинойс среди пахнущих весной душистых прерий разместился уютный, чистый городок Пеория. В нем живет около ста тысяч человек, в основном фермеры, выращивающие кукурузу и соевые бобы. Но город этот вошел в историю вовсе не потому, что выращиваемые там кукуруза или бобы какого-то чрезвычайного вкуса, а потому, что на той земле получил свое второе рождение известнейший в мире антибиотик по имени “Пенициллин”.[!]

Этот антибиотик - военное детище, до основания перетряхнувший все прежние каноны микробиологии. Рожденный сражениями Второй мировой войны, он и ныне продолжает оберегать человечество от обрушившихся на него эпидемий многочисленных коварных и жестоких инфекционных болезней. И он же, но уже в наше время, продолжает спасать нас от новых разновидностей безжалостных вирусов. Пока он единственный и до сих пор никем непревзойденный творец этой потрясающей по эффективности защиты современных поколений от верной и неминуемой гибели.

Не было бы пенициллина, планета наша выглядела бы сегодня совсем иначе - вероятно, сморщенной и пожелтевшей от бесчисленного множества тлеющих могил. А сохранили жизнь всех ныне здравствующих и предыдущих поколений мало кому известные ученые, работавшие во времена той безжалостной Второй мировой войны в биологической лаборатории департамента Сельского хозяйства США, которая находилась тогда в городке Пеория, скрывшемся от глаз людских среди пахнущих пряностью весны прекрасных прерий.

Пенициллин был изобретен в 1928-ом году канадцем Александром Флемингом, работавшем в лаборатории одного из госпиталей Лондона. Однажды, во время каких-то опытов, выращенная им бактерия была случайно заражена плесенью, и Флеминг увидел тогда, как эта плесень сразу же убила его только что рожденное “дитя – бактерия оказалась сраженной намертво. Эффект потряс ученого. Затем он разбавил раствор, в котором находилась мистическая плесень, сделал его слабее в восемьсот раз, но и одна восьмисотая доля его мгновенно убивала бактерию. Эксперименты повторялись Флемингом один за другим, но результаты оставались прежними. Плесень продолжала безжалостно и мгновенно убивать бактерию. Флеминг протоколировал свои исследования, внимательно наблюдая за поведением удивлявших его самого и его коллег никем еще невиданных химических реакций. И, наконец, ученый понял, что им было сделано открытие. Плесень, которая своим мистическим духом мгновенно умерщвляла искусственно созданную в лаборатории бактерию, имела свое название, “Пенисиллиум нотатум”. И вот в ее честь Флеминг дал сотворенному им составу, а не кем-нибудь другим, как утверждают сказки российского производства, имя - ПЕНИЦИЛЛИН. С тех пор это ныне известное всему миру название вошло в обиход человечества.

Александр Флеминг мог бы тогда безоговорочно получить Нобелевскую премию или хотя бы стать почетным рыцарем лондонского королевства. Но ни того ни другого не произошло, ибо в то время его открытие по каким-то немыслимым для современных ученых причинам никого не заинтересовало. Оно было расценено всего лишь как интересный микробиологический феномен. И не более того.

Но в конце тридцатых годов английские исследователи были вынуждены вернуться к изобретению Флеминга. И только тогда началось примитивное изготовление пенициллина, причем, в крайне небольших, мизерных дозах. Первый в жизни человечества случай применения пенициллина довольно подробно описывается в истории медицины. Он на века вошел в ее анналы и известен теперь, пожалуй, всем медикам, получившим образование в западных странах. Он известен под названием “Оксфордское дело”, связанное с лечением раненого полицейского. У этого полицейского возникла гангрена, вызвавшая страшнейшую инфекцию. Полицейский умирал. И вот только тогда ему ввели пенициллин. Полицейский стал быстро поправляться, но запас лекарства иссяк, лечение прекратилось, и больной умер.

“Оксфордское дело” подтвердило тогда полнейшее отсутствие продуктивного метода производства пенициллина в Англии, незнание англичанами технологии его массового выпуска. И в то же время история с раненым полицейским воочию говорила всем о величии изобретения Флеминга, бесценности его достояния, поступившего на благо человечества и не подлежащего никакому определению никакими золотыми монетами. И в этом англичане смогли очень скоро убедиться еще раз, когда в 1939-ом году разразилась Вторая Мировая война и когда нагрянули воздушные налеты нацистской авиации на их столицу. Лондон в те дни пылал огнем, и раненые гибли тогда от инфекций, а помочь им никто не мог - у англичан не было соответствующей исследовательской базы, которая смогла бы создать технологию массового производства пенициллина.

В середине 1941-го года англичане по рекомендации Винстона Черчилля обратились за помощью к правительству США. Группа английских ученых прибыла тогда в Вашингтон. Они привезли с собой несколько пробирок с жидкостью, в которых находился микробиологический состав, способный убивать микроорганизмы, иначе, антибиотик, имевший свое первоначальное название, данное ему великим Флемингом - пенициллин.

Пробирки, привезенные англичанами, были отправлены в лабораторию департамента Сельского хозяйства США, в иллинойский городок Пеория. Перед исследователями той лаборатории встала задача нахождения путей быстрого получения и выращивания мистической плесени “Пенисиллиум нотатум” и создания промышленной технологии массового выпуска пенициллина.

В то время микробиологи лаборатории разрабатывали способ использования в сельском хозяйстве побочного продукта от размола кукурузы, сиропа, который очень богат различными питательными веществами. И вот этот сироп они решили использовать в качестве наиболее подходящей среды для быстрой ферментации пенициллина. А специфический вид плесени, идентичный тому, что Александр Флеминг случайно обнаружил почти тринадцать лет назад, они открыли после тщательных, скрупулезных поисков его в загнивших и совершенно испорченных дынях. И тогда пионеры научного поиска из маленького городка Пеория отвергли способ выращивания этой плесени в молоке, который применялся англичанами и который доказал свое несовершенство и непродуктивность. Именно таким путем англичане тщетно и безуспешно пытались наладить производство пенициллина до случившегося «Оксфордского дела» и позже него, уже тогда, когда разразилась Вторая мировая война.

За четыре месяца непрерывной, интенсивной работы исследовательская группа лаборатории городка Пеория создала промышленную технологию выпуска пенициллина. Она по всем показателям превзошла английскую технологию и позволила чуть ли не в двадцать раз увеличить производство потрясающего по своему эффекту лекарства. Так, на американской земле среди душистых, пряных прерий некогда дикого Среднего Запада, в штате Иллинойс, в его городке Пеория и состоялось вторичное рождение пенициллина. Это точный адрес, где произошло то чрезвычайно важное для всех нас и для всех наших будущих поколений событие, к сожалению, мало кому известное за пределами нашей страны. А тем более в бывшем Советском Союзе, где паранойя мнимого превосходства и первенства буквально во всем годами вдалбливалась в головы населения средствами массовой информации, находившихся под неослабным и жестким партийным контролем.

Впервые вторично рожденный пенициллин попробовали тогда в массовом количестве выпускать там же в Пеории на соседнем с лабораторией заводе Хайрама Уолкера, где с большим знанием дела “варили” виски, ибо на винодельческой фирме имелось превосходное оборудование для ферментации. Но вскоре выяснилось, что её помещения оказались слишком тесными для всё возраставшего производства чудодейственного лекарства. И тогда технология массового выпуска пенициллина, сразу же получившего еще и второе название - “лекарство века”, была передана на предприятия фармацевтической промышленности Соединенных Штатов. Это второе по важности событие произошло в конце ноября 1941-го года.

В Ирбит, как свидетельствуют официальные документы архивов, технология производства пенициллина поступила в конце 1942 года по настоятельно просьбе бывшего советского правительства. Это подтверждается даже и тем фактом, как мне говорили мои родители, что я заболел дизентерией именно в конце того года, когда на ирбитском химическом комбинате американские специалисты только начали внедрение технологии производства этого удивительного и нового для всех лекарства. Тогда благодаря связям моего отца я и попал под шприцы, вероятно, дюжины уколов пенициллина, спасшего мою жизнь. В моей памяти еще и до сих пор сохранились картины пребывания на том комбинате. Кроме моей матери возле меня никогда никого не было, и я не помню, чтобы кто-то, кто иногда приходил в маленькую комнатку, где я лежал на принесенной отцом раскладушке, говорил бы по-русски или хотя бы понимал русский. Да и колол меня острым шприцом по несколько раз в день человек, тоже не говоривший по-русски, а мать всегда со слезами в знак благодарности качала ему головой. Это, конечно, был один из американских специалистов, занятых тогда внедрением технологии пенициллина на том химическом комбинате уральского города Ирбит.

Поля сражения и военные госпиталя разгоравшейся Второй Мировой войны сразу же оценили достоинства пенициллина, который, как говорили тогда военные, “сражался” на всех фронтах наравне с доблестными солдатами, танками и самолетами. Сотни тысяч воинов были в те годы спасены от гангрен, при которых ранее ампутировались конечности. Сотням тысяч воинов была спасена жизнь при разного рода операциях, когда в полевых условиях инфекция считалась совершенно обычным явлением. Но и в тылу пенициллин “поработал” на славу, помогая людям избавляться от инфекционных заболеваний, вызываемых стрептококковой бактерией, он стал сохранять жизнь заболевшим воспалением легких, туберкулезом, ранее обреченным на гибель от менингита.

Пенициллин сразу же приступил к лечению гонореи и сифилиса. И постепенно это удивительное и ранее невиданное по силе лекарство начали выпускать не только в виде жидкости для внутривенного вливания, но и в таблетках, появились и пенициллиновая мазь и сладкие пенициллиновые сиропы для детей и даже для животных. Так, благодаря мало кому известных ныне ученым маленького городка Пеория, была рождена эра антибиотиков, проложившая путь вскоре созданному американскими учеными “младшему брату” пенициллина - стрептомицину, и многим другим разновидностям “лекарства века”, которому пока нет в мире равного по силе и верности служения человечеству. Это было доказано еще раз совсем недавно, когда после кровавого террористического акта исламских террористов, происшедшего 11 сентября 2001 года, разгорелась война против злого духа антракса. В эти дни антибиотик по имени «Сипро» вновь всем доказал величие непревзойденного научного подвига скромных ученых из маленького иллинойского городка Пеория.

Такова военная сага этого мистического лекарства, как я уже говорил, спасшего жизнь также и автору этих строк. Но и нынешняя, мирная история городка Пеория не менее примечательна - на его земле впервые в мире был выращен первый и богатый урожай искусственной кукурузы. Я пробовал ее только что рожденную прямо на полях, не раз бывая в этом уютном, тихом городке и на фермах его тружеников. И каждый раз я с благодарностью смотрел в глазах тем простым людям, хорошо знающих достоинства своих земляков, таких же скромных, как и они сами, но в свое время на веки прославивших эту благодатную землю.


Комментарии (Всего: 2)

Шотландский бактериолог Александер Флеминг родился 6 августа 1881 года в графстве Эйршир в семье фермера Хью Флеминга и его жены Грейс. Весь мир знает, что Флеминг был шотландцем, и только люди из СШП думают, что он канадец....

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
неплохая вашобкомовская агитка.
11 сентября 2001 года устроили ЦРУ и АНБ - т.е. сами юсовцы.
Именно юсовцы выиграли вторую мировую и спасли весь мир. каждый день спасают - югославия ирак ю.осетия...

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *