НАСЕКОМЫЕ И РАСТЕНИЯ ПРОТИВ ТЕРРОРА

На злобу дня
№25 (373)


Маленькая травка со сложным и красивым названием арабидопсис хорошо известна ученым. Прежде всего она привлекает их своим быстрым ростом: на весь цикл от посадки в землю до вызревания семян ей требуется всего месяц. Именно благодаря этому качеству невзрачным сорняком заинтересовались космические биологи. И арабидопсис оправдал их ожидания, став первым растением, которое дало плоды на орбите.
Естественно, знакома с арабидопсисом и Джун Медфорд, ботаник университета штата Колорадо. Однако когда Пентагон предложил ей исследовать возможность использовать крошечные сорняки в качестве оружия в борьбе с терроризмом, она расценила это как шутку. Но военные и не думали шутить. Мало того, они выделили лаборатории, в которой работала Медфорд, грант в полмиллиона долларов. Идея же предложенных экспериментов была проста - следовало «всего лишь» заставить генетически перестроенные растения быстро изменять свой цвет в присутствии опасных для людей биологических объектов или отравляющих химических веществ.
По условиям предоставленного ей гранта Медфорд имеет в своем распоряжении полтора года, чтобы за этот срок выяснить, сможет ли ее травка сообщать о террористах. Впрочем, даже если ее работа закончится успешно, это не будет означать, что будет найдено средство предупреждения от всех напастей. Скажем, в том случае, когда растение заметит наличие в воздухе смертельно опасного нервно-паралитического газа вроде зарина, помочь находящимся рядом людям оно вряд ли успеет. Но если сорняк среагирует на споры антракса, население узнает о нападении до появления первых симптомов болезни и сможет вовремя начать принимать антибиотики.
Интересно, что в своих опытах, направленных на поиск воздействий, быстро изменяющих структуру хлорофилла и соответственно цвет зеленых листочков, Медфорд не использует реальные виды агрессивных микроорганизмов и отравляющих химикатов. Вместо них она применяет совершенно безвредный женский половой гормон эстроген, запускающий у растений процессы, приводящие к потере ими зеленой окраски. По этому поводу ее друзья шутят, что она открыла новый тип биологического оружия.
Успех ученых мог бы существенно облегчить работу служб безопасности - ведь растения-хамелеоны, высаженные во дворе или в цветочном горшке, могли бы стать надежными часовыми, поднимающими тревогу при первых признаках нападения террористов. «До 11 сентября вряд ли кто-нибудь отнесся бы к этой идее серьезно, - говорит Медфорд. - Но теперь все изменилось. Сегодня даже самые неверующие из правительственных чиновников не возражают против наших экспериментов».
Лаборатория в городе Форт Коллинс, где трудится Джун Медфорд, считается одним из ведущих научных учреждений, выполняющим заказы правительства по борьбе с терроризмом. Но эта лаборатория не единственная. В вирджинском Университете cодружества в городе Ричмонд, например, биолог Карен Кестер также на средства Пентагона уже в течение двух лет пытается выяснить, не могут ли насекомые предупреждать нас о появлении различных смертоносных агентов. Для этого ученый изучает жизнедеятельность более двух дюжин видов жуков, которые, «словно маленькие губки или швабры», собирают в почве, на поверхности земли или в воздухе мельчайшие частицы посторонних веществ. Подвергая их «добычу» анализу, службы безопасности могут вовремя обнаружить признаки биологического или химического нападения и тут же принять соответствующие меры. Как говорит Кестер, ее подопечные жуки, сверчки, пчелы и моль могут практически бесплатно контролировать «порученные» им объекты круглосуточно семь дней в неделю.
В городе Нортбруке недалеко от Чикаго, штат Иллинойс, небольшая исследовательская компания Nanosphere разрабатывает недорогой анализатор ДНК, который мог бы распознавать и диагностировать любое инфекционное заболевание. Если такой прибор будет создан, даже не сведущие в молекулярной биологии работники спасательных служб, врачи и госпитали смогут быстро определять вид примененного террористами биологического оружия. «Сегодня в этой области мы находимся почти в каменном веке, - говорит Чед Миркин, один из основателей фирмы Nanosphere. - Если, почувствовав себя плохо, вы обратитесь к врачу, вам придется сдать кровь или мочу на анализ и ждать результата от трех до пяти дней. А болезнь в это время будет развиваться, и противостоять ей будет все труднее. Наши же приборы будут размещены в почтовых отделениях, на станциях водоочистки и во всех других местах, где может быть совершена биологическая атака. Ну а со временем они появятся практически в каждом медицинском кабинете».
Несмотря на то, что официальные лица в правительстве прекрасно понимают большую сложность поставленных задач, они считают усилия по их решению вполне оправданными. В случае удачи некоторые из этих проектов могут стать полезным дополнением в войне с терроризмом; другие - революционизировать способы защиты нации от вражеского нападения.
Большинство работ в этом направлении финансируется сейчас Министерством обороны. Как и ранее, Пентагон полагается здесь на частные фирмы, которые десятилетиями помогали ему создавать более разрушительные бомбы, невидимые самолеты, костюмы химзащиты, разнообразные приборы ночного видения и т.д.
Гранты на эти исследования поступают от федерального агентства, называемого Рабочей группой по технической поддержке (Technical Support Working Group - TSWG), которое будет также финансировать проекты для Министерства внутренней безопасности и Управления перспективного планирования оборонных научно-исследовательских работ (Defense Advanced Research Projects Agency DARPA). В свою очередь эти учреждения уже финансируют исследования в лабораториях в Форт Коллинсе, Ричмонде и Нортбруке.
В рамках принятия радикальных мер по усилению охраны на границах страны и в аэропортах Министерству внутренней безопасности выделено на перспективные научные разработки из бюджета текущего года 130 миллионов долларов. На эти деньги будет организовано и его собственное Управление перспективного планирования научно-исследовательских работ (Homeland Security Advanced Research Projects Agency). «Мы намереваемся привлечь к этой работе самые лучшие умы из частного сектора и академического сообщества», - сказал в недавней речи, посвященной итогам первых ста дней функционирования его ведомства, министр Том Ридж.
Только часть проектов, которые финансирует министерство, будут секретными. О других же можно прочитать на вебсайте Рабочей группы по технической поддержке (TSWG). Вот некоторые из них:
- Индивидуальные комплекты для жертв химического нападения. Они должны включать дезактиватор, не опасный для ран и не раздражающий кожу и слизистые оболочки. Комплекты должны стоить не более десяти долларов и иметь короткие и понятные инструкции.
- Техника, предназначенная для защиты коммерческих и частных самолетов во время взлета и приземления от запускаемых сплеча ракет «земля-воздух». Эта аппаратура должна предупреждать как наземных диспетчеров, так и пилотов. При этом она «должна также учитывать обстановку на территории, окружающей коммерческие аэропорты».
- Гидролокаторная система обнаружения спрятанных под водой мин и других «угрожающих объектов» для охраны портов, каналов и рек.
- Прибор для более точной идентификации злоумышленников на пограничных контрольных пунктах и в аэропортах. Когда агентов служб безопасности спрашивают, почему они обыскивают лишь определенные машины или определенных авиапассажиров, они обычно затрудняются с ответом. Конечно, интуиция - штука хорошая, но не безошибочная. Поэтому Министерство внутренней безопасности предпочло бы больше опираться на технику. Ученые знают, например, что у людей, которые лгут, наблюдается прилив крови к глазным мышцам и что имеются другие «температурные ключи», которые указывают, что человек находится в стрессовом состоянии. Весь фокус в том, что прибор должен видеть разницу между пассажиром, просто волнующимся перед полетом, и террористом, пытающимся пронести в самолет бомбу.
- Портативный, работающий с голоса, электронный переводчик для солдат, пограничников и работников служб безопасности аэропортов. В настоящее время такой прибор разрабатывается специалистами по технике распознавания речи компании SRI International, расположенной в калифорнийском городе Менло-Парк.
В последние месяцы от многих американских компаний и университетов, стремящихся получить федеральные гранты и контракты, поступают в Министерство внутренней безопасности сотни предложений о создании новых устройств и приспособлений для охраны страны от террористов. При этом самые настойчивые претенденты идут даже на то, чтобы обойти установленный порядок подачи заявок. Так, несколько месяцев назад во время встречи с Томом Риджем к его сотруднику Тэсья Сколиносу подходили «ребята с конвертами», просившие передать их в нужные руки.
Для рассмотрения таких предложений и принятия обоснованных решений о выдаче грантов в министерстве создается сейчас специальная группа экспертов под руководством первого заместителя министра по науке и технике Чарльза МакГуари, бывшего ранее одним из руководителей оборонной промышленности.
Конечно, это не означает, что министерство лишено в своей работе самого необходимого, чтобы бороться с терроризмом. Оно использует достаточно эффективные технологии для поиска бомб, обеспечения безопасности компьютерных сетей и слежения за распространением заболеваний. Но всегда кто-то может придумать еще лучшее оборудование. «Предела совершенству не существует, - говорит МакГуари.- И мы вряд ли когда-нибудь сможем сказать, что обладаем самой лучшей системой защиты. Помимо того, что любой прибор со временем устаревает, более изощренными могут становиться и потенциальные угрозы. А нам всегда следует быть во всеоружии».