Жизнь без правил

Путешествуйте с нами!
№23 (371)

- А почему бы вам не отдохнуть в Доминиканской Республике? - предложила русскоязычный агент турбюро, уставшая от нашей привередливости: нам бы пансионат подешевле, но не ниже 4-х звездочек, и чтобы не слишком жарко было, но не в мокром краю, и хорошо бы подальше от надоевшего Нью-Йорка, но о пересадках в аэропорту не может быть и речи...
Доминиканская Республика?! Первое, что пришло в голову, - манхэттенский район Вашингтон Хайтс, давно и плотно заселенный беспокойными доминиканцами. Замусоренные улицы, покрытые граффити стены домов, развеселая музыка сутки напролет, продажа наркотиков почти в открытую... Даже отчаянные пуэрториканцы сторонятся этого района.
- Понимаю ваши сомнения, - улыбнулась наша бывшая соотечественница. - Но я сама недавно там побывала. Поверьте, вам понравится.
После 5-часового перелета, все еще в сомнениях, мы ступили на землю неведомой страны, которая разделяет крупный карибский остров с Гаити. Сразу бросилось в глаза, что аэропорт Пунто-Кана - почти новый и еще достраивается, хотя у взлетной полосы замерли на приколе всего пара самолетов. Пестрые, как тропические птички, девушки в национальных нарядах приветствовали прибывающих. Но с еще большим энтузиазмом набрасывались на туристов водители такси, норовившие ухватить чемоданы прямо с ленты транспортера. Это и понятно: всего несколько американских долларов за проезд - приличный заработок в этой бедной стране.
Едва выехали из аэропорта, как начался дождь - хорошенькое начало для соскучившихся по солнцу ньюйоркцев! Двухсторонняя асфальтовая дорога была так узка, что водитель то и дело выскакивал на встречную полосу, чудом уворачиваясь от таких же, как он, лихачей. Все это стало наглядным приложением к только что приобретенной в аэропорту инструкции для туристов с перечнем советов, включающих и «Не рекомендуется отправляться самостоятельно в автомобильную экскурсию по острову ввиду плохого состояния дорог и недисциплинированных водителей».
За окном мелькали живописные картинки тропиков. Вот темнокожая женщина уселась с ребенком на руках на открытую веранду дощатого домика, а другие босоногие дети бегают по двору под теплыми струйками дождя. Странного вида горбатые коровы поодиночке возникают у поворотов. Под хлипкими навесами у перекрестков свисают связки бананов и какое-то темно-коричневое мясо, от одного вида которого начинает беспокоиться желудок. Голые до пояса подростки стайками проносятся на трескучих мопедах. А в самом центре поселков среди низких домов и лачуг непременно высятся монументальные соборы такого великолепия, что невольно закрадывается крамольная мысль: уж не обилием греха тамошних прихожан объясняются их столь щедрые пожертвования?
Городки сменились перелеском с группками низкорослых деревьев, потом начались непроходимые заросли кустарника по обе стороны дороги, и вдруг взору открылась восхитительная картина. Посреди необъятного изумрудного поля высились розовые коттеджи, крытые красной черепицей и обрамленные с противоположной стороны неправдоподобно голубым океаном.
- Сколько здесь принято выдавать чаевых горничным и официантам? - как и положено американцам за границей, первым делом поинтересовались мы.
- Ничего не принято, - пожала плечами красивая мулатка за регистрационной стойкой, явно застигнутая этим вопросом врасплох.
Точно так же был озадачен нашей непонятливостью светлокожий крепыш в прокатном пункте на пляже:
- Говорю вам, как есть, - и маски с ластами, и катамараны выдаются бесплатно.
- Ну уж уроки верховой езды или игры в теннис чего-то стоят, не так ли? - допытывались мы, приученные к наличию дополнительных оплат там, где вроде бы все уже включено.
- Бесплатно, - терпеливо пояснял дотошным туристам покладистый малый. Столь же дружелюбно были настроены и другие работники пансионата, которых здесь оказалось раза в три больше, чем необходимо, что объясняется избытком дешевой рабочей силы в этой стране. Правда, многие из них, кажется, вовсе не воспринимали свое присутствие здесь как труд. Два стройных, атлетичных юноши - Луис и Карлос - с утра развлекали пляжников то водной аэробикой, то игрой в волейбол, при этом сами веселились с неуклюжими туристами, как вырвавшиеся на переменку школьники.
Тихим теплым вечером отяжелевшие после ужина отдыхающие рассаживались у сцены летнего театра в предвкушении развлечений, и все те же Луис и Карлос с целой командой молодых танцоров и музыкантов устраивали маленький, но шумный карибский карнавал. И странное дело, те же примитивные мелодии, при звуке которых на улицах Нью-Йорка хочется немедленно закрыть окно машины, здесь вовсе не раздражали и звучали весело и к месту.
Многочисленные бары под открытым звездным небом работали вне всякого графика - пока последние выпивохи не сдадутся, что было непросто по причине дармовщины и великого разнообразия выпивки. У стойки бара, как нигде, остро проявляются национальные характеры. Земляки-американцы шумной компанией дули пиво, хотя бармены предлагали десятки рецептов интригующих коктейлей и приличный выбор европейских вин. Педантичные немцы организованно отчалили по домам ровно в полночь. А русскоговорящие бруклинцы парами бродили с пластиковыми стаканчиками в руках под пальмами у томно вздыхающего океана, старательно избегая случайных знакомств с такими же иммигрантами.
Очень хотелось досадить французам за их предательство западных интересов в иракской кампании, но они, как назло, не предоставляли удобного случая. Днем они сразу же после завтрака оккупировали дальнюю часть пляжа - мужчины в старомодных узких плавках, а женщины, как привыкли - с обнаженной грудью, - бесконечно обнимались и целовались, на полдня уплывали в открытый океан на байдарках или просто дремали на лежаках под беспощадным полуденным солнцем. А вечером они шумной разнаряженной компанией толпились у изгибающегося лагуной бассейна, пили шампанское и толкали друг друга в воду. О войне и политике никто не говорил.
Когда солнце поднималось в зенит и разомлевшие туристы отказывались следовать призывам Карлоса и Луиса разыгрывать очередное спортивное состязание за бутылку доминиканского рома в качестве главного приза, неугомонные затейники приволакивали на пляж грифельные доски и начинали уроки испанского. Однако очень скоро несравненно более образованные европейцы принимались исправлять своих «учителей», и под конец уроков обычно уже какой-либо полиглот обучал местных ребят правильному испанскому и еще какому-либо языку вдобавок. В этом и крылась разгадка наличия заученных фраз на нескольких языках, которыми щеголяли юноши, среди которых была и русская - «Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ».
В дальнем углу пансионата, там, где обрывалась полоса золотого песка, выстроились дощатые домики, в которых местные жители торговали сувенирами. Стоило лишь ступить на лужайку зеленой травы перед этим импровизированным «торговым центром», как торговцы бросались в атаку, наперебой уговаривая что-либо купить ошалевших от неожиданности туристов. Однако большинство из них помнили о презентованной еще в аэропорту брошюрке, в которой не рекомендовалось ничего покупать на пляже ввиду отсутствия каких-либо гарантий качества и свежести товара.
С заходом солнца торгаши уносили с собой коробки кубинских сигар, бутылки местного рома и янтарные изделия, в числе которых особое место занимает голубой янтарь, который добывается только в Доминиканской Республике. Картины, деревянные маски и другие крупные изделия оставались на ночь незапертыми. Во время утренней прогулки до завтрака можно было пронырнуть под цепочку, заменяющую двери, и подолгу бродить в самодеятельных «галереях». Все картины разделялись на две основные группы: библейские сценки с изображением Христа и святых с явно латиноамериканскими чертами и африканские мотивы, выполненные яркими красками и резкими мазками на грани гротеска. Этот популярный среди карибцев стиль впервые появился в Гаити и получил название «angry style».
Однажды на радость отдыхающим на пляже высадился многочисленный десант вызывающе красивых девчонок и мускулистых парней. Крайне возбужденный продюсер выкрикивал команды в мегафон истеричным голосом и метался между камерами: шли съемки «в натуре» молодежной передачи для какого-то испаноязычного телеканала. Похожий на Рикки Мартина ведущий представлял собой сгусток энергии и, как шаровая молния, кружил среди статистов, электризуя всех вокруг себя. Однако уже через день темпы съемок явно упали, ведущий все больше возлегал на песке рядом с молодыми туристками, девчонки с парнями разбрелись парами по коттеджам, и сдавшийся продюсер подолгу дремал в своем шезлонге с коктейлем в руке. А виноваты во всем пальмы, солнце, ласковый океан и счастливые физиономии пляжников.
В последний день на прощанье Луис попытался продать самопальные записи сальсы и другой карибской музыки. Встретив слабый интерес, он быстро позабыл о коммерции и принялся рассказывать о своей жизни в... Нью-Йорке:
- Время от времени я живу там у моей тетушки в Вашингтон Хайтс (разумеется, в Вашингтон Хайтс, где же еще!). Хороша страна Америка, но уж слишком беспокойная - всегда нужно куда-то спешить, планировать, не опаздывать, придерживаться каких-то правил и все продумывать наперед. Там вся жизнь расписана по графику.
Точное замечание. Не в этом ли кроется разгадка выбора большинством американцев для своего отпуска именно таких окраин цивилизации, где можно хотя бы на недельку погрузиться в иную форму человеческого бытия - жизнь без правил?