Прощай, хлорпирифос!

Америка
№105 (1236)

В ближайшие недели губернатор штата Нью-Йорк Эндрю Куомо подпишет законопроект, запрещающий в сельском хозяйстве использование пестицида под названием хлорпирифос (chlorpyrifos). Защитники экологии добивались этого запрета более 10 лет. Подпись Куомо на революционном документе должна ускорить главную мечту всех защитников природы и натурального продовольствия - запретить все используемые в США пестициды.

Хлорпирифос имеет очень интересную историю. За 55 лет существования он прошёл путь от инновационного и сверхпопулярного продукта, который вывел американское сельское хозяйство на совершенно иной уровень, до вреднейшей и опаснейшей субстанции, уничтожающей природу и здоровье человека.

Фермеры влюбились в хлорпирифос в начале 1960-х годов, когда в Америке процветал подпольный рынок удобрений и пестицидов. Тогда некоторые производители фруктов, овощей и злаков использовали до 20 различных химических субстанций, чтобы получить большой урожай. Поэтому никогда не верьте в мифы о том, что "раньше продукты были вкуснее". На протяжении всего 20-го столетия сельское хозяйство использовало опасные химикаты. К счастью, в США их действие на человеческий организм не было таким разрушительным как в СССР, где ни один урожай не собирался без тонн ядовитых примесей.

Хлорпирифос покорил сердца американских фермеров из-за своего свойства молниеносно убивать муравьёв, комаров, круглых червей и многих других насекомых. Фермеры даже закрыли глаза на главный недостаток пестицида - чудовищное зловоние, которое сравнимо было разве что с мочой скунса. Собаки и кошки надолго теряли обоняние, когда на них дул ветер с полей, обработанных хлорпирифосом.

Собранный в результате использования пестицида урожай фермерам приходилось тщательно мыть. Естественный запах тех же яблок порой блокировался остатками зловонного хлорпирифоса.

Агентство по защите окружающей среды (EPA) начало рассматривать вопрос о легализации пестицида в 1964 году. К тому времени он уже активно применялся на небольших фермах. Большие хозяйства его остерегались. Из-за огромных штрафов и постоянных визитов инспекторов Департамента сельского хозяйства (USDA) они были вынуждены подчиняться федеральным правилам.

EPA отказался разрешать продажи хлорпирифоса именно по причине чудовищного запаха. Перед лабораторными экспертами была поставлена задача сделать запах нейтральным или приятным для окружающих. Они поставленную задачу провалили, связав жуткую вонь пестицида с его главным свойством убивать насекомых даже глубоко под землёй.

В дело вступили лоббисты фермерских профсоюзов, и в 1965 году EPA всё-таки разрешило хлорпирифос. Подробное исследование о том, как пестицид воздействует на человека, решено было не проводить. Строгие ограничения на объём использования хлорпирифоса были сняты, поэтому фермеры сразу начали закупать его оптом и в большом количестве. Так можно было сэкономить до 80% розничной стоимости химиката.

Массовое использование хлорпирифоса совпало с усилившейся нелегальной иммиграцией из Мексики. Фермеры активно нанимали мексиканцев и платили им в 2-3 раза меньше, чем легальным жителям. Медицинское обслуживание работникам полей не предоставлялось, поэтому на протяжении десятилетий никто не видел связи между обмороками, отравлениями, аллергическими реакциями, лёгочными заболеваниями работников полей и повсеместным использованием хлорпирифоса.

В 1970-е годы в Америке было зафиксировано более 30 вспышек отравления пестицидом с количество пострадавших в каждом случае от 10 человек и больше. Однако ни разу дело не дошло до суда. Ни один пострадавший не получил компенсацию. Фермеры же закупили большое количество перчаток, а также масок, закрывающих рот и глаза. Если те же мексиканцы жаловались на проблемы со здоровьем, то их попросту увольняли.

Самый страшный удар хлорпирифос нанёс по детям, которые ещё в 1970-х годах работали в полях наравне с родителями. Как выяснится позднее, пары химиката тормозят мозговую активность несовершеннолетних. В американских полях выросло целое поколение детей, вдыхавших пестицид по несколько часов в день на протяжении долгих лет.

Также хлорпирифос провоцировал микроцефалию (голова и мозг никогда не достигают полного развития) у детей, родившихся у работниц-матерей. Об этом стало известно в конце 1990-х годов, однако химикат всё равно не запретили. Фермеры постоянно говорили, что запрет хлорпирифоса приведёт к резкому подорожанию фруктов, овощей и злаков. Если пестицид исчезнет, то насекомые съедят до 60% урожая в 50 штатах страны.

Первый федеральный проект закона о запрете хлорпирифоса появился в 2017 году. Трамп мог запретить ядовитый пестицид одним росчерком пера без согласования документа в Конгрессе. Президент сначала дал устное согласие это сделать, но потом отменил все встречи с лоббистами запрета. Очевидцы этих событий утверждают, что Трамп даже приблизительно не понимал специфику работы пестицидов. Своё незнание президент традиционно прикрыл агрессией и отказался вникать в историю хлорпирифоса.

Крах федерального регулирования заставил отдельные штаты восстанавливать справедливость самостоятельно. Гавайские острова с их большим количеством ферм с трудом, но всё-таки запретили пестицид с 2022 года. К этому времени эксперты по генной инженерии должны будут изменить генетический код ряда растений, чтобы они не привлекали насекомых.

В Калифорнии запрет на хлорпирифос вступит в 2020 году. Группа активистов планирует создать небольшой музей пестицида, где будет подробно рассказано и показано, как Америка ошибалась в отношении опасного химиката, и как работники полей страдали от химической субстанции.

Губернатор Куомо не горит желанием подписывать закон о запрете хлорпирифоса, так как за его спиной стоят тысячи фермеров, регулярно использующих пестицид. Однако экологическое лобби в штате Нью-Йорк сильнее, поэтому в ближайшем будущем ядовитая субстанция с отвратительным запахом всё-таки уйдёт в прошлое.

Евгений Новицкий