Негуманная изоляция

Америка
№54 (1185)

В Соединённых Штатах стартовала масштабная правозащитная кампания за отмену тюремных карцеров (solitary confinement), которые также известны как "горячая коробка" (the hot box), "дыра" (the hole) и "охладитель" (the cooler). В настоящее время в условиях solitary confinement находятся около 80 тысяч заключённых, включая женщин и несовершеннолетних.

Существует два взгляда на карцеры в исправительных учреждениях. С одной стороны, они являются единственным способом утихомирить и наказать неисправимых отморозков - убийц, насильников, членов бандитских группировок и т.п., которые периодически нарушают тюремные правила, убивают или пытаются убить охранников и/или других заключённых.

Просто так в "дыру" никто не попадает, хотя сами осужденные часто рассказывают обратное. В тюрьмах США творится страшное беззаконие. Надсмотрщики коррумпированы, возможности криминальных группировок безграничны и зачастую в карцер отправляются люди, которые могут пострадать от рук других заключённых, а не те, что представляют реальную опасность.

В Калифорнии, например, в "дыры" часто отправляются педофилы. Начальство тюрем боится, что другие зэки сделают из них инвалидов и растлитель будет до конца срока занимать дефицитную койку в тюремном госпитале. Кроме того, покалеченному извращенцу понадобятся лекарства и процедуры.

Так в 2006 году зэки калифорнийского Сан-Квентина (одна из самых страшных тюрем Америки) перерезали позвоночник насильнику детей. Теперь он лежит в госпитале парализованный и обходится налогоплательщикам более чем в миллион долларов ежегодно. Надсмотрщики жалеют, что не заперли его до конца жизни в "дыре", где бы он быстро сошёл с ума и умер.

С другой стороны, solitary confinement является самой настоящей пыткой. Человек находится в крохотной комнате без окон, где нет ничего кроме яркой лампы освещения, железной койки, туалета и раковины. Личные вещи запрещены. Покидать карцер нельзя. Звукоизоляция и запрет на контакт с кем-либо обязательны.

У нормальных людей в "дыре" быстро происходят физические и психологические изменения. Появляются зрительные и слуховые галлюцинации. Повышается чувствительность к шуму и собственным прикосновениям, а также неконтролируемые вспышки ярости и страха. Время искажается и проведённый в "дыре" час кажется днём или неделей.

Покончить с собой в solitary confinement пытаются девять из десяти заключённых. Однако расстаться с жизнью не так просто. Способ первый - перегрызть зубами вены. Способ второй - с разбегу удариться головой о что-либо.

Поскольку в каждом карцере установлена видеокамера, надсмотрщики на подобные акты суицида порой даже не реагируют. Кровь на ранах запекается. Удары головой оборачиваются потерей сознания и головной болью.

Полная изоляция и скудный рацион питания (еда, как правило, просовывается под дверь не чаще одного раза в день) дополняются постоянно горящим светом (иногда он настолько ярок, что во время сна не спасают даже закрывающие глаза руки) и неприятными температурными условиями - пронизывающим холодом или духотой (85-95 градусов по Фаренгейту).

В редких случаях обитатели карцеров получают возможность выходить из камеры на 50 минут в день или читать книжку. Большинство, как правило, находится в solitary confinement долгие месяцы или даже годы. Известны случаи, когда люди весь срок находились в "дырах" и освобождались в вегетативном состоянии.

Существует ли альтернатива карцерам?

Этот вопрос постоянно поднимается на правозащитных форумах и конференциях. Однако никто ещё не предложил новаторского решения. Если ослабить условия содержания в "дырах", то отморозки почувствуют свою победу. Они будут вести себя ещё наглее и чаще нарушать режим содержания. Только пыточные условия могут утихомирить тех же ублюдков из группировок вроде латиноамериканской MS-13.

Если вообще запретить solitaryconfinement, то надсмотрщики сразу превратятся в мучителей. Они начнут наказывать зэков физически. Карцеры, напомним, для того и создавались, чтобы снизить уровень зверства надсмотрщиков.

Если где-нибудь в России зэков подвешивают на дыбу, мучают током, бьют и насилуют чем попало, то в Соединённых Штатах действует "гуманный" принцип "закрой и забудь". Разъярённый охранник бросает нарушителя в "дыру" и выбрасывает из головы саму мысль о нем на недели, месяцы, годы.

Объективно довольно трудно сказать, что бы выбрал сам провинившийся зэк - избиение до полусмерти или год в карцере. Правозащитников мнение осужденных не интересует. Они считают, что, по сравнению в реальными пытками, "дыра" выглядит эстетически терпимо. Если нет острой физической боли, рек крови и прямого физического контакта между надсмотрщиком и заключённым, то происходящее нельзя назвать пыткой. 

Ситуация вокруг несовместимости пыточных карцеров и прав человека могла бы показаться тупиковой, если бы не одно обстоятельство. Фармацевтические гиганты уже давно пытаются проникнуть в сферу "преступлений и наказаний". Через многочисленных лоббистов они предлагают постепенно обезвреживать буйных и опасных преступников посредством специальных препаратов, которые превращают отморозков в "овощей".

Иными словами, медицина очень осторожно предлагает взять на вооружение нечто отдалённо напоминающее префронтальную лоботомию - хирургическую операцию, в ходе которой две спицы разрывают часть мозга и избавляют буйного человека от "душевной болезни". Именно эта (в своё время очень гуманная) процедура, напомним, в 1930-1940-е годы обезвреживала агрессивных психопатов и маньяков. Их отправляли из тюрем в лечебницы и превращали в "овощей".

Накачка неисправимых отморозков лекарствами как альтернатива карцерам пока рассматривается только в теории. Однако в длительной перспективе она может стать реальностью. психологи и психиатры научно доказали, что часть преступников будет представлять опасность для общества до конца своей жизни. Поэтому общество должно решать, что с ними делать. Смертная казнь предсказуемо уйдёт в прошлое как процедура негуманная. Однако карцеры останутся. Недовольство solitary confinement будет увеличиваться и в скором времени правозащитники увидят спасение в медицине. Путь от "дыры" до "вегетативной таблетки" будет пройден прогрессивным человечеством так же легко, как путь от электрического стула до смертельной инъекции. В конечном счёте, "гуманные" изобретения фармакологии отправят в прошлое и карцеры, и целые тюрьмы.

Вадим Дымарский