О тюремной медицине

Америка
№48 (1179)

Член Ассамблеи штата Нью-Йорк Ричард Готтфрид (демократ) анонсировал новый законопроект, позволяющий заключённым получать доступ к медицинским услугам. Причиной для написания билля стало независимое исследование о системе здравоохранения в тюрьмах Имперского штата. Оказалось, что уровень доступности нью-йоркских зэков даже к самым простым таблеткам и процедурам находится на уровне стран третьего мира.

"Большинство ньюйоркцев не испытывают симпатии к заключённым, - сказал Готтфрид. - Однако каждый из нас должен осознать, что осужденные - тоже люди. Они находятся под нашим контролем и у нас есть конституционное обязательство заботиться об их здоровье".

За пять последних лет эксперты выявили минимум 50 случаев, когда нью-йоркские зэки умирали в своих камерах из-за отсутствия простейшего лечения. При этом расходы на контрактных врачей и медицинские товары в исправительной системе (NYSDepartmentofCorrectionsandCommunitySupervision) выросли за это время более чем на 28%.

Согласно официальной статистике, за здоровьем зэков в штате Нью-Йорк в настоящее время следят 89 клинических врачей, 18 ассистентов докторов, 849 медсестёр (RN) и 28 практикующих медсестёр (NP). С теоретической точки зрения профессионалов достаточно. На практике же система тюремного здравоохранения превратилась в настоящий хаос.

Три главные проблемы выглядят следующим образом.

Во-первых, право заключённого на встречу с доктором определяют рядовые надсмотрщики. Большинство из них в 100 случаев из 100 уверены, что осужденные симулируют или сгущают краски. Надсмотрщики верят только в льющуюся из тела кровь или остановку дыхания на продолжительный срок. Как результат, зэки умирают от самых разных болезней - начиная с банального гриппа, поражающего людей с ослабленным иммунитетом, и заканчивая тяжёлыми формами рака.

Также широко распространены проблемы с зубами, перетекающие в тяжёлые болезни. Стоматология как таковая в тюрьмах Нью-Йорка отсутствует. Если посчастливится, то после месяцев ожидания зэку могут вырвать зуб или несколько. Естественно, без анестезии.

Во-вторых, врачи не могут лечить заключённых с психическими заболеваниями по тем же стандартам, что и людей на свободе. Например, осужденный страдает галлюцинациями и пребывает в состоянии постоянного дикого страха. В нормальной больнице ему бы назначили 14 - 16-дневную терапию в тихой одиночной палате. Однако в тюрьме такого человека бросают в переполненную камеру, где другие зэки "успокаивают" его с помощью физической силы.

Ситуация получается совершенно абсурдная. Деньги на психическое здоровье зэков выделяются, но с психикой у осужденных с каждым годом становится хуже. Одни сводят счёты с жизнью. Другие пытаются убить сокамерника. Третьи превращаются в психопатов и надолго попадают в карцера-одиночки (SpecialHousingUnit), где психика страдает еще больше и навсегда погружает человека в вегетативное состояние.

В-третьих, тюремная медицина коррумпирована не меньше, чем весь Департамент исправительных наказаний и комьюнити-надзора (DOCCS). Об этом неоднократно заявлял Департамент расследований (DOI).

Поскольку пребывание в тюремной больнице подразумевает усиленное качественное питание, облегчённый распорядок дня и больше воздуха на одного человека в палате, самые могущественные зэки неделями и даже месяцами "лечатся" в госпитале. Они не подкупают врачей напрямую, но взаимовыгодно сотрудничают с надсмотрщиками и тюремным начальством.

Получается, что в тюремные больницы чаще всего попадают жертвы разборок (колото-резаные раны, ожоги первой степени, открытые переломы и т. п.), а также совершенно здоровые влиятельные бандиты. Первые всеми силами пытаются выжить. Вторые - отдыхают от переполненных камер и наслаждаются жизнью.

Организации по защите прав заключённых надеются, что Ричард Готтфрид включит в свой законопроект пункт о легализации в тюрьмах витаминов, пищевых добавок, а также самых простых обезболивающих и противогриппозных препаратов. Проще говоря, каждый зэк должен иметь право на маленькую аптечку. Сегодня в ряде исправительных учреждений осужденные не могут получить даже кусок бинта или лейкопластыря.

Существует надежда, что Готтфрид добьётся максимальной прозрачности медицинской системы DOCCS, и допустит в тюрьмы инспекторов из Департамента здравоохранения штата (NYSDOH). В таком случае все желающие смогут узнать, куда именно уходят десятки миллионов долларов, выделяемые даже не на лечение, а на поддержание здоровья заключённых деньги.

В целом, ситуация с медициной в тюремных стенах выглядит невероятно мрачно. Свыше 50 тысяч человек находятся в камерах штатных тюрем, но только десятки из них могут рассчитывать на помощь врачей. Пока ситуация ухудшается, губернатор Куомо и мэр ДеБлазио с пафосом рассказывают о новых социальных программах, улучшении качества страховок Медикер и Медикейд, а также каких-то астрономических вливаниях в программы по интеграции бывших зэков в гражданское общество.

Проблемы зэков не интересуют нью-йоркских демократов по банальной и циничной причине: зэки не имеют права голосовать на выборах. Следовательно, их интересами можно пренебречь. Власть имущие даже не задумываются, что некоторые из них могут примерить тюремную робу и отправиться изучать тюремный мир изнутри. Именно так, например, произошло с членом нью-йоркского Сената Карлом Крюгером, который, согласно базе данных FederalBureauofPrisons(BOP),  освободился минувшим летом. Или бывшим членом Ассамблеи штата Шелдоном Силвером, который отправился отбывать 7-летнее наказание в июле 2018-го.  

Так или иначе, билль Ричарда Готтфрида, который, кстати, служит в Ассамблее штата больше 40 лет (то есть, дольше всех), не останется незамеченным в Олбани. Штатная легислатура намерена рассмотреть билль уже в январе 2019 года и после всех уточнений положить на подпись губернатору Куомо.

Вадим Дымарский