Америка без беженцев...

Америка
№29 (1160)

В 2017 году впервые за всю историю своего существования Соединённые Штаты приняли меньше беженцев (refugee), чем все остальные страны вместе взятые - 33 тысячи человек (остальной мир - 69 тысяч). Об этом говорится в новом докладе United Nations High Commissioner for Refugees (UNHCR). 

Таким образом, каждый американский штат принял, в среднем, всего 660 беженцев. Это в три раза меньше, чем в последний год правления Барака Обамы. 

Можно по-разному относиться к Трампу и республиканской партии, но сокращение беженцев категории "refugee" (то есть, получающих вид на жительство в США за границей) - здравый смысл, который в упор не видят демократы. Более того, отбор беженцев является невероятно циничной процедурой, тесно связанной с коррупцией, протекцией, субъективным анализом ситуации в проблемной стране и человеческим фактором. 

С одной стороны, приём "refugee" является демонстрацией доброты и благородства со стороны Соединённых Штатов. История каждого беженца - это слёзная история о страданиях и дискриминации, потере близких людей и ужасах войны.

С другой стороны, приём "refugee" уже давно превратился в прибыльный бизнес с огромным количеством посредников в виде некоммерческих и благотворительных организаций. Если посмотреть, сколько денег выделено на программы приёма беженцев, а потом поделить эту цифру на 33 тысячи человек, то получится, что каждый беженец обошёлся американским налогоплательщикам примерно в миллион долларов. 

Взять, к примеру, политику иммиграционных властей США в Южном Судане. Из-за войны, голода и нищеты свои дома покинули 2.4 млн. человек. 100% из них соответствуют критериям для получения вида на жительство в США через статус "refugee". Американские власти, однако, решили принять в 2017 году менее полутора тысяч суданцев. Спрашивается, как выбрать самых достойных беженцев из 2.4 млн. жителей Южного Судана, если инструкция для отбора "refugee" запрещает их дискриминировать по какому-либо признаку? 

В первую очередь статус получили люди, которые ждали его больше 15 - 20 лет. 

Этот факт выглядит крайне абсурдно. Суданец заявляет, что преследуется в родной стране и ежедневно рискует жизнью, а потом живёт и работает в этой самой стране на протяжении двух десятилетий. 

Возникает вопрос, если его жизни что-то угрожает, то почему бы ему не перебраться в более безопасную африканскую страну? Для суданцев открыт практически весь континент. 

Второй категорией "refugee" стали абсолютно здоровые беженцы. Поскольку смертельных болезней в стране огромное количество и ВИЧ/СПИД является далеко не редкостью, медицинские карты часто подделываются за небольшую взятку. Коррупция в Южном Судане процветает. 

Опека над исключительно здоровыми беженцами также вызывает большие вопросы. Спрашивается, почему власти США запрещают дискриминировать инвалидов внутри страны и так осторожно подходят к человеческому здоровью за границей? Тому же инвалиду-колясочнику из Южного Судана стать "refugee" практически нереально.   

Третья категория принимаемых беженцев - люди, которые просто понравились волонтёрам. Например, работник United Nations, трудящийся в лагере для беженцев, подружился с какой-нибудь семьёй и настаивает на грин-картах для всех её членов. В инструкции по отбору "refugee" про такое покровительство ничего не сказано, однако оно процветает. 

Таким образом, случайных людей среди нынешних "refugee" практически нет. Это люди с деньгами, неплохим английским и связями в деловых/властных кругах родной страны, и они хотят перебраться именно в Соединённые Штаты. Иными словами, беженцы немногим отличаются от других категорий иммигрантов. Они не бегут от нищеты, террора и голода. Они хотят легально жить в самой процветающей стране на земном шаре. 

Программа приёма "refugee" является самой несправедливой из всех видов получения грин-карты. Её правила слишком размыты, а рассмотрение заявлений не подчиняется каким-либо строгим инструкциям. При этом власти постоянно создают впечатление, что получить вид на жительство в США может любой беженец. На самом же деле получить "refugee" при Обаме было примерно в 100 раз сложнее, чем выиграть грин-карту, а при Трампе - в 300 раз сложнее. 

Кстати, розыгрыш грин-карт среди беженцев стал бы гораздо более справедливой формой приёма "refugee", чем существующие программы поддержки сирийцев, афганцев, иракцев и т. п., когда куча посредников между Госдепартаментом и беженцами получают квоты на мигрантов, а потом собираются выбрать самых выгодных "refugee", чтобы прославить свою организацию. Например, какую-нибудь мать-одиночку, которая потеряла в результате бомбёжек всех родственников и осталась одна с маленькими детьми. В США она будет давать многочисленные интервью и прославлять своих спасителей. 

Если республиканцы примут решение еще больше сократить приём "refugee", то поступят абсолютно правильно. Такие беженцы имеют мало общего с беженцами категории "asylum". Последние переходят под покровом ночи границу с Мексикой, добираются до берега Флориды на разваливающихся лодках с Кубы и Гаити. Эти люди демонстрируют мужество, стойкость и желание получить грин-карту на американской территории через интервью и судебные слушания. Они не ждут, когда грин-карту им "принесут" в палаточный лагерь для беженцев где-нибудь в Сирии или Афганистане. 

Настоящие беженцы всегда отличались готовностью поставить на карту абсолютно всё (включая собственные жизни) и любыми путями добраться до Соединённых Штатов, чтобы отдаться американскому правосудию, которое, как гласит надпись на Статуе Свободы, открывает двери для "Всех жаждущих вздохнуть свободно, брошенных в нужде, Из тесных берегов гонимых, бедных и сирот...".