Исламская бомба No. 2?

Ближний Восток
№16 (366)

Сомнения в обоснованности доводов, связанных с иракской войной, приходят на ум, когда наблюдаешь за развитием ситуации с созданием оружия массового поражения и поддержкой международного терроризма со стороны Ирана. Да, администрация Буша занесла Тегеран в список стран, составляющих так называемую «ось зла». Однако о планах войны с Ираном в Вашингтоне что-то не слышно. По крайней мере, на официальном уровне. Главный же вдохновитель этой идеи, бывший главный советник министра обороны Доналда Рамсфелда Ричард Перл, совсем недавно ушел в отставку, тем самым серьезно ослабив группировку в администрации Буша, настаивающую на необходимости после Ирака тут же, не мешкая, разобраться и с Тегераном.
С настойчивостью Перла в отношении войны с Ираном можно не соглашаться, но нельзя не признать, что это государство, если следовать «доктрине Буша», представляет сегодня куда большую угрозу для безопасности Соединенных Штатов, уже не говоря об Израиле, чем Багдад. Если следовать, повторяю, логике «доктрины Буша».
Напомним, что в 90-е годы прошлого столетия все внимание американской и израильской разведок было сосредоточено на возводимом с помощью российских специалистов в районе иранского портового города Бушера ядерного реактора. Администрация экс-президента Билла Клинтона подвергала правительство Бориса Ельцина сверхдавлению (испытывая, в свою очередь, мощное давление как от левых, так и от правых правительств Израиля), требуя от него сворачивания работ в Бушере. Российские компании, участники проекта, подвергались жестким санкциям. И не только российские: украинским, и китайским, также угрожали различными наказаниями. В Вашингтоне и Иерусалиме опасались, что из производимого в Бушере плутония иранцы уже в ближайшем будущем смогут создавать атомные бомбы. Опасались, кстати, совсем не напрасно. Несмотря на заявления иранских атомщиков, что бушерский объект - это предприятие, созданное исключительно для мирных целей, никто в это серьезно не верил. Иранцы в том числе. Не верили и в Израиле, однако не решались сделать с бушерским объектом то же самое, что с иракским реактором в Озираке в 1981 году, сравняв последний с землей.
Но давайте предположим, что иранцы говорили истинную правду, и реактор в Бушере нужен их стране для производства мирного атома в рамках местной энергетической программы. При этом абстрагируемся от известного факта, что Иран - это не Япония с ее скудными природными богатствами, что он в отличие от Страны восходящего солнца имеет наравне с Саудовской Аравией, Ираком, Россией богатейшие запасы нефти и природного газа. Которых вполне достаточно для десятков крупных электростанций.
Итак, мы «согласились», что Бушер - мирный объект. Однако является ли таковым другой строящийся ядерный центр Ирана, расположенный в центре страны, в городе Нэтанз, о котором упоминают сегодня, например, «Вашингтон пост» и журнал «Джерузалем рипорт»?
Самое удивительное, читатель, что о ядерной фабрике в Нэтанзе сначала ЦРУ, а затем и Мосад узнали, по их же собственному признанию, всего 7 месяцев назад. Пока спецслужбы протирали глаза, 160 центрифуг оказались уже полностью смонтированными. По признанию экспертов из администрации Буша, они в любой момент могут быть запущены. Начав производить теперь уже не из плутония, а из урана ядерное топливо, которое еще легче использовать для создания иранской атомной бомбы, чем из сырья, используемого в Бушере.
160 центрифуг - это лишь начало. Сейчас, отмечает «Вашингтон пост», рабочие заняты монтажом еще одной тысячи единиц, а всего объект в Нэтанзе рассчитан на пять тысяч. Если работы не прервутся, то уже в 2005 году Иран сможет производить по несколько атомных зарядов в год, предупреждают специалисты. Немного, но вполне достаточно, чтобы еще одна страна попала в список ядерных стран. А в Тегеране с большой помпой объявили о создании второй исламской атомной бомбы.
Полная неосведомленность Вашингтона о строительстве в Нэтанзе заставляет засомневаться в утверждениях Белого дома, что у него имеется чуть ли не 100-процентная информация о наличии у Ирака оружия массового поражения. В том числе и ядерного. Объекты по производству сырья для атомных бомб утаить довольно сложно, и то, что инспекторы их не обнаружили, наводит на мысль, что таковых у Саддама попросту нет. Продолжающаяся военная кампания в Ираке, переход большей части страны в руки войск коалиции, также не дал нам фактов в пользу обвинений Багдада в продолжении работ по созданию ядерного оружия. Другое дело - Иран.
Между прочим, первую информацию о строительстве ядерного объекта в Нэтанзе Белый дом получил не от ЦРУ, а от оппозиционной Тегерану антиправительственной группировки «Национальный совет сопротивления Ирана» (НССИ), которая, согласно списку подрывных организаций Государственного департамента, является филиалом международной террористической организации «Муджахеддин Хальк». Это, впрочем, не мешало членам НССИ поддерживать контакты с американскими спецслужбами, действуя по принципу «враг моего врага - мне друг», передавая Вашингтону ценную информацию о шагах Тегерана в области создания оружия массового поражения.
«Официальные лица администрации Буша, - отмечает «Вашингтон пост», - подтвердили, что большинство передаваемых НССИ сведений достоверны.
Широкомасштабные усилия Ирана обзавестись ядерным оружием ставят в неудобное положение не только его самого, но и США. Очевидно, что сравнительно с Ираком исламский режим Ирана представляет для Вашингтона куда более грозную опасность. И в плане поддержки международного терроризма, и в плане распространения оружия массового поражения.
В отличие от Багдада Тегеран не был обескровлен санкциями, на протяжении 90-х годов прошлого столетия наращивая свою военную мощь. Лжет Саддам или нет, но сегодня уже очевидно, что он не обладает средствами доставки оружия массового поражения. Другое дело, Иран, у которого в арсенале имеется значительное количество баллистических ракет среднего радиуса действия, заводы по их производству наращивают свои мощности. По данным ЦРУ, Иран уже обладает химическим и бактериологическим оружием.
В своем выступлении на CNN 9 марта госсекретарь Колин Пауэлл признал, что Иран продвинулся очень далеко в своей программе создания ядерного оружия. Подтверждением этого как нельзя лучше служит объект в Нэтанзе. А что иранцы, согласны с тем, в чем их подозревают?
«Все, в чем нас обвиняют, не соответствует истине, - заявил, выступая перед членами ооновского Международного агентства по атомной энергии, президент Ирана Мохаммед Хатами, - наша ядерная программа носит исключительно мирный характер. Нам просто требуются новые источники энергии».
Для чего они стране, богатой минеральными ресурсами, Хатами уточнять не стал.
Уличить Иран в нарушении международных договоров очень непросто. Страна присоединилась к договору о нераспространении ядерного оружия и, по крайней мере, на бумаге выполняет все требования Международного агентства по атомной энергии, что позволяет ей сооружать мирные ядерные объекты. Даже отказ допустить инспекторов агентства в Нэтанз не явится основанием для наказания Тегерана. Ведь, по словам Хатами, на этом предприятии обогащенный уран не производится. Впрочем, он заметил, что, если международное сообщество будет очень настаивать, тогда милости просим, нам, дескать, скрывать нечего.
«Иранцам доверять нельзя, - говорит бывший сотрудник Пентагона, занимавший в министерстве обороны высокий пост при Буше-старшем, Генри Сокольски, - вроде бы они действуют по правилам, а завтра, гляди, уже вошли в число государств, обладающих ядерным оружием.
«Видимая открытость Тегерана дает ему немало преимуществ, - согласен с Сокольски Дэвид Олбрайт, президент Institute for Science and International Security, - с одной стороны, она позволяет избежать утверждений со стороны США и других стран, что в цехах предприятия в Нэтанзе будет производиться обогащенный уран. С другой - дает возможность двигаться в этом направлении, прикрываясь фиговым листком готовности сотрудничать с международными контролирующими органами».
По мнению многих экспертов, иранская ядерная программа, инициированная в середине 80-х годов прошлого столетия, уже находится на завершающей стадии. Нужно всего ничего - обогащенный уран. Производство которого, заметим, является нарушением договора о нераспространении ядерного оружия, к которому Тегеран, напомним, присоединился.
Намерения Ирана обзавестись ядерным оружием - очевидный факт, как бы не отрицали его руководители этого государства. Да, к производству обогащенного урана иранские атомщики, возможно, еще не приступили, но ведь центрифуги, которые они монтируют в Нэтанзе тоже не с неба свалились. Проектировались они, по данным западных спецслужб, при участии пакистанских специалистов - первых, как известно, создавших ядерное оружие в исламской стране. Впрочем, обвинить сегодня последних в помощи братьям-мусульманам из Ирана очень непросто. Иранские атомщики произвели необходимые модификации центрифуг, дабы надежно скрыть от будущих инспекций источник поступления оборудования.
Помощь Тегерану в осуществлении его ядерной программы оказывал не только Пакистан, но и такие продвинутые в области создания ядерного оружия страны, как Китай и Северная Корея. Согласно сведениям, добытым иранской оппозицией, в течение последних двух лет иранские официальные лица частенько наведывались в эти страны с просьбой оказать им помощь в производстве обогащенного урана.
Иран, член бушевской «оси зла», одной ногой уже в группе ядерных держав, в Ираке же ничего не нашли. Однако бомбят почему-то Багдад...