«Несуны» - они и в Америке «несуны»

Будни Большого Яблока
№7 (357)

Многие из нас даже не подозревают, что и в благополучной Америке мелкие, а порой и очень даже крупные хищения с родного предприятия не менее распространены, чем в почившем в бозе СССР, а теперь и в странах СНГ. О том, что нечистых на руку граждан в США хоть отбавляй, говорит статистика поимки воров в универмагах и универсамах. Среди них нередко можно встретить весьма почтенных и состоятельных особ.[!] Но речь сегодня не о них, а о т.н. «несунах». А «несуны» и в Америке «несуны». В этой заметке речь пойдет о хищениях из госпиталей. Конкретно, из нью-йоркских. Оказывается, тащат из них все, что под руку попадется. От шприцев, резиновых перчаток, стульев, продуктов питания до компьютеров и медицинского оборудования. Убытки исчисляются миллионами. Ведь только из 6 государственных госпиталей Большого Яблока (всего их 11): Woodhull Hospital, Metropolitan Hospital, Coney Island Hospital, Harlem Hospital, Queens Hospital и Lincoln Hospital работники этих медицинских учреждений за два года, с 1998 по 2000 год, вынесли имущества более чем на 400 тысяч долларов. «Среди сотрудников больниц встречаются люди, - посетовал на страницах «Нью-Йорк пост» офицер госпитальной полиции, занимавшийся расследованием ряда инцидентов, - которые приходят на работу с пустыми сумками, домой уходят с полными».
И что же делают с расхитителями капиталистической собственности: отправляют в «холодную», клеймят позором на товарищеских судах? Ни то ни другое. По словам полицейских, несущих охрану в госпиталях, под суд местных «Альхенов" не отдают. По одной простой причине: администрации не хочется выносить сор из избы. Впрочем, понятно почему. Из данных, оказавшихся в распоряжении «Нью-Йорк пост», следует, что среди «несунов» можно видеть не только сотрудников рангом пониже, но и супервайзеров, и докторов. И даже самих полицейских. Что уж тут говорить о суровости наказаний, если начальство позволяет себе взять то, что плохо лежит. А ведь все, что плохо лежит, было приобретено государственными госпиталями на деньги налогоплательщика, который своими долларами и субсидирует общественные больницы.
По словам представителей госпитальной полиции, которые просили не называть их имен и фамилий, нежелание администрации сурово наказывать "несунов", порождает чувство безнаказанности.
Куда же девают «несуны» вынесенные за пределы госпиталей украденные вещи? Разную мелочь, то бишь: резиновые перчатки, полотенца, простыни, фруктовые напитки сбываются в кафе и магазины. Медицинское оборудование, таково подозрение полицейских, выносится за проходную, скорее всего, врачами, проходящими в госпиталях практику. Зачем оно им? А для своего будущего офиса. М-да, очень "разумное" решение собственных материальных проблем. Пропадают и деньги: из кассовых аппаратов, сейфов и карманов пациентов. У читателя может возникнуть вопрос: куда же охрана смотрит? А что мы можем сделать, защищаются полицейские, если нас остается в госпиталях все меньше и меньше? За десять лет число сотрудников госпитальной полиции сократилось в полтора раза. А тем, кто остался, приходится трудиться «за двоих» плюс сверхурочные. «Несунам», говорят полицейские, совсем не обязательно рисковать, идя через проходную. Заказанные администрацией компьютеры, мебель и другие товары нередко разгружаются где попало, становясь легкой добычей воров. Намерены ли в Health and Hospital Corporation обратить внимание на свои собственные упущения и ужесточить меры против «несунов»? Надо бы, ведь госпитали постоянно жалуются на нехватку средств, «не замечая» при этом пропажи собственного имущества, в том числе и медицинского, на миллионы долларов...