Китайцы и евреи

Земля обетованная
№5 (355)

В советские времена популярны были анекдоты, начинавшиеся обычно так: «Встречается еврей с китайцем...» или «Что общего между китайцем и евреем?»
Уже сами предположения о возможности таких ситуаций вызывали смех. Но дело в том, что эти еврейские анекдоты, обычно придуманные самими евреями, были не слишком далеки от действительности. Евреи и китайцы много веков назад встретились на Великом шелковом пути.[!]
Как китайские, так и западные исследователи сообщают, что евреи попали в Китай через Иран и Индию и обосновались в городах южной провинции Хунань.
Согласно одной из легенд они привезли с собой семена хлопка, за что получили возможность исповедовать свою религию. Им было разрешено обрабатывать землю и служить в армии. Многие стали крупными чиновниками и военачальниками.
История евреев в Китае свидетельствует о том, что существование, в условиях сильного влияния доминирующей культуры, в отрыве от других очагов рассеяния привело их к полной ассимиляции, потере своих исторических и религиозных корней. Но немало китайцев продолжают считать себя потомками тех евреев, и время от времени появляются исследования о том, что кое-кто из руководителей коммунистического Китая имели еврейских предков.
И через много веков, уже после создания государства Израиль, начался новый этап взаимоотношений между двумя древнейшими народами – дипломатических, экономических и культурных связей. Во время холодной войны о каких-либо нормальных отношениях с этими государствами не могло быть и речи, так как Москва и Пекин полностью поддерживали арабские режимы. Однако ситуация стала изменяться в связи с конфронтацией между «братскими социалистическими странами». С начала 70-х годов началась нормализация отношений между США и Китаем, Вашингтон стал экспортировать современное оружие в Китай, рассматривая эту коммунистическую страну как возможного партнера по борьбе с главной «империей зла»- Советским Союзом. Израильские руководители довольно гибко использовали новую ситуацию и с конца 70-х годов стали продавать военную технологию и оружие Китаю, в том числе усовершенствованные танки, артиллерийские системы и авиационные компоненты.
Китай представлял интерес для Израиля прежде всего как потенциальный рынок для военной технологии, особенно в период резкого обострения конкуренции в этой области. Израильские фирмы, производящие вооружение для долгосрочной обороны страны, были заинтересованы в продаже военной технологии Китаю, чтобы оставаться на плаву. Имелась еще одна важная причина, побуждавшая Израиль продавать оружие Китаю. Тесные отношения в военной области между Китаем и Израилем привели к определенному изменению китайской политики в отношении арабских стран. И так как мощь и влияние Китая на мировой арене возрастали, для Израиля было чрезвычайно важно, чтобы Пекин не вернулся к прежнему проарабскому курсу.
Сотрудничество Китая и Израиля развивалось не только в военной области. Премьер-министр Израиля Ицхак Рабин во время своего визита в Китай в октябре 1993 г. предложил построить показательную ферму, которая знакомила бы китайских крестьян с достижениями как китайцев, так и израильтян в сельском хозяйстве. Такая ферма была создана вблизи Пекина, и специалисты из различных районов Китая приезжают туда для ознакомления с последними достижениями в этой области. Израиль становился все более важным экспортером для Китая в таких областях, как сельское хозяйство, коммуникации, защита окружающей среды.
Важной вехой в развитии отношений между Китаем и Израилем явился визит в Израиль президента Китая Цзян Дзэмина в апреле 2000-го. Китайский лидер надеялся, что сотрудничество с Израилем будет сдерживать доминирующие позиции США на Ближнем Востоке.
Определенное улучшение американо-китайских отношений, связанное в первую очередь с совместной борьбой с терроризмом, дало возможность Израилю активизировать поставки военной технологии в Китай. Однако «медовый месяц» дружбы между Вашингтоном и Пекином продолжался недолго. Сегодня американскую политику делает команда, рассматривающая превращение Китая в новую супердержаву, как вызов США в XXI веке. И без того не простая ситуация осложняется опасениями Вашингтона, что экспорт новой военной израильской технологии будет способствовать намерению Пекина добиться присоединения Тайваня, в том числе и военным путем.
Требования к Израилю прекратить продажу военной технологии Китаю были выражены в такой ультимативной форме, что израильские лидеры не могли не принять их. Союз с США продолжает оставаться для Израиля основной гарантией безопасности, особенно в условиях продолжающейся интифады и приближения войны с Ираком. В Израиле также не хотят, чтобы американская общественность рассматривала еврейское государство в качестве важного источника военной технологии для коммунистического Китая.
Отмена частично оплаченных военных поставок в Китай будет иметь негативные последствия для Израиля. Это, прежде всего, потеря чрезвычайно выгодного рынка. Военный экспорт в Китай принес Израилю за последние десять лет более четырех миллиардов долларов, это довольно ощутимый приварок к переживающей кризис израильской экономике. Расторжение военных контрактов побудит Пекин занимать более проарабскую позицию. Многие израильтяне придерживаются мнения, что жесткая политика Вашингтона в этой области в немалой степени объясняется давлением американских компаний, заинтересованных занять место Израиля на китайском рынке военной технологии.
Реакция Пекина на последние решения Израиля не заставила себя долго ждать. Китайское руководство в большей степени стало поддерживать палестинцев и выступать с более проарабских позиций в Совете Безопасности. Причем этот новой крен в китайской политике проявляется в самых неожиданных областях. Так, во время пребывания президента Цзяна в Израиле была достигнута договоренность о проведении в прошлом году выставки, посвященной Альберту Эйнштейну. И уже перед самым открытием выставки министр культуры КНР потребовал убрать все упоминания о том, что этот великий ученый был одним из основателей еврейского государства и ему был предложен пост первого президента Израиля. Это требование китайских властей вызвало шок мировой общественности. По мнению иностранных журналистов, живущих в Пекине, рассматривать этот инцидент как проявление антисемитизма вряд ли правомерно. Китайские власти вполне терпимо относятся к проживающим в стране евреям. Губернатор Шанхая недавно разрешил открытие Еврейского религиозного центра и расширение местной синагоги. Реальные причины этого демарша китайских властей, как заявил чиновник министерства культуры, заключаются в том, что отношения между Китаем и Израилем настолько испортились, что Пекин просто ищет повод, чтобы отменить выставку. Это своего рода сигнал арабским странам, что они могут рассчитывать на благожелательное отношение Китая в их конфликте с Израилем.
Израиль стал заложником борьбы между двумя великими державами. Разрыв военных контрактов с Китаем - это плата Израиля за союз с США. В последние годы стало модным трудности, переживаемые Израилем, списывать на антисемитизм, будь то европейских стран, международных организаций и даже государственного секретаря США.
Как свидетельствует драматический характер китайско-израильских отношений, роль Израиля на международной арене зависит от целого ряда не менее важных факторов: геополитических игр крупных держав, их национальных и экономических интересов. Советские анекдоты о встрече китайцев и евреев оказались пророческими. Однако жесткие реалии ХХI века говорят о том, что потребуется немало усилий с обеих сторон для изменения международной обстановки, чтобы восстановить доверие между этими двумя самыми древними народами.