"Игрушки"

Будни Большого Яблока
№3 (353)

В нью-йоркском горсовете обсуждается законопроект, который, если он будет принят, полностью запретит продажу в городских магазинах игрушечных пистолетов и револьверов. Идея вызвала ожидаемую критику со стороны производителей.
Нельзя не признать тот факт, что Большое Яблоко является одним из лидеров по числу фатальных случаев, вызванных использованием игрушечного оружия в преступных целях. В минувший четверг, 2 января, очередной жертвой стал 17-летний Аллен Ньюсом, приставивший к голове переодетого под доставщика пиццы детектива свой BB gun. Попытка ограбления закончилась для парня трагически - он был застрелен на месте.
Нью-Йорк отнюдь не пионер в принятии законов, ограничивающих использование ненастоящего оружия. В Балтиморе уже действует положение, запрещающее продажу т.н. BB gun подросткам. В Чикаго рассматривается билль, запрещающий продавать игрушечные пистолеты, стреляющие шариками. Магазины сети Wal-Mart приняли недавно решение запретить продажу ружей-«воздушек» подросткам до 18 лет. Власти техасского города Кэрлтон наложили запрет на продажу точных копий боевого оружия.
Но дальше всех пошли в Нью-Йорке.
«Мы понимаем, что невозможно полностью убрать оружие с улиц города, - заявил в интервью газете «Крисчен сайнс монитор» депутат горсовета Ал Вэн, соавтор законопроекта, - но нужно сделать это хотя бы в отношении игрушечных пистолетов. Их ведь зачастую не отличишь от настоящих...»
По имеющимся на сегодняшний день данным Bureau of Justice Statistics, с 1985 по 1989 год полицейскими было конфисковано в различных штатах во время задержания преступников 31650 игрушечных пистолетов и револьверов. В 1987 году только в Нью-Йорке у уголовных элементов было изъято 1400 опасных «игрушек», на 80 процентов больше, чем в 1985 году. Хотя свежих данных на этот счет нет, можно с уверенностью сказать, что применение «копий» боевого оружия находит сегодня еще более широкое применение, чем в 80-е.
В 1998 году в Нью-Йорке был принят закон, который запрещал продажу игрушечных пистолетов, если они не имели яркой окраски или не были изготовлены из прозрачных материалов. Но эти меры не могли привести к успеху, говорят сегодня критики старого билля, ведь пистолет можно легко перекрасить. Некоторые крупные магазины по продаже игрушек с 1994 года перестали продавать точные копии оружия, но в том же Нью-Йорке немало магазинов помельче, которые решили не убирать их с прилавка. Спрос-то на них серьезный.
Под новый нью-йоркский закон подпадают не только пистолеты-игрушки, но и копии-имитаторы боевых стволов: «воздушки», BB guns, пистолеты, стреляющие шариками.
Производители, понятное дело, протестуют, кивая на федеральный закон. Он запрещает продажу игрушек и копий, если затвор не имеет оранжевой окраски или дизайн «оружия» не одобрен министерством торговли.
«Мы не против ужесточения федерального закона, - заявил Том Конли, президент Toy Industry Association, - но если игрушечный пистолет не является точной копией настоящего, его незачем полностью снимать с рынка, как хотят сделать нью-йоркские законодатели».
Но дело ведь не только в том, как выглядит пистолет, возражает Фариде Киомех, основатель калифорнийской организации Anti-Violence Campaign. Плохо уже то, что мы с раннего детства приучаем детей к оружию, пусть и игрушечному. Миссис Киомех инициировала программу Replacing Violence With Art, призывая детей и подростков отказаться от своего игрушечного оружия и сдать его в ее организацию. Чудачество? Как сказать, ведь удалось собрать уже до 20 тысяч игрушечных пистолетов и револьверов.
«Мы не имеем права культивировать любовь к оружию у наших детей, - говорит соавтор Вэна, депутат нью-йоркского горсовета Дэвид Веприн, - это может иметь для них очень печальные последствия».
Артур Вишневский


вооружен и опасен

В последние годы фатальных случаев после применения полицейскими их табельного оружия случалось все меньше и меньше. В прошлом и позапрошлом годах, например, их было немногим более дюжины. Эксперты предсказывали, что эта тенденция сохранится и в нынешнем году. Однако уже первая неделя января заставила нас серьезно усомниться в таком прогнозе. Четыре человека были застрелены полицейскими всего за несколько дней: один в Манхэттене, трое в Бруклине. Манхэттенская и бруклинская прокуратуры начали расследование трагедий.
Комиссар полиции Раймонд Келли заявил, что, согласно предварительным выводам, в трех случаях из четырех его сотрудники действовали правильно, защищая свою жизнь. И лишь при преследовании Джона Лагатуты, рецидивиста, промышлявшего угоном автомобилей, произошел несчастный случай.
Депутат горсовета Чарльз Баррон совместно с Шарптоном инициировали создание специального комитета, который будет наблюдать за ходом расследования. Поможет им в этом ветеран полиции с 20-летним стажем Келвин Александр.
Если вспомнить трагические инциденты с Амаду Диало и Патриком Дорисмондом, то надо признать, что нью-йоркская полиция действительно не всегда оказывалась на высоте, слишком уж поспешно применяя оружие. Однако в нынешней ситуации три застреленные жертвы, исключая Лагатуту, были вооружены. Правда, Алан Ньюсам имел при себе не настоящий пистолет, а его копию. Согласимся, господа, что у переодетого детектива, на которого 17-летний наставил свою «игрушку», времени на разбирательства не было.
У критиков полиции есть еще один аргумент, связанный с гибелью 19-летнего Джамала Никсона. Свои две пули он получил в спину, однако застрелен Никсон был с оружием в руках, и, по свидетельству одного из очевидцев, убегая от полиции, отстреливался.
Симптоматично, что объединение нью-йоркских полицейских афроамериканцев – 100 Blacks in Law Enforcement Who Care, – доводы Шарптона и Баррона отвергло. Глава организации, лейтенант Эрик Адамс, заявил, что, по мнению очевидцев, его коллеги вынуждены были применить оружие.
«Прежде чем критиковать полицию, - отметил он, - пусть каждый спросит себя: желает ли он, вернуться в ту обстановку, которая царила на улицах Нью-Йорка в 80-е годы. Давайте освежим свою память и вспомним, сколько невинных людей стали жертвами насилия, будучи застрелены преступниками!».
Баррон считает иначе, усматривая в действиях полиции очередное проявление расизма. Однако сравнивать Амаду Диало, действительно невинно убиенного иммигранта, с вооруженными преступниками, мягко говоря, неэтично. Жаль, что для таких людей, как Шарптон и Баррон, возможность извлечь политический капитал куда важнее, чем память об их погибшем соплеменнике...