Неразрешимая проблема

Америка
№25 (1000)
Согласно обновлённым данным Национального института здоровья (National Institute of Health), более двух миллионов американцев находятся в сильной психологической и физической зависимости от рецептурных наркотических препаратов гидрокодон (викодин), гидроморфон (дилаудид), мепередин (демерол), метадон (долофин), морфин (роксанол), оксикодон (оксиконтин, перкосет) и оксиморфон (опана). Семь этих популярных болеутоляющих уносят жизни 46 человек в сутки и в будущем эта ужасающая статистика будет только ухудшаться. 
 
Исследователи признают, что наркоманом в Соединённых Штатах может стать абсолютно любой человек. В случае с рецептурными препаратами это происходит, как правило, после тяжёлой жизненной трагедии. 
 
Так, 21-летний Скотт Д. из Северной Каролины сильно травмировал позвоночник во время столкновения на баскетбольной площадке. Операция не смогла заглушить сильные боли и доктор выписал ему болеутоляющее, которое Скотт принимал в течение 19 месяцев. 
 
«Из сильного и целеустремлённого парня, который начинал каждое утро с 5-мильной пробежки, он превратился в ленивого и озлобленного на весь мир наркомана, - рассказывает одноклассник Скотта. – Он встал на путь саморазрушения и врачи полностью одобряли этот путь, выписывая всё новые рецепты и повышая дозировку таблеток». 
В другом случае 40-летняя жительница Техаса Мэри Т. не смогла выйти из депрессии, связанной с потерей ребёнка, и обратилась за помощью к доктору. Последний не раздумывая выписал ей гидрокодон. Женщина умерла от передозировки спустя два месяца с момента первого применения опиоида.  
 
63-летний Кристофер Н. из Джорджии стал наркоманом из-за болей в суставах. После нескольких процедур врачи не смогли определить причину болезни и дали пациенту “проверенное” средство – таблетки, снимающие боль. 
Кристофер, копивший всю жизнь на достойную старость и мечтавший о беззаботной жизни, начал стремительно деградировать. Дети и внуки отмечали его равнодушие ко всему происходящему. Он мало говорил и постоянно пребывал в состоянии эйфории. Оборвалась жизнь жителя Джорджии внезапно: под действием таблеток он вышел на проезжую часть и был насмерть сбит автомобилем. 
 
Скотт, Мэри и Кристофер пострадали не по вине докторов, а по вине фармацевтических гигантов, зарабатывающих ежегодно триллионы долларов на продаже болеутоляющих. Остановить таблеточные корпорации не может никто – ни федеральная прокуратура, ни президент США, ни Верховный суд. Даже если вина производителей пилюль доказывается в суде, корпорация всегда отделывается многомиллионным штрафом (они всегда оспариваются через апелляции). Длятся такие судебные дела по 8 – 10 лет, а то и дольше. 
 
Фармацевтические гиганты начали «подсаживать» американцев на обезболивающее в 2002 году и за 10 последующих лет количество выписываемых рецептов на опиоиды увеличилось со 150 млн. до 210 млн. Иными словами, в 2011 году двое из трёх жителей Соединённых Штатов употребляли гидрокодон, гидроморфон или схожие лекарства. Страна с населением 315 млн. поглотила 56% всех мировых запасов наркотических таблеток. 
 
Здесь начинается самое интересное. 
 
В 2011 году многие города и штаты запустили масштабные программы по борьбе с нелегальным распространением сильнодействующих таблеток (в Нью-Йорке её инициировал генеральный прокурор Эрик Шнайдерман). Торговцев лекарствами начали задерживать и бросать за решётку. Сотни докторов, вступивших в заговор с уличными наркоторговцами, лишились лицензий. 
 
Таблеток на чёрном рынке стало не хватать, а спрос, как известно, порождает предложение. В считанные месяцы мексиканские картели перестроили лаборатории по производству метамфетамина в героиновые фабрики, а плантации марихуаны засадили маком. Как следствие, в Соединённые Штаты хлынул чистейший и очень дешёвый героин, ставший альтернативой семи вышеупомянутым фармацевтическим препаратам. 
 
2012-й год стал переломным в плане наркотического одурманивания населения Америки. Впервые за десять лет снизилось количество рецептов на сильнодействующие таблетки и впервые за десять лет численность героиновых наркоманов перевалила за рекордную отметку в 750 тысяч человек. В 2013 – 2014 годах тенденция продолжилась. В настоящее время 75% употребляющих героин – это бывшие получатели рецептурных лекарств. 
 
В начале этого года фармацевтические гиганты осознали, что потихоньку сдают позиции мексиканским картелям. Прибыли последних увеличиваются, а доход таблеточных корпораций стоит на месте. Им потребовался срочный план по возвращению населения в оксиморфоновую, оксикодоновую, морфиновую или любую другую рецептурную зависимость. 
Производители пилюль при поддержке Департамента здравоохранения (DOH) и Центра по контролю и профилактике заболеваний (CDC) запустили национальную антигероиновую кампанию, главным аргументом в которой стали опасные инфекционные болезни, передающиеся внутривенно (хронические наркоманы часто вкалывают героин одним и тем же шприцем).
 
Поводом для этой кампании стала совершенно ужасающая статистика, пришедшая из Кентукки, Теннеси, Вирджинии и Западной Вирджинии. В этих штатах резко подскочило количество больных гепатитом С и ВИЧ среди героиновых наркоманов. В некоторых притонах через одну иглу заражались по 18 – 20 человек. Потом эти люди передавали заразу своим зависимым друзьям и родственникам. Так, в глубинке Кентукки на героин подсело семейство из 9 человек – мать, отец, шестеро детей в возрасте от 13 до 25 лет, а также 77-летний дед. За полгода они «прокололи» все накопления и заразились всем, чем только можно. Именно за счёт раскрутки внутривенных заболеваний производители таблеток пытаются вернуть «клиентов». В прессе и на интернет-форумах всё чаще проскальзывает мысль, что героин – это плохо, и в экстренной ситуации лучше всего съесть  рецептурную пилюлю. 
 
Загвоздка заключается в том, что переключить героиновых наркоманов на рецептурные лекарства так же сложно, как заядлых любителей  табачных изделий на курение яблочной смеси через кальян, а хронических алкоголиков - с крепкого виски на лёгкое пиво. Они уже не будут получать от таблеток кайфа. Поэтому фармацевтические корпорации намерены выбросить на рынок несколько совершенно новых обезболивающих, которые по своим фармакологическим характеристикам превзойдут даже героин. 
 
Новые страшные лекарства должны появиться на медицинском рынке в период со второй половины 2015-го по конец 2017 года. Названия двух из них уже известны – это Zohydro и Hysingla. Они превосходят сильнейший наркотический препарат оксиморфон (опана) на 25% и 50% соответственно. Оба уже получили одобрение Управления по контролю за продуктами и медикаментами (FDA), которое уже давным-давно перестало быть независимым государственным ведомством. Оно всегда находит общий язык с фармацевтическими гигантами, поскольку любой отказ чреват потерей миллиардов долларов в виде налоговых отчислений. 
 
Таким образом проблема злоупотребления наркотиками в Америке никуда не исчезнет. Более того, нашу страну ждёт самый тяжёлый в истории кризис, вызванный новейшими сильнодействующими препаратами. Борцы с опиоидной зависимостью прогнозируют 60 млн. жителей, которые будут употреблять рецептурные болеутоляющие ежедневно к 2025 – 2030 годам.  
 
Масла в огонь подлила и медицинская реформа действующего президента (Обамакер). Она значительно снизила время докторского осмотра и, как следствие, качество лечения. Ситуация в здравоохранении ухудшается стремительно, и не исключено, что совсем скоро больной человек будет сразу получать горсть одурманивающих таблеток вместо правильного диагноза.