ИРИНА КОЛЕСНИКОВА танцует в Париже

Культура
№9 (776)

В прошлом номере газеты я писала, что прилетела в Париж смотреть выступления Ирины Колесниковой, примы-балерины Санкт-Петербургского балетного театра, основателем и генеральным директором которого является Константин Тачкин.
Ирина Колесникова – одна из моих любимых русских балерин, поэтому я всегда пользуюсь возможностью посмотреть ее спектакли. Театр Тачкина  большую часть года гастролирует по миру, но никогда еще не приезжал в Америку. С 2007 года труппа ежегодно выступает в знаменитом Театре Елисейских полей и всегда с аншлагом. На этот раз были объявлены не гастроли театра, а «Сезон Ирины Колесниковой».

Колесникова танцевала два вечера Одетту/Одиллию в «Лебедином озере» и один вечер – Прицессу Аврору в «Спящей красавице». Ее партнером на этих гастролях стал премьер балета Мариинского театра Евгений Иванченко. Билеты на спектакли были проданы задолго до начала гастролей.

Успех у Колесниковой был огромный. Присутствовали известные критики Парижа, в том числе Николь Дюо, мнение которой Нуреев ценил до такой степени, что когда приехал танцевать в Мариинском театре «Сильфиду», пригласил ее с собой смотреть спектакль. Николь назвала Колесникову в рецензии «дивой танца, с которой только немногие звезды мира могут сравниться». На первом спектакле была также Элеонора Митрофанова, постоянный представитель Российской Федерации при ЮНЕСКО в

Париже, председатель Исполнительного совета ЮНЕСКО, и Полномочный Чрезвычайный Посол.
На первом спектакле со мной в ложе оказался пожилой господин, который сначала заговорил со мной по-французски, затем перешел на английский, а потом вдруг обратился ко мне по-русски: «Вы говорите по-русски? Так зачем же мы разговариваем на иностранных языках!» Сын русских эмигрантов в Париже, он говорил на русском языке свободно, но с большим акцентом. Но больше всего он поразил меня, когда начал читать наизусть стихи Блока. Так со стихов Блока начались для меня выступления Колесниковой в Париже.

«Лебединое озеро» Колесникова исполняет много лет, я опасалась, что балерина «затанцевала» роли Одетты/Одиллии. Но к моему удовольствию, выступление Колесниковой в «Лебедином озере» выглядело свежим, в массе деталей – неожиданным, то есть почти «премьерным». Технических трудностей для Колесниковой не существует, и она свободно отдавалась музыке, собственной интерпретации пластики и актерскому наполнению роли. В рамках ее интерпретации возникали мгновения импровизационные, неожиданные. Особенное впечатление на меня произвело второе выступление в «Лебедином озере», о нем я и буду писать.
Я даже не берусь подробно разбирать этот спектакль. У меня осталось единое впечатление какого-то волшебного действия, воздействие которого на зрительный зал мне и не хотелось бы анализировать. Именно балерина создавала вокруг себя атмосферу романтической легенды, одинаково завораживающей как в сцене лебедей, так и во дворце Принца. Красивые позы, красивые движения рук... пленительная грация... музыкальность, кантилена танца... Эти словесные определения все равно не дают полного представления о спектакле Колесниковой. Остановлюсь только на нескольких нюансах исполнения балерины.

А.Демидов, известный критик и историк балета, писал в книге, посвященной «Лебединому озеру», что образ Одетты – это образ «томящейся в неволе женственности». Такой я и видела Одетту Колесниковой несколько лет назад. Но в Париже в образе Одетты у Колесниковой появились и другие краски. Надо было видеть, как, покидая Принца по взмаху крыльев злого волшебника, гордо выпрямилась и вскинула голову Лебедь Колесниковой! Не покинуть – не могла, не могла не подчиниться злой воле, но душа, горделивая, свободная, не подчинялась и в заколдованном обличье своего королевского достоинства – не теряла. Это была плененная гордая душа. Хотя и тема «томящейся в неволе женственности» сохранилась.

Балерина иногда находила какое-то легкое изменение в движении рук, подчеркивая душевное состояние своей героини. Так, в адажио с Принцем Одетта вдруг подняла одну руку привычным «лебединым» движением, вторая рука также устремилась вверх, но вдруг, «ломаясь» в кисти и локте, скользнула вниз, как бы выдавая неверие души в спасение и свободу. Это же движение рук повторяет Одиллия, чтобы рассеять сомнения Принца.

Одиллия Колесниковой явилась на бал к Принцу, переполненная восторгом. Но этот восторг внушал тревогу. Мне казалась она одновременно вполне земной антитезой Одетты и зловещим персонажем романтической готики. Танец Одетты Колесниковой – изысканно-чувственный, а в танце ее Одиллии появилось даже что-то вакхическое. И вдруг на краткие мгновения лицо застывало, как будто теряя всякое выражение. Злой, колючий взгляд кидала Одиллия куда-то в пространство погруженного в темноту зала. Как будто колдовское недоброе существо вдруг обнаруживало себя сквозь маску смеющегося женского лица.

Труппа танцует «Лебединое озеро» в редакции К.М.Сергеева, первая и последняя картина которой безнадежно устарели. Лишенная всякого смысла счастливая концовка балета мешает всем исполнительницам, мешает и Колесниковой. Поэтому магический круг, которым очертила в тот вечер Колесникова романтическую сказку о заколдованной принцессе, включал в себя спектакль от первого появления Одетты из кулис до последней борьбы Принца с Ротбартом за спасение Одетты.

Евгений Иванченко не принадлежит к числу особо эмоциональных танцовщиков, но он красив, статен, хорошо сложен, а главное – его Принц, несомненно, «голубых кровей» и умеет держаться с достоинством. В конце концов хорошо воспитанный Принц и не должен слишком явно проявлять своих эмоций. Иванченко – танцовщик «старой школы»: он знает, зачем вышел на сцену, никогда не присутствует на ней в ожидании своей вариации, но всегда с первой до последней минуты вовлечен в происходящее в спектакле. Его танец, позы и жесты были элегантными, прыжок – высоким и мягким. Иванченко нигде не нарушал красоту классической формы танца. Как партнеры Колесникова и Иванченко прекрасно смотрелись в балете.

Казалось бы, все складывается для Колесниковой как нельзя лучше: успех безусловный, ее спектакли идут с аншлагом, Митрофанова назвала ее, выступая по французскому телевидению, лучшей балериной мира. И это ведь сказано не о звездах Мариинского или Большого театра, а о танцовщице частной труппы, «не поддержанной» именами знаменитых театров!
Но сказано это об исполнении Колесниковой одного спектакля - «Лебединого озера». Проблема балерины – ограниченность ее репертуара.

Труппа гастролирует по миру, а в других странах от русских трупп ждут в основном исполнения классических балетов, поэтому в репертуаре театра есть только несколько названий. И замечательная русская балерина рискует остаться в истории балета только одной из лучших исполнительниц Одетты/Одиллии... Один раз Колесникова станцевала в труппе Питера Шауффуса в его новом балете «Дивы». Ирина исполняла роль Джуди Гарланд. Я читала восторженные отзывы рецензентов... но этот балет остался единственным опытом ее выступления в современном балете, эпизодом в ее биографии. Не обидно ли, что такой талант не получает дальнейшего развития! Сейчас балерина находится в расцвете таланта. Какова будет ее дальнейшая судьба?

Сопричастие театральному чуду, пережитое мною на спектакле Колесниковой в «Лебедином озере» в Париже, останется в памяти. Поэтому и закончу я стихами Блока, с которых, я писала, начались для меня «сезоны Ирины Колесниковой» в Париже:
«И полнится душа тревожно и напрасно
Воспоминаньем дальним и прекрасным »
Фото Нины Аловерт


Комментарии (Всего: 3)

Конечно жаль что театр с Колесниковой и за рубежом выступает не на престижных подмостках, а в основном по провинциальным дырам.
Кстати у Плисецкой из классики тоже фактически было одно
Лебединое озеро.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
пожалуй только в танце Колесниковой так не бросаются
в глаза проблемы связанные с ростом. И что плохого в счастливой концовке балета, непонятно. В Кировском всегда шёл этот вариант.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
https://www.proza.ru/2014/01/24/876
Таковой комментарий, точнее ссылка, мною данная, может показаться странной и не в тему. Но мне очень близко это состояние со причастия происходящему именно когда я вижу на сцене Ирину Колесникову .
Мне посчастливилось быть на Лебедином озере в Ницце весной и на Баядерке в эрмитажном театре зимой 2013. Но должна отметить, что "дома" танец Ирины Колесниковой несравненно лучше, чем на чужой сцене. Предполагаю, что причиной тому немыслимый темп передвижения из города в город и количество спектаклей в день.
И последнее - то, что меня более всего потрясает(то , о чём , пишите вы , уважаемая Нина Алаверт) -это руки балерины - их грация, их"сломанность", их воздушность, трепетность - движение которых созвучны образу.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *