Далекий голос твой

В мире
№49 (764)

Каждый десятый обладатель израильского гражданства проживает вне пределов Еврейского государства. Еще 250 тысяч израильтян – туристы, студенты, лекторы, бизнесмены – в отдельно взятый день временно находятся за границей.
А если этот “произвольный день” – это день всеобщих выборов? Тогда к 5 миллионам избирателей могут добавиться еще полмиллиона имеющих право голоса. И даже в том случае, если их явка на заграничные избирательные пункты будет сравнима со средней по Израилю (60-65 процентов), одному из соперничающих лагерей или какой-то определенной партии это может дать от двух до трех дополнительных мандатов. И соответственно столько же у других политических объединений отобрать.

Много это или мало для парламента, в который входят 120 выдвиженцев 12 партий? Судя по накалу борьбы за и против законопроектов депутатов от партии “Наш дом Израиль” (“Исраэль бейтену”) Алекса Миллера и Якова Каца из “Национального единства”(“Ихуд леуми”) о предоставлении права голоса гражданам, покинувшим страну, это очень существенно.
И дело даже не в цифрах, а в отношении израильтян, не расстающихся со своей страной, к тем, кто ее покинул.  Миллер настаивает на том, что голосование на выборах – фундаментальное гражданское право, лишать которого страна не вправе даже тех, кто некоторое время в ней не живет. Он и его партия считают необходимым реформировать существующий уже 60 лет закон, позволяющий голосовать за границей только находящимся там с официальной миссией – дипломатам и посланцам Еврейского агентства “Сохнут”.

Кац упирает на глобализацию и на то, что процедура голосования за рубежом давно и успешно существует в большинстве демократических государств, таких, как США и Великобритания, Германия и Голландия, Австралия и Новая Зеландия. Активно пользуются таким правом сохранившие гражданство репатрианты из России, Украины и других бывших советских республик, ставших независимыми государствами. В дни выборов они часами простаивают в очереди в консульства, чтобы принять участие в формировании органов власти стран своего исхода. И тот, и другой депутат подчеркивают, что “возвращение голоса” позволит экспатриантам снова почувствовать себя частью Израиля, что немаловажно для имиджа страны.

Их оппоненты также активно используют патриотическую риторику. Они утверждают, что предоставление избирательных прав бывшим соотечественникам за границей оскорбит чувства израильтян, оставшихся верными своей стране. Депутат от партии “Кадима” Йоханан Плеснер говорит, что такое изменение закона “неприемлемо для Израиля, где исход выборов может стать условием ее выживания”. Глава этой партии и лидер оппозиции Ципи Ливни подчеркнула: “Право принимать судьбоносные для страны решения должно быть закреплено лишь за теми, кто связал с Израилем свое будущее”.

Ранее не менее резко высказался по этому поводу министр обороны и глава партии “Авода” Эхуд Барак: “Голосовать должны лишь те, на чью жизнь влияют результаты их выбора и кто делит со своим народом все тяготы и все опасности”.

Нетрудно заметить, что инициаторами внесения поправки к закону стали представители правого лагеря, а противниками – левого и центристского. В Израиле бытует стойкое, хотя и не подтвержденное ни одним серьезным социологическим исследованием, мнение, что израильтяне, эмигрировавшие в другие страны, в основном придерживаются правых взглядов. Это выглядит довольно странно, если учесть, что не так уж мало среди них людей, которые оставили страну из нежелания подвергать себя и своих детей риску на армейской службе и во время войны. Или все же прав поэт: “Большое видится на расстоянии”, – в том смысле, что на большом удалении от неспокойных мест и драматических событий проще быть несгибаемым патриотом Израиля и “хранителем земли еврейской”? Но, наверное, чаще всего “йордим” (“спустившимися”, как кличут их в Израиле) все же движут тревога за населенную их близкими и друзьями страну и заинтересованность в ее будущем. Во всяком случае, хотелось бы так думать.

Однако многие наблюдатели усматривают в противоборстве сторонников и противников возвращения экспатриантам права голоса и некий этнический момент. Политические комментаторы уже давно, как только появился первый из законопроектов, поданный Алексом Миллером, заметили, что главными “пострадавшими” от нововведения  могут стать арабские партии, которые лишатся двух мандатов, а главная выгода достанется “русской” партии “Наш дом Израиль”. По самым скромным подсчетам, Израиль за последние два десятка лет покинули 170-180 тыс. русскоязычных репатриантов, менее половины из них смогли перебраться  в США, Канаду и страны Европы, остальные вернулись на постсоветское пространство.  И считается,  что партия Либермана может получить голоса около 90 тысяч русскоязычных израильтян, проживающих в бывшем СССР и СНГ. Только в России ныне около 50 тысяч обладателей израильского гражданства. Вполне вероятно, что достаточно большое число их симпатизируют партии Авигдора Либермана. Хотя название этой партии и вступает в прямое противоречие с их нынешним местом проживания, они наверняка отдадут НДИ свои избирательские предпочтения. Так уж странно “дважды евреи Советского Союза” устроены...

Есть из-за чего волноваться партии ШАС, выражающей интересы религиозных сефардов. Несмотря на то, что за границей проживает большое число выходцев из восточных израильских общин, надеяться на их дружное голосование за ШАС вряд ли приходится. Это внутри Израиля, их партия умеет выбивать деньги для йешив, религиозных учебных заведений,  сохранять, а то и повышать пособия для многодетных семей, продвигать законы, предоставляющие ультрарелигиозному сектору больше льгот. А на те края, куда уехал бывший электорат партии ШАС, трудно распространить жесткую дисциплину голосования.

И все же сложнее всего сегодня партии “Ликуд”. В свое время, в ходе формирования нынешней коалиции, “Ликуд” согласился с включением пункта о возвращении права голоса экспатриантам в соглашение с партией “Наш дом Израиль”. Но как только дошло до дела, оппозиционная “Кадима” пригрозила правительству вотумом недоверия. О реакции левых и арабских партий также нетрудно догадаться. Дабы не обострять ситуацию и в то же время не конфликтовать с партией НДИ, “Ликуд” предложил внести в законопроект  Алекса Миллера поправку, согласно которой правом голоса обладали бы лишь израильтяне, находящиеся за границей не более 6 лет и проводящие в Израиле не менее 40 дней в году. Автор же законопроекта называл в качестве максимального срока отсутствие обладателя израильского паспорта в стране в течение 10 лет. То есть начались обычные для израильской политики торги, и стало похоже, что главная их цель – заморозить этот законопроект на неопределенный срок. И тут Яков Кац подал свой законопроект, фактически слово в слово повторяющий инициативу Миллера. Понятно, что он, не будучи членом  коалиции, сделал это в основном для того, чтобы подчеркнуть нетвердость позиции “Ликуда” в данном вопросе.
Выход из создавшейся двусмысленной ситуации нашел председатель коалиции Зеэв Элькин, представляющий в “Ликуде” выходцев из бывшего Советского Союза. Законопроект Каца был отправлен туда же, где давно находится законопроект Миллера, - в межминистерскую комиссию по законодательству. А та переправила их в специальную согласительную комиссию. То есть правящая партия как бы и не против, но время все же будет выиграно. И сегодня трудно сказать, когда эти законопроекты лягут на стол кнессета, будет ли депутатам в ближайшее время предложено “проголосовать за голосование”.  Похоже, что легкой судьбы у этого закона не будет. Вот уж и вправду верна эта очень иммигрантская пословица: “Хорошо там, где нас нет”...