ДИАНА ВИШНЕВА–КАРМЕН

Культура
№45 (760)

Пятнадцать лет спустя...
В этом сезоне Диана Вишнева, прима-балерина Мариинского театра и звезда международного балета, отмечает важную дату в своей творческой биографии: 15 лет назад она, выпускница Петербургской Академии балета им. А.Я. Вагановой, была зачислена в знаменитую труппу Мариинского театра. К этому времени Диана уже  выиграла в 1994 году «золото» и гран-при  на престижном балетном конкурсе в Лозанне. Олег Виноградов, известный русский хореограф, который в то время был художественным руководителем балета Мариинского театра, оценил талант ученицы. Последний год учебы в Академии Диана совмещала со стажировкой в театре, и еще будучи ученицей школы, станцевала на сцене Мариинского театра главную роль в балете «Дон Кихот», за которую получила затем приз «Бенуа де ла данс». Виноградов также пригласил ученицу в Корею на заглавную роль в своем балете «Золушка», который он восстановил для балетной труппы в Сеуле. Так что творческий путь Диана Вишнева начала еще до поступления в труппу театра. С тех пор Диана неутомимо, упорно, можно сказать, самозабвенно расширяет свой репертуар.
За 15 лет Вишнева станцевала больше балетов, чем многие балерины за всю свою сценическую жизнь, попробовала себя в произведениях хореографов самых разных направлений от классики до танца модерн. И продолжает поиск «своего» репертуара. За 15 лет Диана Вишнева превратилась из талантливой девочки не просто в звезду с мировым именем, но, без всякого сомнения, в лучшую балерину нашего времени.

Последней новой ролью, которую станцевала Вишнева в начале пятнадцатого сезона на сцене Мариинского театра, стала Кармен в балете кубинского хореографа Альберто Алонсо «Кармен-сюита» на музыку Ж.Бизе-Р.Щедрина. В 1967 году Алонсо поставил этот балет специально для Майи Плисецкой в Большом театре. Позднее на Кубе его танцевала Алисия Алонсо. «Кармен-сюиту» перенесли на сцену Мариинского театра в оформлении 1967 года (художник Б.Мессерер) в конце прошлого сезона, поэтому спектакль до сих пор считается премьерным.

Но впервые  в образе Кармен Вишнева вышла на сцену Мариинского театра 15 лет назад, когда, заканчивая Академию, участвовала в выпускном спектакле, который традиционно в конце сезона проходит на прославленной сцене.
В 1994 году известный хореограф И.Бельский,  художественный руководитель Академии балета (в прошлом – выдающийся характерный танцовщик Кировского балета), поставил для ученицы Дианы Вишневой сольный номер для поездки на конкурс. Эту же миниатюру на музыку Бизе-Щедрина Диана и танцевала на выпускном вечере.

Тогда же, в 1995 году, я увидела Вишневу в этом монологе дважды  (второй раз – на гала-концерте в честь Р.Нуреева в Торонто). Меня прежде всего поразили артистический талант девочки, свобода, с которой она танцевала свою Кармен, непринужденность ее общения с публикой. Это был монолог девочки-Кармен, озорницы, шалуньи  – посул, обещание, игра в ту обольстительницу, которой она станет в будущем. Высокий батман, легкое скольжение тела в «шпагат», рука, протянутая к нам, сидящим в зале, – то в насмешке над нашим удивлением, то во внезапной тревоге...

Дразнящая публику, счастливая Кармен, еще не заглянувшая в свою судьбу, которую переломит пополам встреча с Тореро через 15 лет в балете Алонсо.

Диана танцевала за эти годы и Кармен в балете Ролана Пети, но я нахожу продолжение той беззаботной шалуньи именно в балете Алонсо. Возможно, потому, что в хореографии Бельского есть некоторый намек на Кармен, созданную кубинцем: шаг «завернутой» ножкой, слегка выставленное бедро, особое движение рук...

 Когда я увидела балерину через 15 лет, монолог Кармен в балете Алонсо у Вишневой был монологом опытной соблазнительницы, уверенной в своей абсолютной неотразимости. Но было что-то в этой Кармен и от той озорницы на площади 15 лет назад. Эта повзрослевшая Кармен обольщала Хосе,  смеясь над его бессмысленной попыткой уйти от нее.  Но не любила его, и была в ее игре еще и пресыщенность, и насмешка над Хосе  – еще один надеется уйти от ее чар, от которых, она знает, спасения нет.
А вот второй дуэт с Хосе, после встречи  Кармен с Тореро, уже совсем другой, почти нежный: Кармен Вишневой, познав любовь, поняла отчаяние Хосе и пожалела любящего. Так выстроила балерина эту линию: Кармен-Хосе.

Излишне говорить о техническом исполнении роли, балерина находится в расцвете своего мастерства и своего дара, поэтому я и остановилась только на еще одной  замечательной  актерской интерпретации, актерском проникновении балерины в роль.
Встреча Кармен с Тореро у Вишневой, возможно, по значительности – сильнейший момент роли, кульминация, один из тех непостижимых актерских откровений, которые идут из самой глубины мистической сути каждого таланта. Тореро танцует свой «выход», свой самовлюбленный монолог, а Кармен сидит в глубине сцены и смотрит на танцующего. И не было во всем балете ничего более трагического, даже страшного, чем эта неподвижная фигура  Кармен Вишневой, в молчании следящей за танцем Тореро. Все читалось и передавалось в зал: в этот момент Кармен Вишневой постигала свою судьбу, неизбежность смерти, которой она заплатит за любовь. Ее дуэт с Тореро тоже был дуэтом-обольщением, но каким страстным и каким безрадостным!

Вся следующая затем сцена гадания, которую хореограф перевел в символический план, казалась совершенно ненужной при таком исполнении Кармен. Зачем суетится эта фигура в черном, эта судьба (Рок), которую к тому же, не понимая роли, абсолютно формально танцует Н.Гончар? Кармен сама свою судьбу давно поняла и ей покорилась. Вся вторая часть балета в исполнении Вишневой – это путь к смерти, а  символическая сцена только снимает напряжение, ослабляет трагизм в том балете, где Кармен – Вишнева.

У балерины были прекрасные партнеры: Илья Кузнецов – Хосе и Денис Матвиенко – Тореро. Кузнецов – эмоциональный танцовщик. У него своя линия в этом балете: поддавшись искушению, он любит Кармен изначально надрывно, не веря обольстительнице, Хосе Кузнецова способен на любовь, а поэтому и на предчувствие. Тореро Матвиенко хорош собой,  неэмоционален, танцует красиво, даже изящно. Мир Тореро – это он сам, любовь Кармен не может возмутить его душевного покоя. Между этими двумя героями  обреченно гибнет Кармен Вишневой.
За пятнадцать прошедших лет Вишнева создала целую серию трагических образов – Жизель, Джульетту, Манон, Брунгильду, Маргариту Готье, Анну Каренину, Кармен. И каждая из них – неповторима и незабываема, как и должно быть у большой актрисы.

Фото Аловерт


Комментарии (Всего: 1)

Легко этой Аловерт постоянно Вишневу расхваливать, имея возможность
вмдеть регулярно эту "приму Мариинского" на сцене АБт у себя в Нью-
Йорке где у Вишневой постоянно по 12 гарантированных выступлений в отличие от Мариинского
Впрочем Мариинский никогда не ценил истинные таланты

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *