Кого может родить Насралла? Другого Насраллу

В мире
№32 (747)

История с «сенсационным заявлением» лидера “Хезболлы” шейха Хасана Насраллы о том, кто виновен в гибели ливанского премьера Харири, кончилась тем, чем и должна была кончиться, то есть пшиком. Заявленное заранее оглашение «громоподобных доказательств» того, что ливанского премьер-министра убили израильские агенты, вылилось в вялую демонстрацию видеоролика, в котором можно было увидеть лишь, что некий человек говорит о том, что в свое время «агенты Израиля» склоняли его к тому, чтобы убедить будущую жертву в опасности, исходящей от “Хезболлы”.
Шейх назвал этого человека по имени – это, якобы, был его тезка по фамилии Ахмад Насралла.
Надо особо отметить, что руководитель “Хезболлы” не сразу решился на проведение своей пресс-конференции, сначала было заявлено о том, что предлагаемые вниманию общественности материалы могут нанести ущерб безопасности Ливана. И что же? Кому был нанесен ущерб?
Давайте разберемся. В сообщении Насраллы фигурируют события, отстоящие от гибели премьер-министра Ливана на несколько лет. Речь идет об «израильской слежке» за премьером. О том, что за его перемещением следили израильские беспилотники. О том, что ... И так далее, и тому подобное. В общем, ничего конкретного, обычная антиизрильская трескотня. Все это было бы вполне обычным, если бы не одно «но». Это «но» связано с позицией Саудовской Аравии и Иордании.
Всякий знает, что оба эти государства являются столь же «искусственными», если пользоваться арабской терминологией, образованиями, как и Израиль. Они возникли волею стран-победительниц в Первой мировой войне из осколков Османской империи. Уже одно это заставляет их придерживаться если не полностью, то частично принципов, которые их породили. Из этих принципов следует, что гарантом их существования является ООН, подтвердившая решения международного сообщества после того, как закончилась Вторая мировая война. Точно так же, как эта организация является гарантом существования Государства Израиль. Но именно это и служит постоянным источником раздражения для властей Иордании и Саудовской Аравии, которые, как водится в исламских государствах, ведут свою легитимность от пророка Мухаммеда.
Как бы то ни было, все названные выше государства существуют и ведут всякую собственную игру. Добавим к ним Сирию, Ливан и отчасти Иран - и мы получим почти полную картину современного Ближнего Востока. После того, как Франция ушла из этого региона, Ливан и Сирия оказались предоставленными самим себе. И все бы хорошо, но вот Иран... «Исламская революция» 1979 года показалась лишней не только мировому сообществу, но и большинству арабских стран. Причина заключается в том, что отцами иранской революции стали шиитские богословы, которых на дух не переносят на Ближнем Востоке. Лишь Сирия, чьих аллавитских лидеров с большим сомнением приняли в лоно ислама иранские аятоллы, стала сателлитом Ирана. И еще Ливан. Но это – совсем особая статья. Здесь слилось воедино множество факторов – присутствие на территории страны арафатовских боевиков, многоконфессиональное государственное устройство, включавшее в себя и шиитский истеблишмент, и, наконец, фактор арабо-израильского противостояния, вылившийся в гражданскую войну, обусловленную тем, что часть ливанского общества поддержала Израиль, а другая часть – террористов Арафата.
Наступил момент, когда многие политические силы Ливана выступили против присутствия в стране сирийских войск, стоявших на страже иранской исламской революции. Именно тогда и был убит премьер-министр Харири. Это был настолько беспрецедентный для необузданного Ближнего Востока факт, что даже ливанское правительство поддержало международное расследование. Поддержало, а потом пожалело об этом. Потому что за время расследования, когда появились сведения о том, что к убийству причастны люди “Хезболлы”, другие люди “Хезболлы” вошли в правящую элиту страны, получив несколько министерских портфелей. Затрагивать “Хезболлу” оказалось равносильным тому, что затрагивать Ливан. Собственно говоря, об этом и заявили некоторое время назад медийные лица «партии Аллаха», когда сообщили о том, что любое обвинение в адрес партийных функционеров будет рассматриваться в качестве обвинения в адрес властей Ливана. Это подтвердили  и правители Иордании и Саудовской Аравии, о которых мы говорили выше. Обозреватели заговорили о том, что обнародование результатов расследования убийства Харири может привести к новой гражданской войне, которая станет убийственной для ливанской государственности.
Для “Хезболлы” крах ливанской государственности в нынешней ее форме равносилен ее собственному краху. Этой партии нужен статус-кво вне зависимости от того, к чему подобный статус приведет страну в ближайшем будущем. Вне Ливана “Хезболла” теряет ценность для основного ее спонсора, Ирана. Приход к власти любой антииранской (и антисирийской) политической силы лишает партию Аллаха ее системообразующей поддержки. Именно в таком ракурсе и следует рассматривать все внешнеполитические шаги “Хезболлы”. Вплоть до провоцирования полномасштабной войны между Ливаном и Израилем.
Но не все так просто, как кажется. Все намного проще. Выдавая желаемое за действительное, пытаясь при этом создать видимость объективности, шейх Насралла перестарался. Или, наоборот, недостарался. Обещанные им разоблачения не удались. Намеки на участие Израиля во внутриполитических ливанских разборках так и остались намеками. Старое выражение «гора родила мышь» вполне может быть применимо и к пресс-конференции Насраллы. С одной лишь поправкой. Теперь можно говорить о том, что Насралла родил Насраллу, человека, которого шейх пытается выдать за израильского шпиона.
Имя всякого человека что-то да означает. Вводя в политический обиход имя своего врага, совпадающего с его именем, шейх многим рискует. Хотя бы тем, что этих двух людей впоследствии будут путать. А это – вредно.