ТАК, КАК БРОДСКИЙ ЗАДУМАЛ

Культура
№21 (736)

Я иногда встречаю Энн на улицах Виллидж или в «Русском самоваре», и мы перекидываемся с ней несколькими фразами. Сейчас Энн пришла ко мне, чтобы дать интервью, переговоры о котором заняли почти год.
- Когда вы стали работать ассистентом Иосифа Бродского?
- Как только я приехала в Нью-Йорк, я начала работать в издательстве Farrar, Straus & Giroux, где Иосиф печатался и где он себя чувствовал как дома: директор издательства был его другом. Иосифу нужен был кто-то, кто бы организовывал его деятельность.
Когда у меня бывало свободное время, я помогала разным авторам этого издательства с их проектами. Мне очень нравилось работать с Иосифом и нравилось то, что он пишет. Я уделяла ему все больше и больше времени. Постепенно моя волонтерская деятельность превратилась в настоящую работу.  Я узнала о его издателях в других странах, о его специальных требованиях к верстке, дизайну.  Поэтому, я думаю, он и назначил меня душеприказчицей своего  литературного наследия. Я знала, чего он хочет. Он хотел быть уверенным, что, когда он умрет, все будет издано так, как он задумал.   
- Существует несколько Фондов Бродского. Два - в Штатах, один - в Италии, один – в Петербурге...
- Это несколько запутано. Есть два Фонда: Estate of Joseph Brodsky and Joseph Brodsky Memorial Fellowship Fund. Мария Бродская, Маша Воробьева и я  - мы оказались своего рода коллегами и постарались продолжить то, что начал Иосиф несколькими месяцами раньше: он договаривался с Франческо Рутелли, мэром Рима, о создании Русской Академии. Иосифа эта идея очень интересовала.  Мы решили продолжить то, что Иосиф начал. Продолжить в его память. Мы основали два Joseph Brodsky Memorial Fellowship Fund (www.josephbrodsky.org). Один - в Америке, другой - в Италии, чтобы собрать деньги. Эта организация ежегодно присуждает стипендию поэтам и художникам – они живут в Риме. Могут работать, ни о чем не думая.  В этом году лауреатом Фонда стала поэтесса Мария Степанова.
Президент Фонда Associazione Joseph Brodsky  в Италии -  Борис Бианчери, бывший дипломат. В работе этого фонда принимают участие писатель и историк Бенедетта Кравери  и писатель Роберто Калассо, директор издательства Adelphi.
Фонд в Петербурге – Фонд создания музея Иосифа Бродского. Мы с ним сотрудничаем, но юридически этот Фонд совершенно отдельная структура. Они работают вместе с Музеем Ахматовой и Фондом Лихачева.
Другой фонд, Estate Of Joseph Brodsky, относится к категории «trust», он занимается юридическими аспектами литературного наследия,  охраняет авторские права Иосифа Бродского. Я - глава этого Фонда. Отслеживаю публикации и постановки по пьесам Бродского, слежу за тем, чтобы семья получала гонорары.  Я выполняю эту работу в согласии с указаниями, которые Иосиф оставил в завещании.
- Я слышала жалобы на деятельность Фонда, мол, Фонд не дает ничего издавать, все запрещает...
- О! В Америке и в Европе, если вы хотите издать чьи-то произведения, то процесс очень простой и всем давно известный. Рутина. Иногда дело затягивается, но  все следуют принятым правилам и  действуют в соответствии с принятым законодательством.
В России, я думаю, все немного иначе. В то время, когда существовал Советский Союз,  публикации, издательское дело контролировались  государством. Не было частных издательств, у людей просто не было никакого доступа к подобного рода деятельности и не было никакого опыта в этой области. Потом, в конце 80-х, возникли  частные издательства и их интеграция - процесс непростой. У писателей есть права на свою интеллектуальную собственность,  они чувствуют ответственность перед семьей и детьми в финансовом плане. И еще потому, что у  многих писателей есть определенные требования к тому, как должны издаваться их книги. Они хотят, чтобы их пожелания выполнялись, чтобы их критерии выдерживались.  Поэтому и надо обращаться за разрешением к наследникам. В нашем случае – это фонд Estate of Joseph Brodsky.
Если вы посмотрите, что было издано за эти годы, –  отказали очень немногим.  Если же кто-то хочет напечатать свои мысли по поводу Бродского - это не наша область.  Если  кто-то пишет исследование по поводу Бродского, его творчества, находится ли автор в согласии с общепринятым мнением или расходится с ним – фонд этим не занимается. У авторов может быть любая позиция – давать разрешение или запрещать – это не входит в нашу компетенцию. Если присмотреться, то можно увидеть, что опубликовано очень много самых разнообразных работ.
- Вы, конечно, прекрасно знаете, что есть авторы, которые пытаются внести свою  лепту в биографию Иосифа Бродского? Многие пишут всякую чепуху...
- Ну, видите ли... О Иосифе написано уже очень много. Кто-то пишет свои личные воспоминания. Есть люди, которые, как я полагаю,  рассматривают воспоминания как возможность рассмотреть исторически значимую фигуру. А некоторые решают в этих воспоминаниях свои личные задачи и проблемы, которые не имеют ничего общего с той исторической личностью, о которой они пишут. Я вижу в подобных сочинениях сложный конгломерат чувств: восхищение и благодарность, но примешивается, иногда доминирует другое - собственная судьба автора мемуаров. Я была удивлена, как далеко эти авторы уходят от фактического материала, когда они пишут о знаменитостях и творчестве, скажем, поэта. Но как официальное лицо я не должна бы комментировать эту ситуацию.
 - Я хотела бы узнать, какая ситуация с монографией Льва Лосева, которую он готовил много лет?
-  Сборник в «Библиотеке поэта»?   Мы уточняем некоторые последние детали. Я не знаю точно, когда этот сборник выйдет, но надеюсь, что в этом, юбилейном году. 
- Давайте, вернемся к фонду Brodsky Memorial Fellowship. Кто им руководит?
- Мария Бродская - президент. Есть попечительский совет, состав которого определил сам Бродский незадолго до смерти. Это - Роберт Силверс, главный редактор журнала The New York Review of Books, американские друзья Бродского и я. В Попечительский совет Фонда входят  Михаил Барышников и В.В. Иванов. До своей смерти в него входил Мстислав Ростропович, вместе с ним Иосиф и придумал идею Русской Академии. Юрист и писатель Луис Бегли дает нам  юридические консультации. Основателями Brodsky Memorial Fellowship были также Маша Воробьёва, Дмитрий Лихачёв, Исайя Берлин. Есть еще «advisory board» - рекомендательный, консультативный совет. Фонд существует на частные пожертвования. За эти годы  поэтическую стипендию Фонда получили Борис Херсонский, Владимир Строчков, Михаил Айзенбер, Сергей Стратановский,  Тимур Кибиров, Елена Шварц.  В 2002 году Фонд ввел стипендию для художников.
- Какова процедура выбора стипендиата-победителя?
- Существуют две разные процедуры: одна для поэтов и вторая - для художников. В случае поэтов есть несколько человек в России – редакторов, кураторов, поэтов. Они предлагают кандидатов. Существует жюри из трех человек, которое принимает окончательное решение.  В случае художников есть так же жюри из трех человек,  каждый предлагает своего кандидата, и потом жюри приходит к соглашению.  Совет Фонда  утверждает предложенного номинанта.
- Что Вы можете сказать о будущих публикациях Бродского в Америке?
- Мы работаем над переводами того, что еще не было переведено. Для нас смерть Саши Сумеркина - непоправимая потеря. Он занимался этим проектом и непосредственно работал с текстами, с поэтами, стремился к тому, чтобы переводы были  “живыми” и, насколько это возможно, верны оригиналам. Дело продвигается медленно,  поэзия Бродского не проста для перевода.
- Мне говорили, что и Вы, и Мария против новых переводов.
- Это неправда. Мы сами выбираем переводчиков только для нашего издания.
- Но если кто-то переведет стихотворение Бродского на английский язык и соберется его опубликовать,  он должен обратиться к Фонду за разрешением на публикацию, так?
 - Если это стихотворение раньше не было опубликовано, придется ждать, пока мы опубликуем авторизованный Фондом перевод. Понимаю, это многим не нравится. Иосиф  Бродский был американским гражданином. Поэтом и писателем, который много публиковался на английском языке. Мой долг - следить за тем, чтобы его еще неизвестные произведения были представлены публике достойнейшим образом.
Бывает, что за переводы берутся совершенно неквалифицированные люди, у которых нет необходимых знаний. Они экспериментируют, не зная ни русского языка, ни русской истории. Они не чувствуют многого, не понимают.  Я не думаю, что студенты, изучающие русский язык первый или второй год, в состоянии переводить Бродского.
-  Я хочу спросить у Вас о Марии, вдове Бродского, которая избегает публичности. Насколько я знаю, она больше не работает в миланском издательстве, в котором работала раньше. Где она живет? Дочери Бродского, Анне, должно быть уже 17 лет. В Интернете бродят какие-то глухие слухи, что она читает по-русски и пишет стихи... Можете что-то рассказать, не нарушая прав Марии на частную жизнь?
- Они живут, в основном, в Италии. Анна ходит в школу. Она - творческий человек: рисует, пишет, пробует себя на сцене. Мария переводит. Время от времени они приезжают в Нью-Йорк, навещают друзей.


Комментарии (Всего: 4)

Здравствуйте, а где можно найти контакты Estate of Joseph Brodsky. мне бы хотелось подробнее узнать об авторских правах.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Да уж... Что-то написано вроде, но на самом деле ничего. Его сын и внуки - наследники Бродского? Дочь говорит по-русски?(Людмила Штерн пишет в книге "Бродский без пъедестала", что дочь даже не понимает по-русски). Конечно, всем бы хотелось знать, знает ли дочь очень большого русского поэта русский язык? Ведь всем известно, что переведенный Бродский - это почти не Бродский.
Ну вот вроде как что-то о Бродском написали, а в мозгах пустота, и сказать спасибо не за что...

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
скукота! а где стихи Марии Степановой? Образцы дизайна изданий? Варианты переводов? Какие "указания в завещании"? Фотка Марии и Анны?))

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Спасибо огромное! Я получил истинное удовольствие от вашей статьи! Пишите, вспоминайте, нам это очень нужно и важно.
Зиновий Шершер,
композитор, художник,
Член Академии "ГРЭММИ"

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *