БОГАТЫЕ ЖЕНЫ

В мире
№16 (731)

В конце 2009 года президент Медведев в рамках борьбы с коррупцией принял указ, по которому члены правительства, сотрудники кремлевской администрации, других федеральных структур обязаны публиковать сведения о личных и семейных доходах. На прошлой неделе они появились на официальных сайтах, вызвав некоторый интерес и сопутствующие досужие толки.
Наверно, какая-то часть населения, прочитав, задумается об элементарной социальной справедливости и социальной политике. К примеру, министры Юрий Трутнев и Игорь Левитин (155 миллионов и 21 миллион) имеют, разумеется, доходы помимо государственного жалованья. Однако не менее интересны вроде бы самые скромные декларации - спичрайтера президента Джахан Поллыевой и пресс-секретаря президента Натальи Тимаковой – от 3,7 миллиона до 4,2 миллиона рублей.
Делю ежемесячный доход кремлевского пресс-секретаря на среднюю ежемесячную зарплату в системе народного образования (12.700) и получаю цифру 27. Жалованье одного бюджетного работника (кремлевского служащего) превышает жалованье другого, такого же бюджетного работника (школьного учителя) - в 27 раз. 
Что до толков скандального оттенка, то самая популярная нынче супружеская чета в России – Игорь и Ольга Шуваловы. Он – первый заместитель премьер-министра Путина, она – просто жена. В 2009 году доход главы правительства Владимира Путина - 3 миллиона 889 тысяч рублей (примерно 130 тысяч долларов). А у его подчиненного, вице-премьера Игоря Шувалова, чуть ли не вдвое больше - 6 миллионов 529 тысяч. Почему такая диспропорция и нарушение субординации – не объясняется.
Еще удивительнее, что доход его жены Ольги почти в 100 (сто) раз превышает доход мужа - 641 миллион 912 тысяч рублей (21,4 миллиона долларов). Удивление вызывает то, что абсолютно непонятно: откуда деньги?
Можно предположить, что Игорь Иванович до назначения на высокий пост вершил большие дела в бизнесе и, став крупным чиновником, переписал принадлежащие ему фирмы на жену. Однако Ольга Викторовна Шувалова в реестрах владельцев крупных компаний не значится. И Игорь Шувалов ни одного дня не занимался предпринимательством – сразу же после института трудился только лишь на государственной ниве. 
Не в сто раз, а всего лишь в два раза больше мужей зарабатывают жены других вице-премьеров - Виктора Зубкова и Сергея Иванова. Но и про их бизнес-деятельность ничего не известно. Такое ощущение, что Зоя Зубкова и Ирина Иванова, как и Ольга Шувалова, - простые российские домохозяйки.
Безусловно, сам факт обнародования деклараций высших должностных лиц является значимым, вызывает вопросы, на которые надо отвечать. Кстати, президент Медведев на прошлой неделе, по совпадению - одновременно с появлением деклараций крупных чиновников, подписал новые документы о борьбе с коррупцией, о гражданской государственной службе, о комиссиях по проверке доходов и другие. 
В российском сознании опубликование деклараций о доходах высших чиновников самым естественным образом соединяется с народным бунтом в Киргизии: вот, мол, к чему приводит коррупция. Так думают не только рядовые, но и вершители судеб. Первый заместитель главы президентской администрации Владислав Сурков (6,3 миллиона рублей) выступал в прошлый четверг на съезде кремлевского молодежного движения “Наши”. И говорил: вот к чему приводит, “когда кланы вместо партий, коррупция вместо экономики, иностранные займы вместо казны, погромы вместо выборов, толпа мародеров вместо гражданского общества и личные амбиции вместо воли большинства”. А чтобы его правильно поняли, пояснил: “Почти как в России 1990-х”. И сделал вывод: если они (он и “Наши”?) “хоть на минутку оставят борьбу” и “уйдут в отпуск”, то и в России начнется смута по киргизскому сценарию.
Как-то очень уж плохо думает Владислав Юрьевич о себе и Путине с Медведевым, не говоря уже о нас. Получается, они 10 лет создавали “стабильность” и “суверенную демократию”, воспитывали нас, а чуть стоит за нами недоглядеть, “уйти в отпуск” – так мы пойдем громить все вокруг? С чего пойдем-то? Ведь, по его мысли, нынче мы не “в России 1990-х”, где были “кланы вместо партий, коррупция вместо экономики...” (далее см. выше).
События в Киргизии и наша связь с ними занимает умы многих аналитиков. Одни утверждают, что коррумпированные режимы неустойчивы, другие возражают: мол, все постсоветское пространство однородно, но восстания регулярно поднимаются только в Киргизии.
Подобные споры и размышления на газетных полосах почему-то соседствуют с заметками о финансовых декларациях высших должностных лиц России и их богатых жен. Если это подсознание, то с ним ничего не поделаешь. Если же намеки, то они, наверно, не имеют более или менее прочных оснований. В прошлом году, когда появились в печати декларации о доходах региональных руководителей, Левада-Центр провел опрос и выяснил, что они заинтересовали только 1 (один) процент россиян.
Тут два вывода. Первый: население заранее считает, что все начальники – коррупционеры и данное априорное утверждение само по себе взрывоопасно.
Второй: население заранее считает, что все начальники – коррупционеры, и давно смирилось с этим как с нормой.
А на днях либеральная газета провела блиц-опрос: “Какое из этих событий стало, на ваш взгляд, самым важным на минувшей неделе?”
Крушение самолета с президентом Польши на борту - 47 процентов.
События в Киргизии - 18 процентов.
Убийство судьи Эдуарда Чувашова - 17 процентов.
Землетрясение в Китае – 9 процентов.
Раскрытие доходов первых лиц страны – 9 процентов.
Конечно, эти последние 9 процентов ассоциативно соединяются с 18 процентами тех, кто назвал главным событием недели свержение власти в Киргизии. Первый заместитель руководителя президентской администрации тоже так считает – и потому беспокоится.