Девитт-авеню

История далекая и близкая
№10 (725)

Почему Брайтон зовётся Брайтоном? Какой секрет таится в названии Эммонс-авеню? В чем провинился человек, давший название Фултон-стрит? И кто такие Крапси, Бенсон, Белмонт, Кнапп и Мермэйд, в честь которых названы улицы? На все эти вопросы вы сможете найти ответы в нашей рубрике, посвящённой истории названия нью-йоркских улиц.

Улица Девитт-авеню расположена на границе двух бруклинских районов - Ист-Нью-Йорк и Канарси, между Линден-бульваром и Стэнли-авеню. Своё название улица получила в честь Джорджа Девитта – легендарного топографа и геодезиста.
Герой нашего очерка родился на севере Бруклина во второй половине XIX века. Его родители были голландскими фермерами и всю свою жизнь занимались сельским хозяйством.  С ранних лет Джордж стал проявлять большой интерес к походам и путешествиям. В 11-летнем возрасте он совершил свой первый  поход, отлучившись из дома на неделю. Всё это время он жил в землянке, а питался пойманной в реке рыбой, сваренной на костре. 
В 14 лет Девитт уехал из дома на полтора месяца. За это время он обследовал территорию так называемого «верхнего Бруклина» (нынешнего Квинса). Надо сказать, что Джордж обладал феноменальной зрительной памятью и потрясающе ориентировался на местности.
Несмотря на склонность к путешествиям, Девитт был очень замкнутым тинейджером.  Вручая Девитту диплом о школьном образовании, директор бруклинской школы Ганс Розмар произнёс: «Я не знаю, для чего такие люди, как ты, получают образование. Ведь всю жизнь ты будешь работать на ферме, парень...»
В 18-летнем возрасте Девитт устроился сторожем в Бруклинское топографическое бюро. Он работал по ночам, а днём по привычке исследовал нью-йоркские территории.
Возможно, Девитт всю жизнь проработал бы сторожем, если бы не удивительное стечение обстоятельств. Однажды топографическое бюро снарядило экспедицию из десяти человек в Катскильские горы. За несколько часов до начала экспедиции четверо её участников погибли под колёсами поезда, врезавшегося на огромной скорости в лошадиную повозку. Руководители бюро предложили Девитту занять должность «помощника топографов». Это означало, что на протяжении двух недель он должен был носить тяжёлый и громоздкий инвентарь экспедиторов. Джордж согласился.
Добравшись до Катскильских гор, члены экспедиции попали в сильнейший снегопад. Уже на второй день путешествия один из топографов сломал ногу, а двое других провалились в ущелье и погибли. Также в ущелье упал рюкзак, в котором находились три компаса и две карты горной местности.
Экспедиция укрылась от снегопада в пещере, где провела четверо суток. В это время Девитт сделал в своей записной книжке запись: «Один человек не может ходить. У четверых людей высокая температура. Двое находятся в паническом состоянии. У нас заканчивается пища, и мы не имеем малейшего понятия, где находимся...»    
Спустя несколько часов Джордж сделал ещё одну запись: «Оказывается, в нашем Бюро только шесть профессиональных топографов. Четверо погибли до начала экспедиции в аварии, а двое во время экспедиции. Я нахожусь в компании полнейших дилетантов...». Девитт не терял присутствия духа в отличие от своих отчаявшихся коллег.  Когда снегопад закончился, он в одиночку спустил семерых ослабленных топографов с горных вершин.
Когда экспедиция вернулась в родной Бруклин, все её участники уже числились в списках погибших. Неожиданное возвращение моментально сделало Джорджа Девитта главным героем Нью-Йорка. Заголовки городских газет пестрели надписями вроде «Сторож спасает семерых топографов», «Девитт против снегопада» и «Божественное спасение».
Директор топографического бюро Франклин Лоу сделал Девитту приятный подарок, назначив его своим помощником. Уже через месяц после повышения Джордж занял место отправившегося на пенсию Лоу. Случай был беспрецедентным: Девитт возглавил крупный департамент, не имея за плечами специального образования.
В 1895 году мэр Большого Яблока Уильям Стронг поручил Девитту создать новую карту Бруклина. «Я хочу, чтобы вашей работой восхищались все жители и туристы Нью-Йорка, - писал градоначальник Джорджу. – Создайте такую карту, чтобы каждый человек захотел повесить её у себя на стене».
Девитт подключил к работе лучших американских топографов. Он лично делал фотографические снимки и зарисовки, стараясь изобразить на карте даже маленькие детали, такие, как деревья и небольшие постройки. Ежедневно Джордж проходил по 25 – 30 миль пешком. Таким образом ему удалось обойти Бруклин вдоль и поперёк.
На разработку карты ушло четыре года. Она была представлена в 1899 году мэру Роберту Ван Вику. Бытует легенда, что Ван Вик, известный своим тотальным недоверием к окружающим, попросил довезти его до Бруклина в карете без окон и высадить на незнакомой улице. «Я должен лично убедиться в том, что карта поможет людям ориентироваться на местности». Ранним утром «выбросили» Ван Вика в центре Бруклина, а уже вечером он добрался до своего офиса в Манхэттене. «В этой карте есть лишь один маленький недостаток, - сказал Ван Вик Девитту. – На ней не отмечено ни одной таверны! За десять часов ходьбы я сильно проголодался...»
Девитт устранил недостаток и разместил на бруклинской карте адреса шести таверн. Уже через месяц все шесть таверн закрылись - владельцы заведений не могли справиться с большим потоком клиентов, поэтому озлобленные и голодные туристы часто били окна и устраивали в тавернах драки.
Карта, разработанная Девиттом, была выпущена тиражом в один миллион экземпляров. Она продавалась повсюду и пользовалась колоссальным спросом. Надо сказать, что топографическое бюро получало свой процент с продаж. Таким образом оно стало одним из самых богатых ведомств в Большом Яблоке. Так, в 1901 году Девитт вручил каждому сотруднику бюро роскошный подарок – линейку, изготовленную из золота. В пересчёте на нынешние деньги такая щедрость обошлась Девитту в $2 миллиона.
К сожалению, карта Девитта полностью устарела к 1907 году. В Бруклине развернулось массовое строительство многоэтажных домов, фермерские участки и леса ушли в прошлое. Некогда популярная карта превратилась в бесполезный лист бумаги.
В 1911 году Джордж Девитт ушёл на пенсию в связи с плохим зрением. После его ухода деятельность Бруклинского топографического бюро сильно ослабла. Уже в 1912 году 75% сотрудников попали под сокращение. А в 1913 ведомство и вовсе было временно закрыто по инициативе недальновидного мэра Ардольфа Кляйна.
Надо признать, что  ньюйоркцы очень быстро забыли о Джордже Девитте. Последние годы жизни легендарный топограф провёл в одиночестве. Как-то раз он прочитал в газете маленький некролог о своей смерти. Журналисты ошиблись и приняли за топографа покойного однофамильца Девитта.
Незадолго до своей смерти пожилой топограф написал письмо градоначальнику Джону Митчеллу с предложением установить на улицах большие стенды с картами Бруклина. Своё письмо он подписал так: «Пенсионер Джордж Девитт, бывший глава Бруклинского топографического бюро». Митчелл посчитал, что кто-то пишет письма от имени «давно похороненного Девитта», и послал по адресу, указанному на конверте, полицейских. Когда стражи порядка вошли в дом, то увидели топографа мёртвым. Нью-йоркским газетам пришлось публиковать некролог вторично.