ГЛАМУРНЫЕ скандалы

Дела житейские
№7 (722)

Редактор «Русского базара», когда мы обсуждали сюжет этой статьи, сказала мне: «Только поменьше о Тайгере – мы о нем писали». А потому вкратце – для зачину.
Действительно, самый оплачивамый по версии журнала «Форбс» спортсмен и лучший гольфист десятилетия Тайгер Вудс с его гаремом стал притчей во языцех, не писал о нем только ленивый. Из-за его амурных похождений разбилась его спортивная карьера, а может, и человеческая судьба.
Моя знакомая, вдвое меня моложе, говорит: сам виноват. А я все-таки не настолько жестоковыен и кровожаден, чтобы не посочувствовать оступившемуся грешнику. Но прав Монтень: нельзя сказать, счастлив человек или несчастлив, пока он не умер.
А если бы не злосчастный дорожный инцидент, когда жена затеяла в машине драку и они врезались в дерево, Тайгеру Вудсу сошли бы его похождения на стороне? Он так и продолжал бы грешить с фанатками, и его внебрачный гарем пополнялся бы все новыми и новыми, скорее всего одноразовыми кралями? Папарацци взяли след – и пошло-поехало: разоблачение за разоблачением, перевалило за дюжину.
Из мира спорта - в сопредельные гламурные миры. Скажем, в мир кинематографа. Историю с Вуди Аленом помните? Он изменил актрисе Мие Фэрроу (у них совместный ребенок) с ее приемной дочкой придурковатой кореянкой Сун-Ю и после разразившегося скандала вынужден был на ней жениться. Это чуть было не погубило его артистическую карьеру, одно время в Америке он был парией, даже у нас в квартире мнения разделились.
Лена Клепикова была на стороне Мии Фэрроу, а я склонен был простить Вуди Алену его грех – не грех измены, а грех предательства: если погуливать, то на стороне, а не в собственной семье.
Но с кем не бывает? Пусть бросит камень и прочее. А потому я был рад, что кинокарьера Вуди Алена устаканилась, и вот сейчас он даже уболтал первую леди Франции сняться в своем новом фильме.
Однако Сун-Ю было тогда за двадцать, а вот юной калифорнийке Саманте Геймар всего 13, когда на даче актера Джека Николсона ее – вот даже не знаю, как сказать: совратил? но она уже не была девственницей; изнасиловал? но насилия как такового не было – короче, совершил с ней противоправное деяние Роман Полански, знаменитый и многократно премированный автор «Пианиста», «Тэсс», «Китай-города», «Розмари-бэби» и теперь вот «Писателя-призрака», которого он доделывал в швейцарской тюрьме и под домашним арестом на своей швейцарской  вилле и которым на прошлой неделе открылся Берлинаре - одновременно фильм появился на экранах Нью-Йорка и Лос-Анджелеса.
Хотя фильм захватывает, будучи политическим супертриллером, я смотрел его со смешанным чувством: фильмовую интригу заслоняла биография самого режиссера.
И так с этим режиссером не впервые. 
Роман Полански - по жизни человек трагической судьбы: будучи еврейским мальчиком, чудом избежал гибели в оккупированной Польше, а здесь, в Америке, его беременную на восьмом месяце жену Шерон Тэйт и троих друзей зверски убила банда садистов Чарльза Мэнсона. Потом случилась история с Самантой Геймар, но Полански бежал от американского правосудия и продолжал делать фильмы во Франции, а тут вдруг, спустя 32 года, был арестован в Цюрихе и ждет экстрадиции в Америку. Дела! Здесь даже мы с Леной, оба два, засомневались – а надо ли ворошить старое? Тем более Саманта, теперь уже матрона за сорок, давным-давно его простила, отказалась от претензий к нему – пусть он и выплатил ей и ее семье крупную денежную компенсацию.
Кстати, судя по стенограмме допросов, девочка не просто была не девушка, но и пробовала наркотики и сексуальные возбудители - к примеру, «квалюд». Не в обиду ей будет сказано. Как тогда, так и теперь снова Саманта утверждает, что Роман Полански невиновен, стал жертвой судебной ошибки и требует прекратить его преследование. Пусть он поступил как педофил и уже во Франции подтвердил свои сексуальные наклонности, сойдясь с пятнадцатилетней Настасьей Кински, которая играла в его посвященном погибшей жене фильме «Тэсс».
Схожие обвинения выставляли и против Чарли Чаплина – и небезосновательно. Кстати, и женился он в последний раз на Уне О’Нил, дочери драматурга-нобельца – она была моложе великого комика на 37 лет, но брак был удачным: 8 детей, последний, когда Чаплину было 72 года.
А литературные истории? Данте на всю жизнь был влюблен в Беатриче, которую впервые увидел когда ей было 8 лет, а ему - 9. А волокита и ходок Ромео - не педофил, когда романился с четырнадцатилетней Джульеттой? Ромео, правда, был помладше Романа, а Джульетта - на год старше Саманты, зато невиннее!  Есть и другие классические примеры – несть им числа.
Так отдавать или не отдавать 76-летнего Романа Полански на судебное растерзание в США за совершенный им 33 года назад проступок – отношения с малолеткой и побег от правосудия? Это уже вопрос навскидку читателю. 

А мы тем временем, оставив вопрос открытым, перенесемся в мир политики.  Вот где раздолье – скандал за скандалом. Независимо от партийной принадлежности, перефразируя Бабеля, – хучь демократ, хучь республиканец, хучь всякий.
Два губернатора – Южной Каролины и Нью-Йорка: республиканец Марк Сэнфорд и демократ Элиот Спитцер. Оба были вероятными кандидатами от своих партий на следующих президентских выборах, а Спитцера уже прочили в первые еврейские президенты Америки. Оба попались опять-таки на «опасных связях». Нет, не в таких, конечно, раблезианских пропорциях, как Тайгер, но тем не менее.
Имея прелестную жену и милых дочерей, Спитцер пользовался услугами подпольной эскорт-службы, а Сэнфорд, тоже не бездетный, летал к любовнице в Аргентину, а всем говорил, что путешествует по Аппалачской тропе, на которую сроду не ступал, да еще на казенный счет. Можно сказать, что он сделал географическое открытие, обнаружив Аппалачскую тропу в Бразилии.
Жена Элиота вроде бы молча смирилась с изменой мужа, а жена Марка подала на развод, написала книгу ностальгических воспоминаний о счастливой жизни с мужем и четырьмя сыновьями и не сходит с телеэкрана, раздавая интервью налево-направо. Жизнь продолжается, а жить на что-то надо: книга Дженни Сэнфорд стала бестселлером.
Тем временем и отставной Элиот Спитцер, который первое время после скандала стыдился выходить на улицу, теперь очухался и читает лекции в Гарварде. О чем бы вы думали? Представьте себе - о морали! Правда, о морали в бизнесе. На что имеет полное моральное право: когда-то вел крестовый поход против Уолл-стрита.
А пока что все замерли в ожидании очередного скандала, о котором готовится обстоятельная статья-расследование в жанре exposе в отнюдь не желтой (скорее розоватой) «Нью-Йорк таймс». Газеты «Дэйли Ньюс», «Нью-Йорк пост» и «Ньюздэй» раструбили по всему белу свету о ее предполагаемом герое - нынешнем губернаторе слепом афроамериканце Дэвиде Патерсоне. Никто точно не знает содержание этой сенсационной статьи, но будто бы речь в ней о новых похождениях губернатора, и после нее он должен неминуемо уйти в отставку, тем более  рейтинг у него в преддверии выборов и без того низок, и уступить место нашему генеральному прокурору Эндрю Куомо, сыну бывшего губернатора Марио Куомо. Обамовцы давно уламывают чернокожевого слепца снять свою кандидатуру на следующих губернаторских выборах, но тот упирается, уверенный в заговоре против него. Не исключено. Подковерная борьба в американской политике еще та! Однако на момент написания этого комментария статья в «Нью-Йорк таймс» все еще не появилась. Уже ходят новые слухи – что она о связях Патерсона не с женщинами, а с игорным бизнесом. Кто знает? Поживем – увидим.
А совладать с сексуальными инстинктами и не поддаться соблазнам не так легко. С ссылкой на писателя-католика Честертона: если вы не хотите нарушать Десять заповедей - значит, с вами творится что-то неладное. Да и кто в наше время их помнит все наизусть? Попробуйте перечислить в уме или вслух. Из всех самая трудная – не прелюбодействуй. Есть суждение, что нарушивший одну заповедь нарушает все остальные. Я так не думаю. Все-таки есть разница между прелюбодеянием и убийством.
А сколько еще среди випов неразоблаченных донжуанов?
Почему я говорю с такой уверенностью футуролога-предсказателя? Не надо быть пророком, чтобы, глядя в прошлое, угадать будущее. Секс у нас в стране оказался теснейшим образом связан с политикой. Да и не только у нас.
В какой бордель превратил свою виллу итальянский премьер Сильвио Берлускони! Принимая на этой вилле своего друга тогдашнего французского президента Жака Ширака, он привел его в ванную комнату и похвастал:
«Ты даже представить не можешь, сколько шлюх сидело на этом биде!». А теперь, когда европейская пресса обвиняет Берлускони, что он окружил себя тесным кольцом проституток, он возмущается: «Неправда! Никогда не платил за любовь!»
Пользовался он услугами и малолеток, которые называли 73-летнего премьера папочкой, хотя он годился им в дедушки. Обойдется или не обойдется этому непотопляемому эксцентрику, а теперь еще, после покушения на него, еще и подранку очередной секс-скандал, покажет время.
Коли вспомнили итальянского премьера-сластолюбца, упомянем заодно по аналогии классика итальянской литературы Альберто Моравиа, который под конец жизни написал скандальный роман «Я и Он»: по нему поставлен известный фильм, а Ватикан поместил этот провокационный роман в «Кодекс запретов Церкви».
Чем же Альберто Моравиа не угодил Ватикану и одновременно увлек читателей во всем мире? В романе два персонажа, которые вовлечены в вечный спор друг с другом: мужчина средних лет и часть его тела (нет, не гоголевский нос), которая требует и добивается независимости, превращаясь из ведомого в ведущее. Догадались? Вот именно: гони природу в дверь, она влетит в окно. 
Выскажу напоследок мое глубокое убеждение: постельная жизнь политика – за семью печатями. Это его личное дело. Пусть читатель поймет меня верно – я вовсе не за оргии, не за разврат, не за вседозволенность. Но какие только коленца не выкидывает судьба с человеком. Как быстро, вмиг, герои становятся антигероями. Как скоро проходит мирская слава. То немногое, что я помню по латыни: sic transit gloria mundi. 
Тот же политик – он не монах и не католический священник, хоть и клянется на Библии, но клятву целибата не произносит. В Древнем Египте, если мальчику прочили чиновничью карьеру, его обязательно кастрировали – подальше от  греха и чтобы не отвлекался. Вряд ли наше цивилизованное общество может пойти на такую крайнюю меру.
Шутка. Но как писал когда-то советский фельетонист Леонид Лиходеев, под одеждой мы все голые. Святых среди нас нет, каждый может поскользнуться, особенно когда сама природа дает о себе знать. А политик – тот же человек, и ничто человеческое ему не чуждо. Тем более, «угрюмый, тусклый огнь желанья», как гениально определил страсть Тютчев. Было бы лицемерием это отрицать.
Убежден: мораль не должна быть строже закона  В каком мире мы живем - высоконравственном или чересчур ханжеском?
Когда-то в Америке были иные времена. Джон Кеннеди был знаменит своими случайными связями, у генерала Эйзенхауэра была подруга с военных времен (помимо жены), даже Франклин Делано Рузвельт имел возлюбленную. И никто их за это не осуждал. Почему так посуровели нравы в нашей стране? Так ли уж это хорошо? Не ведет ли это к вранью и притворству?
Вопросы к читателям.


Комментарии (Всего: 2)

Fariseyskeya strana. Kajdiy vtoroy mectaet vticharja i osujdaet gromoglasno tech, kto delaet otkrito ili popalsja.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Demagogia, demagogia prozvetaet burnim zvetom...

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *