Скандал или тень скандала?

В мире
№2 (717)

Назвать происшедшее скандалом я бы сегодня не решился. Просто потому, что для этого у меня нет достаточных оснований. Но помня то, что стало известно после того, как предыдущий израильский премьер ушел со своего поста, я бы поостерегся напрочь отрицать, что ничего не было.

На днях египетский министр иностранных дел Ахмед Абу Гейт сделал несколько заявлений в связи с урегулированием арабо-израильского конфликта. Заявления были сделаны публично, да к тому же еще и на сессии международного объединения, пусть и полузабытого ныне, называемого Средиземноморским Союзом. Тем не менее Абу Гейту внимали министры иностранных дел Франции, Иордании, Испании и Туниса, что, согласитесь, накладывало на говорящего определенную ответственность.
Так вот, египетский министр поведал коллегам о том, что в позициях израильской и палестинской сторон появились хоть и не видимые миру, но разительные изменения. Эти изменения якобы стали известны Абу Гейту после того, как в Каире на прошлой неделе прошли переговоры между президентом Египта Мубараком и израильским премьером Нетаниягу.
По словам египетского министра, Нетаниягу, «готов смириться с идеей столицы палестинского государства в «арабском Иерусалиме». Израиль также якобы готов «передать палестинцам сто процентов» территории Иудеи и Самарии.
Палестинцы тоже, в свою очередь, готовы к немыслимым прежде уступкам – они как будто бы вполне могут отменить свое требование о полном замораживании строительства в еврейских поселениях Иудеи и Самарии. Не бесплатно, ясное дело. Они готовы сделать это в обмен на ослабление блокады сектора Газы и на прекращение практики ликвидаций террористов на территории автономии.
Ну и прочие «незначительные» мелочи, вроде изменения зон ответственности для приведения их к тому виду, который существовал до второй интифады, а также демонтажа нескольких блокпостов и освобождения нескольких палестинских заключенных.
В принципе то, что якобы готов сделать для достижения соглашения с палестинцами израильский премьер, практически не отличается от того, на что готовы были пойти его предшественники. Но (внимание!), как сообщают СМИ, «средиземноморские министры согласились, что главной трудностью в возобновлении мирных переговоров является тот факт, что и Нетаниягу, и Аббас, не желают объявить об изменении своей позиции публично».
Можно много говорить о том, что некоторые вещи нельзя афишировать до тех пор, пока до этого не созреет ситуация. Что, будучи заранее оглашенными, столь «смелые» шаги могут быть дискредитированы. Что, наконец, «мысль изреченная есть ложь».
Не буду говорить о «палестинской общественности», ибо подозреваю, что таковой не существует, скажу лишь об общественности израильской. Ее, израильскую общественность, подобная непрозрачность не только дезориентирует, но и рушит в ее глазах образ израильской политики, которая, как они привыкли считать, должна делать все, что идет на пользу еврейскому государству.
Несомненно, любой мир с враждебным Израилю окружением, которого можно было бы достичь без ущерба для безопасности страны, следует считать благом. И для этого всяческие дипломатические шаги можно считать приемлемыми. Но откуда вся эта секретность, откуда опровержения заявлений, сделанных египетским министрам, которые, как пишет израильская пресса, вышли из недр премьер-министра Израиля?
А пресса пишет вот что: «Канцелярия премьер-министра Биньямина Нетаниягу опровергла сообщения египетской прессы о том, что глава израильского правительства будто бы согласен обсудить с палестинской администрацией создание для них будущей столицы в Иерусалиме».
Канцелярия сообщает, что «премьер-министр занимает твердую позицию, которую четко отстаивает во всех своих дипломатических контактах с мировыми лидерами, а именно: в любом будущем мирном соглашении Иерусалим останется единым и неделимым и под израильским суверенитетом и что безопасность Израиля не будет означать возврат к границам, существовавшим до 1967 года».
Помните, о чем я говорил в начале этой статьи? О том, что многие подробности о предложениях предыдущих руководителей Израиля в их переговорах с палестинцами становились известными лишь по прошествии времени. Израильская пресса подчеркивает, что «до того, как принять решение о замораживании на десять месяцев строительство в еврейских поселениях Иудеи и Самарии, о чем было объявлено в ноябре 2009 года, Нетаниягу часто отрицал, что планирует осуществлять подобную политику». Теперь это «замораживание» стало фактом.
Есть такое определение: политика, мол, - это искусство возможного. Действительно, окно возможностей в отношениях между Израилем и его арабскими соседями достаточно узко. Однако граждане страны вправе знать, что предпринимают люди, избранные ими на высшие посты.
Если после последних выборов в Кнессет еще шли разговоры о необходимости внесения изменений в израильскую систему выборов, то теперь таких разговоров практически не слышно. Политики нового созыва притерлись друг к другу, научились обходиться без выяснения отношений.
Но люди, отдавшие свои голоса за того или иного кандидата, голосовали не за имя. Они голосовали за ту программу, которую предлагал данный кандидат. Теперь же, видя, как меняется политическая линия правительства, более того, зачастую, как в описанном выше случае, просто не видя этой линии, избиратели недоумевают. Что происходит, думают они. Надо ли было голосовать за этих людей, спрашивают они себя. И что делать, когда настанет время следующих выборов?
Политика - по определению вещь нечистая. Она сродни медицине – для того, чтобы очистить рану, пациенту приходится делать больно. Но, как кажется, еврейским политикам в еврейском государстве надо бы как-то помягче относиться к своим пациентам-гражданам страны. Им и так нелегко. И усугублять их состояние обкатанными в мировой дипломатии средствами, вроде пускания пробного шара, для того, чтобы узнать их реакцию, было бы несправедливо.