Самый молодой демократ в Сенате

Америка
№42 (704)

В нынешней битве за продвижение реформы системы здравоохранения основным моментом, разделяющим демократов и республиканцев, стала идея создания «государственной страховки, способной конкурировать с крупными частными компаниями».

Таким способом либералы предполагают сбить рыночным же путем цены на рынке медицинских услуг. Республиканцы же категорически против подобного вмешательства государства в рыночные отношения вообще и в систему здравоохранения в частности. Но пока компромисса на этом пути не видно. Придуманные сенатором Максом Бокусом как паллиатив госстраховке, медицинские кооперативы, по прогнозам специалистов, не смогут выдержать конкуренции с крупными частными компаниями. А вот что можно предложить взамен - пока не очень понятно. Возможно, что компромиссный вариант проявится во время общей дискуссии в Сенате, где сторонники и противники либеральной версии будут вносить свои поправки. К слову, даже  среди демократов сторонников огосударствления медицины не так уж и много. И к большому удивлению многих, совсем недавно в их число вошел «самый молодой» сенатор-демократ, сенатор от Пенсильвании Арлен Спектер. Буквально на прошлой неделе в интернет-журнале известной консервативной обозревательницы Арианы Хаффингтон он заявил, что ни в коем образе не поддержит билль, если в нем не будет заложен план создания «мощной государственной страховки». А ведь еще в мае он был категорически против такого варианта реформы. Впрочем, за последние месяцы этот умеренно-консервативный политик заметно ушел влево.  
Арлен Спектер появился на свет в 1930 году в городке Вичита (Канзас). Он стал младшим сыном иммигрантов из России Гарри Спектера и Лили Шанин, перебравшихся в Америку в 1911  году. Через несколько лет после его рождения семья перебралась в другой канзасский городок – Рассел (здесь, кстати, вырос  один из лидеров республиканской партии в 80-90-е годы Боб Доул, проигравший Биллу Клинтону выборы 1996 года). В этом небольшом провинциальном типично канзасском городке прошли детство и юность будущего сенатора.
Семья еврейских иммигрантов - Спектер воспитан в иудаизме - жила довольно бедно. Отец, ветеран Первой мировой, получивший на войне тяжелое ранение, в годы Великой депрессии подрабатывал портным, торговал с лотка фруктами, даже был владельцем «джанки». Да чем только в те годы не приходилось зарабатывать на содержание семьи. 
От младшего ребенка требовали только одного – учись. И он учился. По окончании школы  Спектер поступил в Университет Оклахомы, а затем перевелся в Университет Пенсильвании, который блестяще закончил по курсу международных отношений в 1951 году.
В годы корейской войны он был призван в армию и прослужил два года офицером ВВС в  Air Force Office of Special Investigations.
По окончании войны Спектер поступил в Йельскую юридическую школу, которую закончил в 1956 году. В том же году произошло еще два события в его жизни: он получил лицензию адвоката в Пенсильвании и женился.
После получения лицензии он вместе с Марвином Кацем (теперь федеральный судья в Пенсильвании) открыл собственную юридическую фирму, а затем перешел на работу в прокуратуру. В те годы он был зарегистрирован как демократ.
В 1965 году на выборах окружного прокурора он выставил свою кандидатуру против своего  начальника – Джима Крамлиша, а так как тот переизбирался от демократической партии, то Спектер, хоть и был демократом, выставил свою кандидатуру от республиканцев. И победил. После чего сразу же перешел в республиканскую партию. Впрочем, он уже тогда придерживался достаточно консервативных для демократов взглядов. Он был и остается сторонником смертной казни, свободной продажи оружия.
Впоследствии Спектер еще дважды выигрывал выборы окружного прокурора Филадельфии. А после ухода с прокурорской должности работал юристом в престижной фирме Dechert, Price & Rhoads. Также он поработал консультантом в комиссии Уоррена, занимавшейся расследованием убийства Джона Кеннеди. По некоторым данным, именно Спектер был автором  (или одним из авторов) «теории единственной пули», одобренной этой комиссией. Эта теория считает, что техасский губернатор Джон Коннели был ранен той же пулей, что и Джон Кеннеди. Таким образом снимается версия о двух стрелках.
Нельзя сказать, что Спектер все время побеждал на выборах. В 1976 году, выдвинув свою кандидатуру в Сенат, он проиграл праймериз однопартийцу Джону Хайнцу, а через два года опять же проиграл праймериз уже на пост губернатора штата. Только в 1980 году удача улыбнулась ему - Ричард Швейкер, представлявший Пенсильванию в верхней палате Конгресса, объявил об уходе в отставку. Спектер сразу же выдвинул свою кандидатуру и  с большим трудом вырвал победу у бывшего мэра Питсбурга  Питера Флаэрти.
Арлен Спектер представляет Пенсильванию в Сенате в января 1981 года. Он уже пять раз переизбирался на этот пост и стал первым и единственным пенсильванским «долгожителем» в палате – никто из его штата так долго в Сенате не служил.
До апреля этого года Арлен Спектер был республиканцем - одним из немногих умеренных консерваторов в палате, из тех, кого представители крайне правого крыла называют либералами, а газета Pennsylvania Report  -  вымирающим видом политиков. Потому что Спектер хоть и был ярым сторонником республиканской философии, но всегда отстаивал свою точку зрения, а она находится где-то посредине. Потому и нападали на него то консерваторы, то либералы.
К примеру, сколько упреков от консерваторов он получил за свое неприятие попытки импичмента президенту Клинтону в 1998-1999 годах. Тогда, ссылаясь на шотландские законы, Спектер требовал, чтобы президенту был вынесен вердикт – «не доказано», что было зарегистрировано как «не виновен».
А несколько раньше, в 1991 году, когда в Сенате разбиралось дело члена Верховного суда Кларенса Томаса, на него обрушились либералы за «слишком агрессивный допрос» Аниты Хилл, обвинявшей своего начальника в домогательствах. Спектер же считал, что Хилл лжесвидетельствует. И оказался прав. 
К нему вполне подходит определение – «свой среди чужих, чужой – среди своих». В этом вопросе он удивительно напоминает своего коллегу-демократа Джо Либермана, который по ряду вопросов выступает резко против своих однопартийцев. А взгляды Спектера на право женщины на аборт или на права иммигрантов приводят консерваторов в бешенство.
За годы своей деятельности в палате старший сенатор от Пенсильвании занимал много важнейших постов: был главой комитета по разведке, главой комитета по делам ветеранов, а  в 2005 году Спектер занял один из ключевых постов  –  стал главой юридического комитета.
Именно на этом посту и проявились его независимость и несогласие с республиканским мейнстримом. Он резко выступал против попытки администрации Буша под предлогом борьбы с терроризмом прослушивать и  записывать разговоры американцев без санкции суда. Как глава комитета он пригласил  для дачи показаний тогдашнего министра юстиции  Альберто Гонсалеса. И тому пришлось объясняться с законодателями относительно легальности подобных программ. Выглядел министр очень не убедительно. Но это была не единственная стычка сенатора с администрацией президента Буша. Чуть позже консерваторы припомнят ему и это.
В феврале этого года, еще будучи республиканцем, Спектер, один из немногих сенаторов великой старой  партии,  проголосовал  за обамовский пакет стимулов (American Recovery and Reinvestment Act of 2009). И это голосование стало поворотным в его судьбе.
Руководство республиканцев, пытаясь преодолеть кризис, возникший после разгрома на выборах 2008 года,  стало стремительно праветь. А это означает, что в партии верх берут консерваторы,  именно они начали массированную атаку на Арлена Спектера. В его штате началась широкая рекламная кампания, набиравшая обороты с каждым днем, с требованием отозвать сенатора из офиса.
Вместе с тем Спектер уже давно заявил, что собирается в следующем году идти на выборы и отстаивать свое место в Сенате.  Еще в марте этого года на вопрос корреспондента CNN, не собирается ли он выдвигаться в качестве независимого кандидата, сенатор отвечал: «Я хочу развеять все сомнения. Я был республиканцем и остаюсь им. Значит на выборы я пойду как республиканец».
Уже через месяц, 28 апреля сего года, он сменил партию. «Так как республиканская партия все дальше сдвигается вправо,- заявил сенатор,- я все больше чувствую конфликт с нынешней республиканской философией и мне все больше по душе философия демократов».
На самом деле кроме философии Спектером двигали вполне практические соображения -  последние на тот момент опросы республиканцев в Пенсильвании показали, что его шансы на переизбрание крайне малы – он просто не пройдет праймериз. Отставание Спектера от противника по партии в тот момент достигало 14 процентов и, судя по настроениям в партии, могло только увеличиться. Итак, решение было принято. Спектер сменил партию, в результате этого лишился всех своих постов в Сенате (он был главой республиканской фракции в юридическом комитете и в добром десятке подкомитетов). Но теперь у него появились шансы на победу на выборах следующего года. А если закон о реформе будет принят, то можно считать эту победу гарантированной.