НЕ ДОВОДИТЬ ДО КРАЯ

В мире
№40 (702)

Сотрудники Северо-Западного центра судебных экспертиз, Следственного комитета Петербурга и Петербургского суда очень удивятся, если их назовут врагами территориальной и политической целостности России.
В феврале этого года группа молодых людей до полусмерти избила петербургского школьника Керимова, выкрикивая при этом: “Россия для русских! Бей хачей!” Эксперты-лингвисты, следователи и судьи не признали данные лозунги экстремистскими.
Они также очень удивятся, если им скажут, что свои бюджетные зарплаты они получают как раз за счет нерусских. И скинхеды получают стипендии в училищах и техникумах за счет нерусских. Все сырьевые ресурсы, которыми живет сегодня Россия, сосредоточены на территории автономий. Башкирия, Татария, Коми, Ханты-Мансийский, Ямало-Ненецкий округа – нефть и газ. Якутия – алмазы и золото, Таймыр – уникальные залежи платины и никеля.
К счастью, представители народов, населяющих автономные республики и округа, весьма терпимы, терпеливы и не мыслят своего существования вне России. В Петербурге сейчас гораздо больше сепаратистов, чем в Башкирии. Они украшают окна, лобовые стекла машин флагом Северной Ингрии – республики, существовавшей на территории нынешней Ленинградской области в 1918-20 годах. Как мы помним из истории, в смутные времена Гражданской войны были у нас Кубано-Черноморская республика, Дальневосточная республика, Каракорум-Алтайская республика, Уральская республика, Уфимская директория, Сибирская директория... В начале прошлого века омский поэт, впоследствии лауреат Государственной премии СССР Леонид Мартынов писал: “Не осуждай сибиряка, что он угрюм и носит нож. Ведь он на русского похож, как барс похож на барсука!”
Идеи автономий возникают, как правило, при деградации империй и имперской власти. В России процесс начался еще до революции. В Омске недавно отметили 90-летие “Декларации о государственном суверенитете Сибири”. Сторонники Северной Ингрии называют себя ингерманландцами, а Россию - “Московией”, “азиатчиной” и “рашкой”.
Пока это не более чем интеллектуальные игры, легкая фронда. Но за ними отчетливо прослеживается неприятие федеральной власти. “Мы - самодостаточный регион, неотъемлемая часть Балтийского региона и Европы в целом, - говорится в программном документе ингерманландцев. - Наше свободное, поступательное развитие тормозится Московией - ее поборами, войнами, провокациями, подавлением свободы и навязыванием азиатского образа жизни”.
Об угрозе сепаратизма, провоцируемого неумной политикой государства, автор этих строк писал на исходе 90-х годов, но опубликовать удалось только в зарубежном издании. Российские редакторы отказывали не из боязни перед властью, а по своим соображениям. Одни считали проблему надуманной, другие говорили: “Старик, это чересчур!”, третьи просили не будить лихо, пока оно тихо.
Сейчас говорят не боясь. Плод, к сожалению, созревает на глазах. Еще в 2000 году аналитики ЦРУ в закрытом докладе прогнозировали распад России на 6-8 государств. Кое-какие предсказания, к сожалению, уже сбываются. Так, американские эксперты почти 10 лет назад предрекали, что население России с тогдашних 146 миллионов сократится до 135 миллионов к 2015 году. Сейчас нас меньше 141 миллиона.
Мы привыкли под распадом подразумевать национально-территориальное разделение. Между тем этнического сепаратизма в стране почти нет. Хотя фашиствующие элементы и слепая власть, потворствуя им, делают все, чтобы отвратить национальные республики от Москвы. (Кавказ – отдельная тема.)
Но некий дух тревоги витает над страной. Неявственная угроза сепаратизма из национальной плоскости перемещается в сферу экономическую. Одни если не оправдывают, то объясняют автономистские настроения протестом предпринимателей против диктата и самодурства федерального центра. Другие прямо обвиняют капиталистов в своекорыстном растаскивании страны на удельные бизнес-княжества. Третьи добавляют сюда обостряющуюся конкуренцию региональных и федеральных элитных групп. Кстати, на прошлой неделе главы Свердловской, Челябинской, Оренбургской областей, Ханты-Мансийского автономного округа и Башкирии решили возродить забытую с ельцинских времен ассоциацию “Большой Урал”.
Помимо прямых протестов или коварных замыслов олигархов и региональных властителей, поднимается пока не высокая, но заметная волна русского народного сепаратизма. Она рождается на окраинах, по берегам морей и океанов.
Исподволь подумывают о самостоятельности Сахалин и Калининград, у них есть экономические возможности: на Сахалине – своя нефть, Калининград – крупный европейский порт.
Владивосток и Мурманск бунтуют против Москвы откровенно. Дальневосточники не прощают и не простят федеральному центру повышения пошлин на ввоз иномарок из Японии, в результате чего почти сто тысяч человек осталось без работы. Мурманск же выбрал себе мэра под лозунгом: “Москва, не учи нас, мы – не крепостные”.
Уже обсуждается идея разделения России на “естественные экономические пространства”.
Безусловно, на настроения влияет кризис, спад производства. Прибавим необозримые пространства – и получим очень опасное сочетание. Россия разламывается под тяжестью своих территорий. Но география, расстояния - далеко не главное. Главное – труднопреодолимые пространства.
Да, мы можем двое суток на трех-четырех самолетах добираться из поселка Медвежий до Москвы. Были бы деньги на билеты. Но абсолютное большинство населения не в состоянии позволить себе дальние поездки в отпуска. Люди стали пленниками. И вольно или невольно возникает простая мысль: “А коли так, то зачем нам Москва, которая ничем не помогает, только вредит, обирает нас и жирует на наши деньги”. Для них Москва – неосязаемый миф и недоступный объект, в то время как они для нее – вполне реальное податное население. Брошенное, озлобленное, готовое в знак протеста чуть ли не свой государственный флаг поднять. В прошлом году президент Медведев побывал на Камчатке и ужаснулся: “Если мы не активизируем здесь работу, то в конечном счете просто можем все потерять”.
При этом учтем: чтобы довести до разорения такой богатейший край, как Камчатка, одних федеральных вредителей мало - необходимы соответствующие им местные начальнички. А поскольку губернаторов назначает Москва, то она в глазах народа и виновата. Во всем.
И все же угроза распада России из-за нового русского сепаратизма преувеличена. Есть в российском народе черта – называется патернализм. Упование на отца-начальника. В данном случае она спасительна. Как показывает действительность, народ отнюдь не рвется к демократии и самостоятельности. Он хочет честного и справедливого руководства. Самое же главное – в менталитете. Ощущение российской общности в нас очень сильно, независимо от места проживания. И любые разговоры о разделе страны у большинства вызывают протест. Но нельзя бесконечно эксплуатировать, испытывать эти чувства.
Русский человек потребует отделения своего края от Москвы лишь в запредельном случае - если доведут.
Не надо доводить.  Москва


Комментарии (Всего: 3)

Лёлик, пусть они себя убеждают. Им так легче жить.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Не ДОЖДЁТЕСЬ!
Скорее в Америке начнется гражданская война, с последующем распадом страны на штаты - новые государства. Попутного вам ветра! Это ж на благо!
"Да, кучка вашингтонских холопов потеряет дармовые хлеба и массу увеселительных зрелищ, но неужто кто-то думает, что Форды-Морганы или Обама - всерьез и надолго?!"

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Угроза распада? Это не угроза, это спасение России. Посмотрите на русскую деревню, что сделала с ней гиперцентрализация культурного (в кавычках) строительства.

Распад России спасет Россию от вымирания. Да, кучка московских холопов потеряет дармовые хлеба и массу увеселительных зрелищ, но неужто кто-то думает, что Абрамович или Путин - всерьез и надолго?!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *