Убийца уже в пути?

В мире
№39 (701)

В конце прошлой недели Европа получила от террористов очередную «черную метку» - на одном из сайтов, связанных с исламистами, было размещено видеообращение с объявлением о том, что в скором времени «Германия проснется в ужасе». Немецкие власти отнеслись к угрозе настолько серьезно, что ввели в стране высшую степень готовности, во исполнение которой были усилены меры безопасности на транспорте и в общественных местах.

Что заставило немцев почти поверить в то, что угроза актуальна? Как ни странно, правдоподобность заявлению придал необычный его характер – вместо бородатого шахида с автоматом Калашникова на экране компьютера можно было увидеть гладко выбритого, одетого по-европейски человека, говорящего на безупречном немецком языке. Что не удивительно: изображенный на видеозаписи оказался гражданином Германии марокканского происхождения по имени Беккай Харрах, получившим образование в Бонне. Мимо такого пройдешь – не заметишь. Агентство DPA в своем сообщении подчеркивает, что Харрах выглядит «как типичный европеец».
Не будем заострять внимание на том, что африканец в Европе уже не выделяется из толпы, если только он не вооружен автоматом, заметим лишь, что и английские теракты в метро также осуществляли не оборванные муджахеды, а вполне «типичные британцы». Именно поэтому представители правоохранительных органов Германии, просмотрев обращение террориста, сделали вывод, что и те, кто готовится к анонсируемым терактам, будут, скорее всего, походить на прилежных студентов.
Угроза со стороны террористов на этот раз носит не абстрактный характер, как это часто бывает, - мол, вы тут все крестоносцы, все враги ислама и друзья Израиля. Сейчас все мотивировано. Террористы требуют, чтобы Германия вывела свои войска из Афганистана. Есть и временная привязка. Террористы извещают, что теракты могут быть приурочены к предстоящим в Германии выборам в бундестаг. Дело в том, что от этих выборов напрямую зависит то, какие партии войдут в германский парламент, а также и то, какие добьются большинства и смогут, таким образом, сформировать правительство. О том, что немцам обещают, что они «проснуться в ужасе», я уже говорил. Но есть и продолжение: «...если не будет избрано новое правительство».
И еще одно отличает нынешнее видеообращение исламистов. Это, если можно так выразиться, забота о ближнем. Харрах советует германским мусульманам в течение двух недель после 27 сентября, когда состоятся выборы в бундестаг, воздержаться от посещения мест скопления людей, а также держать поблизости своих детей. Хотелось бы отнести это на счет неожиданно проснувшегося в террористах желания не приносить вреда мирным жителям, но нет, скорее всего, мы наблюдаем лишь тот тончайший налет европейского воспитания, которое получил, может быть, вопреки своей воле, этот марокканец, выросший в Европе. К тому же его показное человеколюбие направлено лишь на единоверцев.
Как бы то ни было, угроза террористов возымела воздействие. Эксперты по борьбе с терроризмом считают, что указание времени возможной атаки, а также предостережение тем, кого террористы хотели бы уберечь ее последствий, говорит о том, что Харрах «берет на себя серьезную ответственность» перед руководством своей организации и «ставит на карту свою собственную честь».
О «чести», однако, можно не говорить. Честь – европейское понятие. Для джихадистов этот термин имеет смысл постольку, поскольку он позволяет им вводить в заблуждение неверных. Это, скорее, относится к разряду военных хитростей, позволяющих ввести в заблуждение «врагов ислама». Такое даже поощряется.
Слов нет, силовые структуры Германии обязаны сделать все, что от них зависит, для того, чтобы минимизировать возможные последствия теракта в том случае, если он произойдет. Но не является ли появившееся в интернете предупреждение простым средством воздействия на умонастроения немцев, которые 27 сентября пойдут к избирательным урнам? Такое тоже можно предположить. Всем памятны события, произошедшие в Испании перед парламентскими выборами в этой стране в 2004 году, когда гибель двухсот человек от террористических атак привели к непредсказуемому результату: к власти после восьмилетнего перерыва вновь пришли социалисты, лидер которых поспешил заявить, что «война в Ираке и его оккупация стали катастрофой» и испанские войска будут выведены из Ирака.
На предстоящих выборах немцам предстоит выбрать не только бундестаг, но и канцлера Германии, от личности которого во многом зависит направленность германской политики. Предвыборные теледебаты, проведенные недавно, показали, что нынешний канцлер ФРГ Ангела Меркель не превосходит в популярности среди избирателей своего главного конкурента, нынешнего министра иностранных дел. Опрос показал, что свыше трети респондентов считают, что в предвыборных теледебатах кандидат в канцлеры от социал-демократов выглядел предпочтительнее, нежели нынешний канцлер.
Для того чтобы оставить Меркель и ее партию за бортом, достаточно того, чтобы христианско-демократическому союзу госпожи Меркель с тридцатью пятью процентами избирателей, готовых поддержать эту партию, противостояли социал-демократы, которых представляет глава МИДа, с двадцать одним процентом, «Левые»  и Свободная демократическая партия с четырнадцатью процентами и «Зеленые» с десятью. Все оставшиеся партии по прогнозам политологов не наберут и шести процентов.
Если подобный расклад реализуется, в Германии к власти придет левое правительство, опирающееся на левый бундестаг, а чем левые отличаются от правых по отношению к исламской проблематике, - давно известно.
Что я хотел всем этим сказать? А вот что. Вполне может оказаться, что очередная «черная метка» исламистов – не более чем пустышка. Не более чем «стимул», то есть остроконечная палка, которой в древности погоняли вьючных животных. Намек на то, что может последовать, если у власти останутся правые. В этом случае «типичный европеец» Харрах вполне может быть просто фотороботом, ряженым, которого выпустили на авансцену перед основным действием для того, чтобы соответствующим образом подготовить уважаемую публику.
Немецкие газеты пишут, что, поскольку предупреждение опубликовано, террорист может быть уже в пути. Или даже – в Германии. Пока что очевидно другое. Террорист – в головах немецких граждан, и, вызывая в очередной раз его образ, кто-то очень хотел бы запугать их настолько, что в следующий раз одно только упоминание об исламском террористе с «типично европейской внешностью» напоминало бы им, за кого голосовать, а за кого - нет.