Кто виновен в убийстве генпрокурора?

В мире
№37 (699)

В Германии назревает скандал, связанный с одним из самых закрытых подразделений МВД – Федеральным ведомством по защите Конституции (контрразведки). В функции этой спецслужбы входит, в частности, борьба с терроризмом на территории страны. А началось все с недавнего ареста 57-летней жительницы Берлина Верены Беккер.

Сорок лет назад имя этой женщины было известно не только в обеих частях разделенной Германии, но и далеко за ее пределами. В Западной Германии она входила в число самых разыскиваемых полицией преступников. Несмотря на молодость (в момент ареста в 1977 году ей еще не исполнилось 25 лет), Верена Беккер уже тогда являлась видной активисткой второго поколения террористической организации «Фракция Красной армии» (Rote Armee Fraktion, сокр. RAF). На ее счету планирование ряда громких терактов, в том числе и с человеческими жертвами, а также участие в захвате заложника.

В 1978 году по совокупности деяний Беккер приговорили к пожизненному заключению. Однако в 1989-м неожиданно для всех она удостоилась чести быть помилованной самим президентом Федеративной Республики Рихардом фон Вайцзеккером. Перед освобождением Беккер с ведома правоохранительных органов сменила фамилию и до недавнего времени тихо-мирно жила в Берлине под полицейским надзором. И вдруг все немецкие СМИ облетает сообщение: Верена Беккер вновь арестована. Причем, по старому делу: ее подозревают в соучастии в 32-летней давности убийстве генерального прокурора ФРГ Зигфрида Бубака.

Убийство 57-летнего генпрокурора было совершено 7 апреля 1977 года в тихом городке Карлсруэ, где сосредоточены главные офисы ряда судебных и правоохранительных органов Федеративной Республики. Вечером этого дня на служебном «Мерседесе» он возвращался с работы домой. В машине он был не один: за рулем находился его 29-летний личный водитель, сам Бубак сидел рядом с ним, а на заднем сиденье разместился 43-летний начальник транспортной службы прокуратуры. Когда на одном из перекрестков водитель остановился на красный сигнал светофора, справа от прокурорской машины притормозил мотоцикл, на котором ехали двое. Сидевший сзади мотоциклист выхватил автомат и расстрелял всех находившихся в салоне «Мерседеса».

Ответственность за эту акцию взяла на себя RAF. В распространенном ею заявлении сообщалось, что таким способом организация отомстила генпрокурору за смерть в западногерманских тюрьмах трех ранее арестованных ее членов.

В убийстве Бубака обвинили трех активистов первого поколения RAF - Кристиана Клара, Кнута Фолькертса и Бригитту Монхаупт. Суд признал их виновными в совершении этого преступления и приговорил к пожизненному заключению. Ныне же все они на свободе: Фолькертс был помилован ещё в 1995 году, Монхаупт и Кляр – в 2006-м и 2008-м соответственно. Но не будем сейчас останавливаться на столь поразительной гуманности немецкого суда (ведь ни один из осужденных так никогда и не признал своего участия в том теракте). Главное, что до настоящего времени следствие так и не смогло установить, кто же в роковой вечер 7 апреля 1977 года управлял мотоциклом, а кто стрелял в машину генпрокурора.

Сегодня Верене Беккер 57 лет - столько же, сколько было Зигфриду Бубаку в день его убийства. Из этих 57-ми, как уже отмечалось выше, 12 лет она провела в заключении. Арестовали ее вместе с боевиком RAF Гюнтером Зонненбергом спустя всего месяц после расстрела Бубака и его спутников - 3 мая 1977 года. В операции по их захвату участовало несколько сотен (!) полицейских с привлечением бронетехники, вертолета и кинологов с собаками. Тем не менее, Беккер и Зонненберг открыли огонь по полиции, тяжело ранив одного из атакующих. При проверке изъятого у арестованных оружия выяснилось, что один из их автоматов «засветился» при расстреле Бубака и его спутников. И хотя доказать причастность Беккер к тройному убийству в Карлсруэ не удалось, содеянного ею ранее хватило на пожизненный приговор, удивительным образом трансформировавшийся в 12-летнее лишение свободы.

В 2008 году сын Зигфрида Бубака, Михаэль, объявил, что ему стали известны новые обстоятельства убийства отца - в частности, что на мотоцикле была Верена Беккер. Поскольку по законодательству Федеративной Республики преступления такого рода не имеют срока давности, прокуратура возобновила следствие. Однако проведенный анализ следов ДНК, сохранившихся на найденных в 1977 году мотоциклетном шлеме, куртке и перчатке, опроверг это подозрение.

Тем не менее, следствие продолжалось. И вот новое сообщение: на датированном апрелем 1977 года тексте обращения, в котором RAF брала на себя ответственность за убийство генпрокурора, выявлены следы ДНК Верены Беккер. В ходе проведенного обыска в ее берлинской квартире найдены и другие доказательства, позволившие произвести ее арест и предъявить обвинение «во внесении существенного вклада в подготовку и реализацию этого теракта». Но уже сейчас появилась информация, наводящая на мысль, что в этом деле все намного сложней, чем кажется (хотя, казалось бы, куда уж сложней!).

Первые «звоночки» раздались еще нынешней весной, когда Генеральная прокуратура потребовала от федерального МВД рассекретить оперативно-розыскную часть дела по убийству Бубака. И когда министр внутренних дел Вольфганг Шойбле наотрез отказался это сделать, депутаты Бундестага от Социал-демократической партии пригрозили подать жалобу в Конституционный суд. И тут по случайному, надо полагать, совпадению, в СМИ прошло сообщение о том, что в архивах «Штази», которые без малого вот уже два десятка лет изучают сотрудники специально созданной для этой цели правительственной комиссии, найден документ, дающий основания полагать, что Верена Беккер находилась на связи с восточногерманской разведкой.

Что из этого следует? Ну, версий можно нагородить семь верст до небес. Главное, удастся ли прокуратуре теперь, 32 года спустя, установить всех прямо и косвенно причастных к расстрелу генпрокурора и сопровождавших его лиц? Хотелось бы верить, что с этой задачей следствие на сей раз справится.