Бой не местного значения

В мире
№34 (696)

В конце прошлой недели информационные агентства сообщили об очередном вооруженном инциденте на территории сектора Газы, в городе Рафиах, расположенном на границе с Египтом. Казалось бы, ничего необычного, в нашпигованном оружием анклаве что ни день, то перестрелки, однако на этот раз СМИ уделили происшедшему необычно большое внимание. Объясняется это тем, что «исполнительные силы» ХАМАСа вступили в вооруженное столкновение с боевиками доселе практически неизвестной группировки - «Джунд Анср Алла», которая принадлежит к международной террористической сети «Аль-Каеды».
События развивались следующим образом. Во время пятничной проповеди в одной из мечетей Газы шейх Абд эль-Латиф Мусса объявил о создании в Рафиахе «исламского эмирата» и введении в городе законов шариата. Шейх обвинил ХАМАС в том, что эта организация предала ислам, назвав «правительство» Газы «светским», и даже упрекнул ХАМАС в мягком отношении к «сионистскому образованию», то есть к Израилю.
Если бы Мусса ограничился лишь общими словами, по всей видимости, ничего бы и не было, однако обвинения в свой адрес лидеры ХАМАСа не могли оставить без ответа. Мечеть была окружена, и разгорелся настоящий бой с применением стрелкового оружия и гранатометов. Когда дым, как говорится, рассеялся, стало ясно, что ХАМАС победил - Абд эль-Латиф Мусса и еще несколько его соратников взорвали себя. Всего же погибло двадцать четыре человека, более ста двадцати получили ранения. Сообщается, что среди погибших есть и члены ХАМАСа.
Около сорока членов «Джунд Анср Алла» арестованы. В Рафиахе введен комендантский час. Руководство ХАМАСа в своем официальном сообщении объявило Абд эль-Латифа Муссу, а заодно с ним и всех, ему сочувствующих, «сумасшедшими».
До сих пор наиболее кровопролитная борьба между вооруженными формированиями шиитов - с одной стороны, и суннитов салафитского толка - с другой, происходила в Ираке. Теперь война двух полюсов джихадистского движения перенеслась на территорию Газы.
Не будем вдаваться в богословские тонкости извечного противостояния шиитов и суннитов, отметим лишь, что шиитский джихадизм полностью опирается на Иран, как на государство-спонсор, тогда как «Аль-Каеда» представляет собой конспиративную сетевую структуру, о руководящих органах которой, как и о способах финансирования, известно чрезвычайно мало. Эти два подхода соответствуют той классификации, согласно которой джихадизм подразделяется на несколько течений.
Согласно шиитской трактовке джихада, на современном этапе главным врагом ислама является светская власть мусульманских государств. Основными врагами по-прежнему, конечно, остаются христиане и иудеи, но их оставляют «на потом», а в первую очередь предлагается свергнуть режимы, сохраняющие «непросвещенное языческое состояние народов», в котором они находились до откровений пророка Мухаммеда.
Лидеры этих режимов отказываются вводить шариатское право и вести «истинно исламский образ жизни». Лишь после уничтожения «ближнего врага», находящегося под влиянием «врага дальнего», под которым понимаются, главным образом, США и Израиль, эти враги станут следующей мишенью джихада. Именно такова фразеология иранских мулл и их рупора Ахмадинеджада. «Большой и малый Сатана», находящиеся под их влиянием продажные режимы, и многое другое. Такова и тактика иранского джихада.
Имея отдаленной целью все те же США и Израиль, Иран на современном этапе занят укреплением своих позиций в одних государствах и созданием «пятой» колонны в других. Вопрос создания всемирного халифата иранские лидеры на данном этапе перед собой не ставят, в полном соответствии с той доктриной, которую мы описали выше, они стремятся поставить под свой контроль отдельные государства, которые в будущем могли бы стать базами для дальнейшего распространения джихада.
«Аль-Каеда» придерживается стратегии глобального джихада, которую обнародовал в своей фетве в 1996 году Осама бен Ладен, заявивший, что прямая конфронтация с иудео-христианским Западом объективно неизбежна. Так как, по его мнению, существование правительств мусульманских государств, относящихся к «ближнему врагу», целиком и полностью зависит от поддержки «дальнего врага», то и основной целью «Аль-Каеды» считаются западные страны. Отсюда – теракты, направленные против европейских стран, США и Израиля.
А как же Газа? – спросит читатель. Ведь здесь союзники «Аль-Каеды», боевики «Джунд Анср Алла», противостоят не Западу, а таким же джихадистам, как и они сами.
Таким же, да не совсем. Давайте вспомним недавнее прошлое. А именно – то время, когда в Ираке силами коалиции был свергнут Саддам Хусейн. Вспомним противостояние, развернувшееся между проиранскими шиитскими группировками в Ираке и отрядами, ассоциированными с «Аль-Каедой». Вспомним о принципе, почти историческом законе, согласно которому единомышленники в стратегическом плане сплошь и рядом оказываются соперниками в плане тактическом. Имея конечной целью создание всемирного халифата, радикальные исламские группы отличаются друг от друга тем, какими они видят пути и средства достижения этой цели. И за то, чтобы настоять на своем, они готовы уничтожить друг друга.
ХАМАС – отнюдь не самостоятельное движение. Руководство этой группировки находится в Дамаске, столице государства, находящегося в сильнейшей зависимости от Ирана. Фактически ХАМАС является подразделением иранской армии в Газе. Этим определяется все, в том числе и отношение лидеров «Аль-Каеды» к хамасовскому «правительству» Газы, которому Абд эль-Латиф Мусса бросил свои обвинения. То, что он сделал это именно на пятничной проповеди, придает случившемуся особое значение, и именно поэтому реакция ХАМАСа была молниеносной и безжалостной.
Руководители ХАМАСа хотели бы представить инцидент в качестве локального. Они заявили о том, что никаких членов «Аль-Каеды» в Газе нет, что среди боевиков «Джунд Анср Алла» были «одни палестинцы», а их предводитель Абд эль-Латиф Мусса попросту сошел с ума. Все это не так. Принадлежность к «палестинцам» не противоречит членству в ячейке «Аль-Каеды», а объявление оппонентов в сумасшествии – слишком старый прием для того, чтобы этому поверили.
Как бы то ни было, на поле появился еще один игрок, и лидеры ХАМАСа, то ли переоценивая свои силы, то ли не понимая серьезности момента, продолжают делать вид, что ничего не происходит. Но отныне ХАМАСу, привыкшему противостоять только Израилю, которому связывает руки недружелюбный нейтралитет мирового сообщества, придется иметь дело с другой силой, силой еще более фанатичной, чем сам ХАМАС, и более жестокой. Бой после пятничной проповеди – только начало.


Комментарии (Всего: 1)

Суперская новость! В общем как и сама страничка. Создатель, прекрасная работа!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *