На восшествие

В мире
№29 (691)

О том, что Натан Щаранский избран руководителем Еврейского агентства Израиля, известного, как Сохнут (что на иврите и означает «агентство»), написано уже достаточно. Как и о том, что главной задачей нового руководителя должно стать реформирование этой организации. Написано настолько много, что уже можно различить в общем хоре комментирующих голосов различные тенденции.
Конечно, совершенно очевидно, что созданная в определенный исторический момент организация по мере изменения условий подлежит реконструкции. Очевидно также, что в свете произошедших изменений должны меняться не только методы работы, но и, в какой-то мере, приоритеты деятельности Сохнута. Нельзя согласиться лишь с тем, что, по мнению некоторых, пересмотру подлежать цели, ради достижения которых Сохнут был учрежден. А такие голоса раздаются.
Сохнут был создан в августе 1929 года на шестнадцатом конгрессе сионистов как официальный представитель еврейского народа. После образования государства Израиль агентство объявило своими задачами следующие:
- спасение евреев;
- иммиграция и абсорбция в еврейское сообщество Израиля;
- еврейско-сионистское воспитание;
- создание глобального еврейского сообщества.
Считалось, что и по сей день задачи Сохнута являются таковыми. Но вот на пост руководителя избран новый человек, и, воспользовавшись этим, нам сообщают, что из всех перечисленных задач главной становится та, что стояла последней в списке.
Конечно, я не могу утверждать, что так считают абсолютно все, но по крайней мере в русскоязычной израильской прессе такое мнение озвучивается весьма интенсивно.
Нам говорят, что на дворе двадцать первый век. Что настало время глобальной деревни. Что границы прозрачны, люди свободно перемещаются из страны в страну. Что во многих странах уже созданы различные землячества, общины выходцев из самых разных уголков мира.
До сих пор все почти верно. Но дальше начинаются натяжки. Говоря о евреях, нам сообщают, что «бежать им уже неоткуда». В том смысле, что евреям ничто и нигде не угрожает. Отсюда делается вывод, что ни первый, ни второй пункты из традиционного списка задач Сохнута уже не актуальны. То есть евреев спасать уже не надо, а, следовательно, отпадает и вопрос о репатриации их в Израиль. После этого сами собой отпадают вопросы абсорбции и еврейско-сионистского воспитания. И что же остается? Конечно же «создание глобального еврейского сообщества». Даже не создание (оно уже создано, говорят нам), а лишь помощь тем еврейским общинам в некоторых странах, у которых нет средств. То есть Сохнут предлагается превратить в этакого диспетчера, перенаправляющего финансовые потоки, идущие из богатых общин в общины бедные.
Люди, озвучивающие мнения, подобные тому, которое я только что привел, даже заявляют, что для них не важно, как будет теперь все это называться: сионизмом или каким-то другим термином. Они считают, что сионизм в своем традиционном облике устарел. И даже статьи по поводу реформирования Сохнута называют так: «Назавтра после сионизма».
Конечно, каждый человек имеет право на свое собственное мнение. Но давайте разберемся, является ли подобное мнение безупречным. Для этого достаточно просто ознакомиться с тем, что происходит в мире. Взглянуть на события непредвзятым взглядом. Заставить себя не принимать на веру мнение лишь одной группы людей, а постараться выслушать многих. И тогда перед нами предстанет картина, далекая от розово-голубых перспектив профессиональных оптимистов.
Реальность такова, что во многих странах мира евреи нуждаются не только в развитии своих общин и даже не столько в этом, сколько в защите их от имеющихся и потенциальных угроз.
Я не буду приглашать читателя к рассмотрению положения евреев в странах исламского мира, в этих странах евреев или нет вовсе, или их осталось ничтожное количество. Я прошу читателя обратить внимание на страны Европы и США.
Ну, автор и размахнулся, могут возразить мне. В этих странах и общины богатые, и еврейская жизнь бьет ключом. Это действительно так. Но есть тревожные тенденции, на которые нельзя не обратить внимания.
Есть в Иране такая организация – Ahl Al-Bayt Foundation. Ее возглавляет руководитель отдела международных отношений из офиса аятоллы Хаменеи, того самого, которого именуют «духовным главой Ирана». То есть мнение главы Ahl Al-Bayt Foundation - это не мнение человека с улицы. Как сообщают СМИ, недавно эта организация опубликовала статью под названием «Превращение Франции в исламскую республику», в которой утверждается, что, «благодаря большему темпу естественного прироста и иммиграции, мусульманское население Европы, США и Канады растет очень быстрыми темпами. Этим следует воспользоваться для того, чтобы распространить шиитскую версию ислама на новые континенты».
Авторы статьи утверждают: «Средняя немусульманская семья во Франции имеет 1.8 членов, а мусульманская – 8.1. В сегодняшней Франции больше мечетей, чем церквей. 30 процентов людей в возрасте до 20 лет – мусульмане, а в городах Париж , Марсель и Ницца – более 45 процентов. Если это соотношение не изменится, то к 2025 году Франция превратится в мусульманское государство».
Не буду приводить цифры по другим странам, тем более что в статье не говорится, откуда они взяты, замечу лишь, что подобную демографическую ситуацию авторы прогнозируют и для других западных стран.
Скорее всего, реальная ситуация близка к описанной. Интересно другое: в статье не просто констатируется этот факт, но даются рекомендации к ее использованию. Использованию для того, чтобы распространить ислам на страны Запада: «Очень важно, чтобы шиитские организации, институты и высшие духовные руководители воспользовались сложившейся благоприятной обстановкой и интенсифицировали усилия по внедрению шиитской догмы в сознание европейцев и американцев. Шиитская философская школа гораздо ближе к европейской традиции, чем суннитская, и европейцы сумеют воспринять шиитский ислам гораздо быстрее, чем его суфийскую или ваххабитскую версии».
Вполне возможно, что те, кто рекомендует Сохнуту свернуть все пункты программы, кроме последнего, не заглядывают так далеко. Полвека для них – громадный срок. Не хочется казаться пророком, изрекающим апокалиптические предсказания, но все же не хотелось бы, чтобы новый руководитель Еврейского агентства подпал под влияние тех, кто живет «назавтра после сионизма». Хочется, чтобы он помнил, что сионизм не кончается по чьему-то желанию. Что сионизм должен выполнить свою задачу. Это может произойти только тогда, когда ни одному еврею ничто не будет угрожать лишь потому, что он еврей. А как и где это может быть, я предоставляю решить читателю самому.