Дитмас-авеню

История далекая и близкая
№24 (686)

Почему Брайтон зовётся Брайтоном? Какой секрет таится в названии Эммонс-авеню? В чем провинился человек, давший название Фултон-стрит? И кто такие Крапси, Бенсон, Белмонт, Кнапп и Мермэйд, в честь которых названы улицы? На все эти вопросы вы сможете найти ответы в нашей рубрике, посвящённой истории названия нью-йоркских улиц.

Ян Янсен Ван Дитмарсум – патриарх знаменитого нидерландского семейства Дитмас, один из крупнейших американских землевладельцев второй половины XVII века.
В Европе Дитмарсум владел шестью крупными лавками по производству кожаной обуви. Главное отличие продукции голландца от продукции конкурентов заключалось в том, что на его обуви отсутствовал каблук и подошва. Сапоги выглядели как «кожаные носки» и предназначались для пеших прогулок.
Основными клиентами Ян Янсена были зажиточные ростовщики и люди, приближённые к королевской семье. Чернорабочие же откровенно посмеивались над этими «кожаными носками», называя их «обувью для пасущихся на лужайке коров».
Перебраться в Америку Дитмарсума вынудил довольно странный судебный процесс. Четверо его работников задохнулись от ядовитых испарений во время дубления кожи. Как такое могло произойти – остаётся загадкой, однако власти умудрились обвинить во всём Ян Янсена. Подозреваемый в убийстве недоумевал: «Погибшие люди тридцать лет занимались дублением кожи. Они прекрасно знали обо всех мерах безопасности. Почему я должен отвечать за эту трагедию?» Самое интересное, что в момент смерти рабочих голландец находился во Франции. Он малейшего понятия не имел о том, что происходит в нидерландских дубильнях. 
Конкуренты тем временем пустили слух, что вся продукция Дитмарсума пропитана дубильным ядом и каждый владелец «кожаных носков» рано или поздно умрёт от отравления. Это окончательно подорвало авторитет бизнесмена. В один день Ян Янсен уволил всех своих рабочих и приказал сжечь помещения для производства обуви, чтобы их не присвоили конкуренты.
Поначалу Дитмарсум планировал двинуться в Южную Америку, чтобы наладить торговые связи с местными торговцами. От этой затеи он отказался после встречи с нидерландскими моряками, которые во время пребывания на территории Бразилии заразились страшной кожной болезнью.
Вдохновлённый слухами о потрясающих возможностях для открытия собственного бизнеса в Новом Амстердаме Ян Янсен двинулся в Северную Америку. Чтобы не выделяться из толпы остальных европейских мигрантов, он написал в корабельном пассажирском журнале: «Ян Дитмас, потомственный землемер. Выполняю любую работу, связанную с расчётами».
Дитмас спустился на американскую землю в старом дешёвом плаще, с небольшим кожаным чемоданчиком в руках. Никто даже и предположить не мог, что в обшарпанном саквояже находится целое состояние. Все свои накопления бизнесмен заблаговременно вложил в золото, драгоценные камни и ценные бумаги.   
Ян арендовал небольшую комнату в частном доме и устроился мясником на скотобойню. Он отрастил бороду и старался меньше разговаривать с окружающими, чтобы никто не узнал в нём одного из самых образованных и успешных бизнесменов Нидерландов. Дитмас работал по 20 часов в день. В глазах окружающих он выглядел как добродушный трудяга, регулярно отсылающий заработанные деньги в Европу – жене и малолетним детям.
Освоившись в Америке, Ян быстро понял, что на земельных инвестициях можно сделать огромные деньги. Причём скупать следует простаивающие территории, которые не нужны ни индейцам, ни переселенцам.
За первые пять лет жизни в иммиграции Дитмас скупил 584 участка размером от одного акра до сорока квадратных миль. В 1659 году он владел землёй на территориях нынешнего Нью-Йорка, Коннектикута, Нью-Хэмпшира и Пенсильвании. Бизнесмены Нового Амстердама называли Яна глупцом и шутили, что «рано или поздно он начнёт скупать воздух и морскую воду».
Однако не прошло и десяти лет с момента покупки земельных участков, как Дитмас стал получать деловые письма от фермеров, мелких бизнесменов и религиозных организаций. Первые просили разрешить им пасти овец на роскошных лугах, вторые – подарить немного древесины, третьи – пожертвовать участки под строительство церкви или приюта. Каждому частному лицу или организации землевладелец отвечал гневным письмом: «Вы прекрасно знаете, что территории, о которых вы говорите, принадлежат Яну Дитмасу. Если вы проникнете на участки без соответствующего разрешения, то вас арестуют и оштрафуют. Наказание за незаконное использование природных ресурсов – тюрьма или каторга».
Чтобы показать серьёзность своих намерений, Дитмас приказал арестовать нескольких пастухов и охотников, пойманных на его участках. По Новому Амстердаму моментально поползли слухи о «самом жестоком и жадном землевладельце XVII века».
Дитмас однако никогда не переступал за рамки закона и действовал по всем правилам зарождающегося капитализма. Письма с просьбой о пожертвованиях быстро сменились деловыми предложениями. К 1663 году Яну платили фермеры, лесорубы, церкви, транспортные компании и даже мигрирующие племена индейцев. Он с удивлением узнавал, что на его территориях находятся озёра с редкими утками, плантации табака, королевские сосны для корабельных мачт, и даже золотые залежи. Землевладелец заключал до 50 контрактов в день.
Дитмаса ненавидели крупные компании, поскольку он наотрез отказывался работать с монополистами. Он всячески поощрял малый бизнес и мелких фермеров. В 1670 году Ян публично заявил, что полностью потерял интерес к деньгам: «Я буду вести бизнес только с начинающими предпринимателями. Если вы являетесь публичной фигурой, владеете капиталом, обедаете каждую субботу с городскими знаменитостями, то вход в мой дом вам закрыт».
На старости лет Дитмас начал вкладывать деньги в полуфантастические проекты. Он строил хижины на деревьях и подземные города, пытался разводить экзотических птиц в условиях Северной Америки, разрабатывал пушки, которые могли бы поражать цель на расстоянии ста миль. Постепенно Дитмас превратился в лёгкую добычу для аферистов, которые чуть не лишили его всех заработанных денег.
После смерти Яна Дитмаса его дело продолжили сыновья Джон и Генри. Они владели большой фермой на территории нынешнего Дитмас-парка (Флатбуш) и особенно прославились благотворительными акциями в помощь детям-сиротам и бездомным.
Местные жители так любили семейство Дитмас, что регулярно приносили цветы к ограде их особняка. Это очень не нравилось городским чиновникам, которые оставались в тени всеобщих любимцев.
Потомкам Ян Янсена Ван Дитмарсума удалось добиться потрясающих успехов. Остановимся лишь на некоторых из них: Карл Дитмас стал одним из самых известных американских фотографов XIX века. Леонард Дитмас прославился как частный сыщик, раскрывавший  свыше  тысячи убийств и ограблений. Ванесса Дитмас - одна из первооткрывателей театрального Бродвея. Готтард Дитмас внёс гигантский вклад в развитие телевидения. Альберт Дитмас стал одним из героев Второй мировой войны.
Благодаря деловым и дружеским связям с представителями семейства Дитмас дорогу в американский кинематограф нашли Мэри Пикфорд и Дуглас Файрбэнкс.     
Ян Янсен Ван Дитмарсум в глазах современных американцев – это пример успешного ведения бизнеса. Сам легендарный землевладелец любил говаривать: «Чтобы разбогатеть, вам потребуются всего три вещи: чувство меры, щедрость и полное равнодушие к конкурентам...»