Онегин В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ РОССИИ

Культура
№23 (685)

На сцене Сити Центра прошли спектакли нового балета Бориса Эйфмана «Онегин». Он не в первый раз берет за основу спектакля произведения русских писателей, при этом его балеты – интерпретация известного сюжета. И каждый раз меня поражают причудливость фантазий Эйфмана и необычный подход к теме. Так, опираясь на роман А.С. Пушкина «Евгений Онегин», хореограф создал балет о современном российском обществе. И в этом новизна в творчестве хореографа.
Итак:  «Онегин». Балет поставлен хореографом на сборную музыку из произведений П.И.Чайковского и Александра Ситковетского, соединенных весьма осмысленно. Первые картины знакомят нас с героями. Только что закончился путч. По телевизору показывают события, происходящие на площади, передают «Лебединое озеро» (как и было в те дни). Трое молодых героев пьют за победу: Генерал (как его называют в балете) - активный и энергичный борец за свободу, несколько грубый и напористый; Ленский – романтик, бард, не разлучающийся со своей  гитарой, и Онегин, совершенно безразличный ко всему происходящему. Это «потерянный» герой, человек вне общества.
Вторая картина – массовая сцена ликования победителей, во время которой в результате взрыва Генерал слепнет. Сюжет первого акта развивается по роману, но в нем чувствуется ритм и нерв современной жизни.
Ночь, лето, околица провинциального города, компания девиц, среди которых – Татьяна и Ольга. Все танцуют в бездумном веселье, а Татьяна - «летает». Эйфман поставил ей серию прыжков: душа Татьяны все время находится в полете, в неясных мечтаниях. Впоследствии прыжки почти исчезают из хореографического текста Татьяны: трагические, но вполне земные чувства лишают ее душу способности летать, а  «язык тела» говорит о состоянии души.
Надо выделить первый дуэт Татьяны и Онегина. Он ведет себя развязно, небрежно берет девушку за подбородок. И Татьяна зачарованно, завороженно, всем негнущимся телом наклоняется к Онегину - как притянутая магнитом, и буквально падает к его ногам. Хореограф придал танцу Татьяны кажущуюся девическую неуклюжесть (чему способствуют «завернутые» внутрь колени и стопы – сознательное нарушение основ классического танца).
Мария Абашова очаровательно танцует эти сцены. Она так грациозна, что невольно любуешься этой девушкой-ребенком.  В ней нет романтизма. Это вполне современная девочка,  которая не скрывает ни душевного, ни, позднее, сексуального влечения. Первый дуэт Татьяны и Онегина, где она «предается безусловно любви, как милое дитя», а Онегин ведет себя как «коварный искуситель», – один из шедевров Эйфмана, безупречно исполненный танцовщиками.
Ленский в балете не просто друг Онегина. Они представляют собой своеобразных «двойников», где Ленский – лучшая, светлая часть этого союза. Смысл мужских дуэтов – стремление Ленского пробудить в друге стимул к жизни. Но Онегина раздражает его восторженный романтизм. Оставленный Ленским, которого он обидел, Онегин теряет равновесие в своем замкнутом душевном пространстве. В состоянии бессмысленной  озлобленности он отправляется на вечеринку  в честь дня рождения Татьяны.
Эта сцена поставлена великолепно. Татьяна держится отчужденно, она замкнута и не только не принимает участия в общих танцах, но и не замечает ни гостей, ни любовного объяснения Ольги и Ленского. Татьяна смотрит перед собой, держа в руках торт со свечой. Видит ли она свою судьбу? Наполнена ли своим горем настолько, что мир для нее не существует? Происходит ли в ней в этот момент тот душевный перелом, после которого ей будут «все жребии равны»? Во всем страстном напряжении первого акта такое неучастие героини в непрестанном движении толпы вокруг нее, производит большое впечатление.
Появляется Онегин и начинает ухаживать за Ольгой. Драка Ленского и Онегина – типичная драка в сельском клубе, где пьяные гости не только азартные наблюдатели, но и активные ее участники: они стравливают и подзадоривают противников. Кто-то в толпе сует Онегину нож – и опьяненный вакханалией драки Онегин убивает Ленского.
Гости разбегаются, на сцене – трагический дуэт Ольги и умирающего Ленского. Татьяна, по-прежнему безучастная ко всему, держа в руках торт с зажженной свечой, поднимается на мост, построенный вдоль задника сцены. Дойдя до вершины конструкции, она останавливается и гасит свечу - как будто принимает какое-то важное решение или «гасит» свою прежнюю жизнь. И в эту же секунду на авансцене умирает Ленский.
Главная тема второго акта – пробуждение души Онегина.
До начала работы над «Онегиным» Эйфман собирался поставить спектакль о Фрейде. Однако от этого замысла отказался, а часть его вошла в новый балет: герои видят «фрейдистские» сны. Особенно интересны оба сна Онегина, в которых герой и проходит страдальческий путь возрождения. В первом кошмаре Онегину является Ленский. Сначала – в виде страшного монстра: Онегин и во сне терзается из-за совершенного преступления. Затем Ленский приходит в своем обычном облике и прощает друга. И не просто прощает (Дмитрий Фишер очень тонко передает трансформацию образа). Дублируя позы и движения Онегина, Ленский восстанавливает их душевную связь. И вновь падает «мертвым». Онегин ползет по сцене, волоча на себе неподвижное тело друга - как свой страшный грех, от которого ему никуда не деться.
Но в целом второе действие – это жизнь современной России. Отважный Генерал превращается в современного олигарха. Он элегантен, одет во все черное, на глазах – темные очки. В элегантные черные костюмы и платья одеты и окружающие Генерала дамы и кавалеры.
Интересно отметить, что Генерал Татьяну не видит, он выделяет ее из присутствующих в ночном клубе интуитивно и безошибочно, как только дотрагивается. И сразу предъявляет на нее свои права. Слепота Генерала дала возможность хореографу поставить несколько драматически напряженных дуэтов и сцен.
Сцена в доме Генерала, где Татьяну готовят к свадьбе, – это сатира на  нравы и понятия современного общества. Пока гости танцуют под знаменитую польку из оперы Чайковского, услужливые парикмахеры и массажисты с преувеличенным восторгом наводят на Татьяну «гламурный» лоск. Одетая в вечернее платье, вполне освоившись с положением жены олигарха, Татьяна играет в карты в казино, куда и приходит Онегин. Происходит встреча старых друзей: Генерала и Онегина, Онегина и Татьяны. И этот иной Онегин, прозревший от страданий, с первой секунды влюбляется в Татьяну. Дальше все как будто развивается по роману: Онегин пишет письмо, Татьяна отвергает его любовь. Но действие происходит в современной России, и у поступков героев иные мотивировки. Пушкинская Татьяна верна долгу - в те времена данное слово было священным. Но сегодня? Почему современная Татьяна отвергает Онегина, которого любит? Разводы происходят на каждом шагу. Татьяну удерживает страх.
А теперь надо представить еще одно действующее лицо, не менее значительное для понимания балета, чем другие герои, – толпу. Она всегда у Эйфмана бездуховна и противостоит герою. В «Онегине» происходит следующее развитие этой темы. В начале балета толпа неистово пляшет в честь победы над путчем. Но в этом ликовании, в этой всеобщей агрессивной пляске содержится угроза - недаром происходит взрыв, в результате которого слепнет Генерал. В хореографическую канву всеобщего пляса Эйфман  ввел танцевально-ритмический выход революционного народа, ворвавшегося на сцену императорского театра в балете «Красная Жизель». Придуманный тогда хореографом «марш гуннов»  получает в Онегине новое хореографическое развитие: Генерал из предводителя народа становится олигархом, а боровшаяся за свободу толпа – его телохранителями, его свитой. Генерал еще способен на чувства, на любовь к Татьяне (надо отдать должное и актерскому мастерству Сергея Волобуева). «Свита» Генерала бездушна и безжалостна. И все эти трансформации находят завершение в самой трагической кульминационной сцене балета – в последнем сне Онегина. В нем он является к Генералу и попадает на «бал Сатаны». Онегин взывает к прежнему другу, но перед ним Убийца с ножом в руке. Красивый, элегантный, даже мужественно-привлекательный Генерал является Онегину тем, кем он стал на самом деле, – Сатаной. Следует прекрасно поставленная сцена, когда слепой Генерал пытается на ощупь убить Онегина. А за спиной Генерала стоят безликие элегантные мальчики - его охрана, его наемные убийцы. Их и боится Татьяна.
Генерал не может убить Онегина вслепую, и тогда герой сам бросается на нож (такой же, каким он когда-то убил Ленского). В первом сне Ленский прощал Онегина, в последнем - Евгений искупает свою вину. В глубине сцены свешивается магический светящийся круг, который не раз уже появлялся в балете как предвестник и олицетворение зла. И в очерченное этим кругом черное пространство, как в преисподнюю, уходит Генерал со своей свитой и уводит Татьяну.
Такую страшную картину современного российского общества создал хореограф в балете «Онегин». Он, как и роман, как будто не имеет сюжетного конца, но в спектакле есть философская и эмоциональная концовка, и она оптимистична. «Искусство хореографии не готово ответить на актуальные вопросы жизнеустройства обществ, - написал Эйфман. -  Но, участвуя в творческом  их осмыслении, анализе и индивидуальной оценке, мы тем самым участвуем в процессе его совершенствования».
Главный герой, преображенный духовно, и завершает балет. На переднем крае сцены Онегин пишет письма Татьяне.  Пишет и посылает в никуда. Он стоит в световом столбе, в котором кружатся его любовные послания. Сердце Онегина любит «оттого, что не любить оно не может» (А.С.Пушкин). В этой возможности человеческой души очнуться, и наполниться любовью и заключена надежда в том мире, где правят Генералы. И в этом – главный пафос балета «Онегин».
Труппа Эйфмана – явление уникальное. Пришедшие из разных театров, танцовщики составляют единый коллектив единомышленников хореографа, безукоризненно выполняющих его сложную танцевальную лексику, насыщенную неоклассикой, танцем модерн, акробатикой. Та легкость и мастерство, с каким Олег Габышев исполняет современные варианты классических прыжков, поставленных Эйфманом, вызвали бы овацию зала на любом представлении классического балета. Но в спектакле Эйфмана  технические трюки – не самоцель, а средство выражения мятущейся души Онегина. Все исполнители в этом балете заслуживают самых высоких оценок и отдельных рецензий, тем более не имеющий себе равных кордебалет Эйфмана, где каждый танцовщик – первоклассный балетный артист.
Сценография Зиновия Марголина мне понравилась. К месту и по смыслу появляются на заднике то мистический световой круг, то полная луна, навевающая меланхолию или тягостные сны. Вполне функционален мост на заднем плане сцены, похожий, правда,  то на Крымский мост в Москве, то на мост Верразано в Нью-Йорке.
Единственный недостаток спектакля (впервые за всю историю существования театра) – плохие костюмы (художники Ольга Шаишмелашвили и Петр Окунев). Почему Татьяна и ее подруги одеты в одинаковые платья блеклых, грязноватых тонов? Из какого медвежьего угла выполз Онегин, явившийся в казино в красных брюках, похожих на трикотажные спортивные штаны?  Глядя, во что одета толпа, празднующая победу над путчем, невозможно понять, кто они такие. Единственная удача – черные бальные наряды свиты олигарха. Но даже плохие костюмы не могут испортить впечатления от провидческого спектакля Эйфмана, последнего выдающегося наследника великой русской балетной культуры, созданной в ХХ веке.
Фото Нины Аловерт


Комментарии (Всего: 4)

Да,а на комментарий о недопустимости современной интерпретации классики, хочу только заметить,что после совместного просмотра с мамой которая в принципе не приемлет ничего современного,а уж тем более вольного обращения с "вечным"....спектакль ей понравился. Конечно ясна и поясняла что могла, но для меня это сюрприз за гранью возможного. Спасибо огромное. А беседа с Б.Я перед показом спектакля вообще открыла его с неведомой ранее стороны. Было стыдно и неприятно за стиль Малкова. Столь агрессивное и бестактное ведение беседы не делает чести ТВ. Но мэтр оставался на высоте как и положено несмотря на все провокации. Браво!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
В доме генерала танцуют не польку, а полонез.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Согласна с рецензией на 200%. Безупречно! ГЕНИАЛЬНО, КАК ВСЕГДА И ВСЕ У ЭЙФМАНА.костюмы действительно могли бы быть и иными...но если учесть провинциальность героинь то белые платья вполне кстати.а красные пиджаки (костюм в данном случае) - что может быть более узнаваемо как примета 90-х. ..

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Не знаю, не знаю. но балет "Онегин" с весьма вольной интерпретацией музыки Великого Чайковского поразил, но в самом нелицеприятном смысле. Танцоры безупречны. Но почему Онегин? Какое он имеет отношение к Пушкину и Чайковскому? Хотите поставить современный балет? Так ставьте! И называйте его не " Онегин", а как Вам нравится! Нельзя измываться над классикой, да еще такой! Она этого не заслуживает! После спектакля мне, например, было просто очень плохо! Извините за непонимание.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *