Честь мундира, или следствие ведут... прокуроры

Америка
№22 (945)

Почти десять лет назад при прокуратуре Далласа было сформировано подразделение Conviction Integrity Unit (отдел честности приговоров), в задачу которого входит исправлять неправедные приговоры, вынесенные ранее. Сегодня подобные отделы, появившиеся в разных городах страны, стали моделью того, как прокуратура меняет свое отношение к сомнительным делам, по которым обвинению удалось добиться обвинительного вердикта. Потому что для правосудия - победа в суде -  не главное.

В ночь на 16 мая 1994 года житель Далласа Ричард Майлс оказался в ликероводочной лавке в 6 милях от местной заправки Texaco, в то время когда на паркинге лавки неизвестный застрелил двух мужчин. Майлс никакого отношения к стрельбе не имел, он зашел в лавку, чтобы воспользоваться таксофоном и предупредить жившего неподалеку приятеля, что он сейчас к нему зайдет. Именно эту версию он и рассказал полиции, когда его арестовали.

На суде все сложилось не в его пользу. Сначала один из свидетелей опознал  в Майлсе стрелка, затем эксперт по баллистике заявила, что на руках у Майлса были обнаружены следы пороха. И, наконец, прокурор отметил, что  Майлс уже задерживался за владение наркотиками, а такое обычно заканчивается стрельбой на паркинге.

Полицейские, выступавшие в суде, утверждали, что он единственный подозреваемый.

Всего этого присяжным хватило, чтобы признать его виновным. В результате Майлс был приговорен к 60 годам тюрьмы, и сидел бы там без права выхода досрочно, если бы в 2006 году в Далласе не сменился окружной прокурор. На эту должность был избран Крейг Уоткинс, юрист, который полностью изменил отношение к прокуратуре в городе и штате.

Еще в начале тысячелетия даллаский CI Unit, оказавший глубокое влияние на город и на штат, просто не мог бы появиться на свет. Тогда роли юридической системы были расписаны жестко – задача обвинения (прокуратуры) любыми средствами добиться обвинительного приговора, защита обвиняемого – это проблемы его и его адвокатов. А так как хороших адвокатов немного, то и количество неправедных приговоров стало расти. Не случайно в конце прошлого века в стране начали расти правозащитные организации, оказывающие помощь тем, кто угодил за решетку безо всяких оснований.  А к прокурорам стали относиться вполне определенно.

Уоткинс решил отстоять честь прокурорского мундира, но сделал это настолько неожиданно, что поначалу ему не поверили даже его подчиненные.

Он отказался от формулы, что успешность прокурора определяется количеством обвинительных заключений. И начал пересматривать, полученные его предшественниками приговоры, в которых были основания усомниться.

«То, что он сделал, - вспоминает Хью Хантер, один из сотрудников прокуратуры тех лет, - это сродни революции. В то время прокурора, который пытался расследовать дела предшественников, строго одергивали, и напоминали, что своих трогать нельзя. Примерно так же отнеслись к Уоткинсу, но остановить его никто не смог».

В 2006 году он организовал свой первый CI Unit, в который входили два прокурора, следователь и ассистент. В задачу этого отдела входило лишь расследование старых дел.

Эта «раскопка могил» вызвала возмущение сослуживцев, 9 человек сразу же подали в отставку, а еще нескольких ему пришлось уволить самому. Но CI Unit  заработал. И за неполный десяток лет ему удалось добиться оправдания 33 человек, в том числе и Майлса.

А в судьбе подростка, оказавшегося не в то время не в том месте, поворот наметился  после того, как его мольба о помощи была получена организацией Centurion Ministries, которая помогает невинно осужденным. Организация обычно получает до 1000 писем в год, и на большую часть отвечает вежливым отказом. Но письмо Майлса привлекло внимание, уж слишком многое не сходилось у обвинения. Был бы у него хороший адвокат... 

Рассматривавший это дело волонтер отметил, что показания свидетеля, опознавшего Майлса в суде, и его показания полиции заметно разнятся. В полиции он описал подозреваемого как высокого плотного мужчину средних лет, в то время как Майлс был гораздо ниже и гораздо тоньше.  Как он мог его опознать? Затем  тот же волонтер ознакомился с полицейским делом Майлса, и обнаружил там отчет о звонке в полицию неизвестной женщины, которая сообщила, что убийство совершил ее бойфренд, описание которого совпадало с описанием данным свидетелем. Но полиция ничего по поводу этого звонка предпринимать не стала. У них уже был подозреваемый. А прокурор даже не упомянул об этом звонке в суде. 

В мае 2009 года глава Centurion Ministries Джим Макклоски напросился на встречу с окружным прокурором. Он был уверен, что прокуратура, как это обычно случается, встретит его в штыки, и он ничего не добьется. Какого же было его удивление, когда прокурор согласилась с тем, что Майлс вполне может быть не виновен, и пообещала проверить это дело.

В результате, когда прокуроры из  CI Unit начали новое расследование, они установили, что дело сляпали так, чтобы как можно скорей добиться обвинительного приговора. Свидетель показал, что накануне суда прокурор научил его, что говорить присяжным и судье. Эксперт по баллистике призналась, что если бы не давление прокурора, то следы пороха можно было бы вполне квалифицировать как следы табака.  Всего этого оказалось достаточно, чтобы та же прокуратура, которая добивалась осуждения Майлса, подала иск о признании его невиновным.

Самым заметным последним поступком Уоткинса стала проверка 400 дел, в которых осужденные требовали провести анализ ДНК. Ранее прокуратура всячески отвергала подобные требования, ссылаясь на «неопровержимые улики» и материальные расходы.  Уоткинс же согласился начать проверку, и сразу же с троих осужденных обвинения были сняты. Может это и немного, но эти три человека вышли на свободу благодаря прокуратуре. И этот тренд можно только приветствовать.

Почин Уоткинса, пытающегося вернуть работу прокуратуры в нормальное правовое русло, то есть добиваться осуждения преступников, а не клепать обвинения как штамповкой, постепенно находит сторонников по всей стране.

Уже в 11 штатах открыты свои CI Units. И если пока они работают не слишком споро, а некоторые из них напоминают отделы для работы с прессой,  не следует забывать, что в прошлом году 38% оправданий произошло по инициативе прокуратуры. Это небывалая цифра.

Вот и бруклинский  прокурор Кеннет Томпсон решил заново расследовать дела по 90 приговорам в убийстве, вынесенным с 1980 по 1990 годы. У прокуратуры возникли «обоснованные сомнения в их честности».

Всего согласно Национальному регистру оправданий с 1989 по 2013 годы по всей стране было оправдано 1304 человека. Это лишь малая часть тех, кто томится за решеткой без всяких на то оснований. Может благодаря таким защитникам чести мундира как Уоткинс, их количество поубавится. 

 

Марк Ветров