Иран и его команда

В мире
№21 (683)

В начале недели в Иордании начался международный форум, посвященный экономическому развитию Ближнего Востока. Правительство Израиля, возглавляемое Беньямином Нетаниягу, придает экономическим аспектам взаимодействия с палестинской автономией едва ли не большее значение, нежели аспектам политическим, справедливо, как считают многие, полагая, что политическому оформлению палестинского государства, если таковое все же произойдет, должно предшествовать создание на территории автономии жизнеспособной экономики. И в этом смысле участие в форуме президента Израиля выглядит вполне уместным.

В самом деле, если, как показал опыт лет, прошедших с момента подписания ословских соглашений, до тех пор, пока участвовать в террористических группах выгоднее, чем работать, создание палестинского государства будет оставаться лишь призывом, не основанным ни на чем конкретном. Но для того, чтобы работать, надо иметь где работать. Израиль предлагает палестинцам начать именно с этого – с создания рабочих мест.
Казалось бы, речь на форуме должна идти именно об экономике. Но так думают не все. Представители палестинской автономии используют форум в качестве трибуны для политических заявлений. Причем, как ни странно, для заявлений проиранских.
Впрочем, даже на той площади в древнем Риме, название которой – Форум Романум – стало ныне нарицательным, лишь часть территории отводилась под публичные церемонии, остальное же место занимал рынок. И здесь, в отличие от собственно «Форума», нравы были далеки от тех, что демонстрировали ораторы, блиставшие в комиции и курии.
По этой причине представители Израиля и палестинской автономии, формально находясь в одном и том же месте, говорили так, как будто одни выступают там, где это и следует делать, а другие – на рынке, или, грубо говоря, на базаре, что, учитывая ближневосточные реалии, будет точнее.
Бывший руководитель переговорщиков со стороны палестинской автономии Саиб Эрикат предпочел вместо экономических проблем обсуждать то, что к последним никак не относится. Он заговорил о том, что «Израиль распространяет атмосферу страха и сеет ненависть между народами». Что случилось с почтенным «палестинцем»? Почему он так активно начал лоббировать иранскую точку зрения на проблему арабо-израильского конфликта? Не может же он не видеть, что умеренные, как их называют, арабские режимы встревожены тем давлением, которое Иран начинает оказывать на страны региона, открыто поддерживая террористические группировки, действующие не только против Израиля, но и против этих самых «умеренных» режимов.
Конечно, не может не видеть. Он и видит. Видит то, что, несмотря на все усилия мирового сообщества помирить ХАМАС и режим Аббаса, разрыв между ними не уменьшается. И что в конкуренции между Аббасом и ХАМАСом последний непрерывно набирает очки.
Пусть вас не смущает тот факт, что Эрикат является видным функционером правительства автономии и партии ФАТХ и, казалось бы, должен быть лояльным Аббасу. В политике, особенно в «палестинской политике», лояльность – понятие растяжимое. Аббас, как говорится, произносит в той роли, которую он играет, последние реплики, и после его ухода со сцены каждый из его бывших соратников должен будет делать собственный выбор.
Совершенно очевидно, что многие из тех, кого Аббас считал соратниками, сделают ставку не на выдохшийся ФАТХ, поддерживаемый США, а на те силы, за которыми все яснее проступает тень шиитских аятолл. А для того чтобы стать для иранских клерикалов своим завтра, необходимо стать для них полезным уже сегодня.
Отсюда и соответствующая риторика: «Тот, кто действительно в ответе за нарастающую в ближневосточном регионе иранофобию, – это Израиль. Именно израильтяне несут ответственность за нагнетание враждебной обстановки и нежелание содействовать процессам, которые могут принести мир на Ближний Восток».
В этом фрагменте мы видим, во-первых, появление нового термина – «иранофобия», а во-вторых, заявку на изменение ближневосточной повестки дня. Отныне Израиль попытаются обвинять не только (а, может быть, и не столько) в противодействии созданию «палестинского государства», но и в «демонизации» Ирана в глазах арабов.
А есть ли необходимость в этой самой «демонизации»? - позволительно спросить. Думается, что такой необходимости нет. Иранское руководство совершенно самостоятельно, без чьей-либо помощи создало столь непривлекательный образ этой страны, что для его коррекции в лучшую сторону может понадобиться длительное время, и то лишь в том случае, если это руководство будет отстранено от управления страной.
Едва ли можно демонизировать режим, руководители которого пользуются каждым подходящим и неподходящим для этого поводом для того, чтобы еще раз напомнить миру о том, что, по их мнению, Израиль должен быть уничтожен. Самым последним таким случаем стал один из эпизодов  регистрации кандидатов на пост президента страны.
Как сообщили некоторые СМИ, одним из претендентов на этот пост попытался стать двенадцатилетний ребенок с весьма своеобразной программой. Он якобы предлагает разрешить арабо-израильский конфликт, купив, в случае избрания, у США Гавайи и сдать их в аренду израильтянам, которым «придется жить там, чтобы они не убивали детей Газы».
Ясно, что подобные пропагандистские аттракционы, рассчитанные лишь на собственный электорат, наносят престижу Ирана больший ущерб, нежели «нагнетание обстановки» со стороны Израиля. Хотя бы потому, что серьезные арабские политики не склонны поддерживать откровенно людоедский тон, который взяли на вооружение в Иране, и Тегерану остается надеяться лишь на то, что к его команде примкнут люди, подобные Саибу Эрикату, для которых сменить ориентацию так же легко, как сменить традиционную арабскую одежду на европейский костюм, если это принесет ему какую-нибудь выгоду.