Голосистые дюны и Центр МирозданиЯ

Досуг
№18 (680)

Слышали ли вы когда-нибудь о том, что у некоторых песков есть свой голос, что они могут издавать целую гамму самых разнообразных, порой очень мощных звуков – петь, гудеть, греметь и т.д.? Явление это крайне редкое, но оно существует. В частности, лишь в одном месте калифорнийской пустыни Мохаве. Там, неподалеку от небольшого города Бейкер, на пути между Лос-Анджелесом и Лас-Вегасом, раскинулся Национальный заповедник “Мохаве”, призванный охранять одно из чудес природы, веками вселявшее суеверный страх в местных индейцев. На довольно большой территории, протянувшейся на 115 км между Долиной Дьявола и заброшенным городом-призраком Келсо, лежат овеянные мрачными легендами “акустические” дюны, известные как дюны Келсо.
Высоченные песчаные холмы (до 200 м), перемещаясь под воздействием ветров, постоянно меняют свои очертания и при этом издают мистически-жутковатый утробный гул низкой частоты, который может длиться до 15 минут. Очевидцы сравнивают голос дюн с барабанной дробью, артиллерийскими залпами, громовыми раскатами, гулом летящего самолета, жужжащими телеграфными проводами, со звучанием различных инструментов, начиная с органа.
Натуралисты давно уже описывают странный акустический эффект движущихся дюн, но не находят пока что ему вразумительного объяснения. Ясно, что звуки – поющие, пищащие, свистящие, гудящие – издают трущиеся друг о друга песчинки. Но почему тогда все остальные песчаные пустыни в основном “немые”? В мире обнаружено всего несколько подобных мест. Ученые, исследующие сей редкий эффект, склонны считать, что все дело в составе песчинок. Пески дюн Келсо формировались из осыпавшихся гранитных гор Сан-Бернардино, кварца и полевого шпата. Принимали в них участие и соседние высохшие соленые озера – Содовое и Серебряное.
Чтобы не только услышать, но и ощутить всем телом, как бы пропустив через себя низкочастотный вибрирующий звук, молодежь карабкается на вершину дюны и оттуда съезжает или медленно скатывается вниз, развлекая тем самым остальных посетителей заповедника, не отважившихся на подобный “подвиг”.
Неподалеку от “поющих дюн” есть еще одно интересное местечко, правда, иного толка. Город–призрак Калико (Calico). В калифорнийской пустыне множество таких заброшенных городов, включая уже упомянутый Келсо, где когда-то кипели страсти сереброискателей. Их надежды разбогатеть не оправдались, и жизнь в безводной пустыне под палящим солнцем потеряла смысл. Они бросили шахты и дома, подавшись в другие, более благодатные места. Но в середине прошлого века нашелся энтузиаст - Уолтер Нот (создатель знаменитого парка аттракционов в Анахайме), который выкупил у властей графства Сан-Бернардино город-призрак и на собственные средства начал его восстанавливать по сохранившимся старым рисункам и фотографиям. А 15 лет спустя, закончив реставрацию, вернул Калико графству. Так старый шахтерский городок превратился в национальный парк, объект для туризма. Причем весьма любопытный объект. Здесь можно окунуться в те минувшие, будто заново ожившие времена, совершить экскурсию на старом поезде или в вагонетке вглубь шахты, собственными глазами увидев серебряные вкрапления и разводы на ее каменных сводах, посетить магазинчики, салун, церковь...
Раз уж зашла речь о городах-призраках, я не могу не рассказать еще об одном, ну совершенно уникальном. О городе, в котором находится Центр Мира, Центр всего Мироздания! Уверена, вы о таком даже не слышали. Расположен он на юге Калифорнии, у границы с Аризоной, посреди пустыни. И случайно оказавшийся в этом месте путник вряд ли без гида разберется что к чему. Какое, к примеру, отношение к “центру мира” имеют корейская война, французская авиация, Микеланджело и винтовая лестница.
Но давайте по порядку. Некто Жак-Андре Истель, американец французского происхождения, купил участок земли в пустыне Сонора и основал “город”, назвав его Felicite – в честь своей жены, китаянки Фелисии Ли, - что в переводе обозначает “счастье”, “блаженство”. Все население города Блаженства составляет два человека – он и его жена.
Этот великовозрастный “маленький принц” утвердил себя мэром города Фелисити. Причем избрание его осуществлялось по всем правилам. В результате голосования, на котором он получил абсолютное большинство голосов – 2-0, Жак-Андре Истель стал единственным и бессменным мэром собственного города.  А затем взял да объявил, что именно здесь, на его земле, находится Центр Мира, руководствуясь вполне логичным постулатом, что коли до него никто не додумался до такого, то почему бы ему не стать первым.
Только не подумайте, что это шутка. “Center of the World” был официально признан графством Империал, а затем и Национальным географическим институтом Франции, General Dynamics Corporation, и... Китайской Народной Республикой (думается, Китай вдохновило то, что этот “город” “первый в Америке, названный именем китайской леди”).
Фелисити вполне можно было бы назвать Городом Абсурда, поскольку абсурден он от начала и до конца. Судите сами. На въезде “скульптура” – свободно стоящая металлическая винтовая лестница, 7,5 м высотой, названная “Лестницей, ведущей в никуда”. Это Жак-Андре купил в Париже, на аукционе, за $100 тысяч секцию лестницы Эйфелевой башни и перевез ее в свой город.
В “городе” всего несколько домов и одна небольшая розовая пирамида. Между домами скромная табличка: “Плаза Центра Мира”. В окружении газона, посреди круглой площадки, выложенной гравием и отмеченной, как старинные часы, римскими цифрами, большой булыжник, из которого торчит огромная металлическая рука. Как объясняется, это “рука Бога”, скопированная с Сикстинской капеллы Микеланджело. Тень от руки падает на землю, выполняя роль солнечных часов. Указующий перст направлен в сторону пирамиды. И это неспроста. В ней-то и находится тот самый магический Центр Мира.
7-метровой высоты пирамида сложена из гранита и прорезана тремя рядами узких горизонтальных полос черного цвета. Это тонированные стекла, сквозь которые внутрь проникает свет. Войти в нее можно через таинственно темнеющую в глубине дверь, но в отсутствие хозяев она на запоре. У широкой лестницы опять табличка: “Стоп! Семь церемониальных ступеней. Проход только в сопровождении гида.”
Вместе с гидом вы торжественно взойдете по ступеням на подиум и, замирая от благоговения и предвкушения чуда, проникнете внутрь абсолютно пустой пирамиды. Там, в центре, на каменном полу вас ждет металлический круг. На нем надпись: Official Center of the World, и четыре стрелки, указывающие внутрь, на точку. Гид, которым будет супруга мэра, потому как других людей в городе не водится, любезно предложит вам встать на круг и сфотографироваться на вечную память. А мэр города подпишет и выдаст вам сертификат, удостоверяющий, что вы действительно побывали в Центре Мира. В сертификате будет указано точное время, когда вы коснулись большим пальцем ноги заветной точки на бронзовом круге. В туристах, желающих собственными глазами увидеть эту диковинку и наступить собственной ногой на центр мироздания, недостатка здесь не бывает.
Жак-Андре Истель впервые увидел эту бесплодную пустыню во время службы морским пехотинцем, перед тем как отправился на Корейскую войну. И только в начале 80-х, когда заработал достаточно денег в своем успешно развивавшемся бизнесе (он держит школы парашютистов), купил огромный кусок пустыни, простирающийся до “Шоколадных гор”, на границе с Аризоной. Основав город, став его мэром, Истель принялся за разработку городского плана. Определившись с местонахождением Центра Мира, он воздвиг над ним пирамиду.
Поразмыслив, решил, что городу не хватает церкви. Но Божьему храму пристало возвышаться на холме, а холма-то на территории города и не было. Не мудрствуя лукаво, Жак-Андре привез на грузовиках 150 000 тонн земли и создал искусственную насыпь. На вершине холма он построил церковь – копию английской церкви для венчаний Мон Сен-Мишель. Ослепительно белые стены и дверь цвета неба. Теперь “Церковь на холме” гордо возвышается над городом, на фоне пустынного пейзажа.
Если Сент-Экзюпери фантазировал на бумаге, подарив своему маленькому принцу крошечную планету, то этот взрослый чудак создал свой собственный иррациональный мир здесь, на Земле, в трехмерном пространстве, найдя весьма нестандартный способ вписать свое имя в каменную летопись жизни.
Рядом с пирамидой Жак-Андре начал сооружать свой “Мемориальный центр мира в Фелисити”, он же “Музей истории в граните”. Год за годом он выкладывает стелы из плотно пригнанных друг к другу гранитных плит 2-дюймовой толщины, весом 400 фунтов каждая. Одна секция каменной истории состоит из 100 плит, протянувшихся на треть мили. Жак-Андре изображает и записывает на них все, что, по его мнению, следует донести до будущих поколений. А их будет очень много, поскольку он планирует, что его каменный музей должен сохраняться не веками, а тысячелетиями. Одни стелы выкладываются почти параллельными рядами, другие – в форме лучей, разбегающихся от центра города. Причем разбегаться они могут до бесконечности, как Великая китайская стена, благо пустыня бескрайна.
Согласно “генеральному плану”, гранитные стелы должны будут когда-нибудь сомкнуться, образовав форму гигантской рыбы, хвост которой дотянется до гор пустыни. Но это уже сделают другие люди. Он искренне верит, что его начинание не умрет и что его преемники и будущие поколения достроят тысячи и тысячи таких стел.
“Моя каменная летопись, – говорит Жак-Андре, – станет единственной “книгой”, которая сохранится на тысячелетия.”
Одна из стел запечатлела историю французской авиации. Другая представляет собой “Мемориал морских пехотинцев в Корейской войне”. Далее идут серии, посвященные эволюции и истории человечества в целом – искусству, науке, медицине (416 панелей!). В самостоятельный раздел выделена история Соединенных Штатов.
Каменщики и художники, нанятые Истелем, наносят на идеально отполированные поверхности гранита каменную летопись Земли и Вселенной. Истель предлагает любому стать частью его истории человечества, вписав в специально отведенный для этого раздел свое имя и тем самым сохранив себя для вечности. Если мэр города Блаженства и маленький Принц, то в чисто американском варианте – право увековечить свое имя стоит 200 баксов.