Побывать в Лондоне, не покидая Нью-Йорк

Этюды о прекрасном
№12 (935)
Искусство позволяет нам выразить то, что не дано в природе в абсолютной форме.
Пабло Пикассо
 
Господа, нам представлена редкая возможность посетить знаменитый лондонский музей Виктории и Альберта, по значимости приравненный к английской Национальной Галерее. Потому что в Нью-Йорке, в Музее библейского искусства, представлено интереснейшее, большинством из нас никогда не виденное собрание средневековой, главным образом XV века, скульптуры из алебастра. 
 
Коллекция из 60 статуэток и многофигурных композиций в 1940 году принесена в дар музею долгие годы жившим в Англии американцем Уолтером Хилдбургом.  А потому нельзя не сказать несколько слов об этом удивительном человеке, знатоке истории и искусства, страстном коллекционере, который над сокровищами своими - подобно пушкинскому Кощею - не чах, а, посчитав очередную коллекцию завершённой, отдавал её какому-то  музею или иному культурному учреждению.
 
Так, например, ценнейшие его собрания редкостей появились в Американском музее естественной истории, а инкунабулы, т.е. манускрипты, сохранившиеся в считанных экземплярах, - в библиотеке Колумбийского университета. 
 
Но нас сейчас интересует, конечно, та хилдбургская коллекция английской алебастровой скульптуры сугубо религиозного толка, которую подарил коллекционер музею Виктории и Альберта, и которая экспонируется сейчас и будет выставлена до июня в Музее библейского искусства.
 
Алебастр издревле применяется в искусстве ваяния. Залежами именно такой, для лепки пригодной модификацией алебастра, богата Британия, в которой мрамор начисто отсутствует. Потому-то здесь ещё в раннем средневековье стала развиваться и совершенствоваться алебастровая скульптура.
 
Искусство это достигло расцвета в XV столетии. Барельефы, особенно - настенные, скульптурные панно на деревянных досках стали украшением не только храмов, но и дворцов знати. Вот они-то и сохранились вплоть до ХХ века и позволили Хилдбургу с немалыми трудностями и присущим ему упорством собрать свою единственную в мире уникальную коллекцию. 
Теперь эти шедевры ваяния малых форм перед нами.
 
Впечатление от этой выставки по-настоящему оглушающее. Даже человеку, избалованному экспозициями лучшей скульптуры прошлого в Метрополитен, Коллекции Фрика, Лувре, Эрмитаже, в итальянских и испанских музеях и соборах предстоит удивиться и восхититься тем, что оставили нам безымянные английские художники. Да. Имена их время стёрло, а, может, не принято было или даже казалось кощунственным   оставлять свою подпись под изваянными иллюстрациями к библейским и евангелическим  текстам или житиям святых подвижников. 
 
Но все эти поражающие своим пластическим решением, не динамикой, но готовностью к движению, тщательностью тематической разработки и мастерством исполнения скульптурные группы безмерно талантливы. И виртузно выполненные их работы безусловно отвечают тем требованиям, которые считал обязательными для ваятелей великий Эмиль Антуан Бурдель: 
 
“Скульптор должен быть архитектором, чтобы строить своё произведение, живописцем, чтобы скомбинировать свет и тень, и он должен быть ювелиром, чтобы отчеканить детали”.
 
И воистине гениальное композиционное и светотеневое решение, и чеканная деталировка, и невероятная одухотворённость - всё это в выполненном в 1460 году шедевре (ох, как хотелось бы назвать имя талантливейшего автора) “Поклонение волхвов”. 
 
Богородица так юна и наивна, так невинна, что хочется назвать её девочкой. Но на руках у неё не дитя, но тот, кому предстоит стать Учителем. И плотник Иосиф, оберегатель Марии и Младенца, с топором на длиннющем топорище - как символ преданности и верности. И жаждущие прикоснуться к Спасителю, уже понявшие его великое предназначение волхвы. И приближающий нас к древности удивительный в скульптуре фон... Гениально.
 
Нужно отметить, что многие из представленных скульптурных композиций являются ключом к пониманию всех четырёх Евангелий. Тут и жизнь Христа, и образы апостолов и христианских мучеников, большинство из которых - это исторические личности, а событийность их подвижничества подтверждена историей. Как, например, Екатерина, брошенная а тюрьму за свои убеждения и казнённая по приказу римского императора Максентия; изрешеченный стрелами по воле императора Диоклетиана отказавшийся пытать христиан римский воин Себастьян; точно так же расстрелянный десятком датских лучников в 869 году не сдавшийся оккупантам английский король Эдмунд... 
 
К числу шедевров нельзя не отнести очень интересную по замыслу и композиции панель “Голова Иоанна Крестителя”; виртуозную “Троицу”; трагическое  “Распятие” (так и кажется, что видела его Ахматова, когда из-под её пера родилась гениальная строка: “А туда, где молча мать стояла, так никто взглянуть и не посмел”). 
 
Ценной особенностью выставки является то, что скульптурные панели перемежаются экспозицией рукописных книг, причём манускрипт сопутствует той скульптурной панели, первоисточником для которой он был. Каждая такая книга - сама по себе произведение искусства. Как, к примеру, Библия на латыни XIII века, шедевр мастерства переписчика.
 
Эра религиозной алебастровой скульптуры закончилась в годы Реформации, когда Генрих VIII заместил католичество англиканской церковью, варварски уничтожив живописное и скульптурное убранство храмов. Наследие художников алебастровой эры было предано забвению и приравнивалось к фольклорному творчеству. Лишь в самом конце XIX века о нём вспомнили и оценили, а находки такого собирателя как Хилдбург подарили его миру. И нам. 
 
Адрес Музея библейского искусства: 1865 Бродвей (угол 61 Street в Манхэттене), куда доехать можно поездами метро 1, А, В, С, D  до Columbus Circle. 
Для настоящего любителя искусства выставка окажется очень интересной.