Побочный эффект

В мире
№11 (673)

Британские лейбористы, как это характерно для всех последователей социалистической идеологии, до сих пор не оставляют надежды вывести новую породу террористов. Они берут конкретную террористическую группировку и ставят на ней мысленный эксперимент – отсекают у испытуемой одно крыло - «боевое», а оставшееся нарекают крылом политическим. Несмотря на то, что результатов эксперимента не видит никто, кроме тех, кто его проводит, эксперимент объявляют успешным, а то, что получилось в его результате, называют стороной, с которой можно вести переговоры.
Именно так следует понимать заместителя министра иностранных дел Великобритании по Ближнему Востоку Билла Раммелла, который заявил на днях, что его страна намерена возобновить диалог с политическим крылом ливанской террористической организации «Хезболла». Британский чиновник мотивирует решение своего правительства тем, что «Хезболла» участвует «во внутриливанском диалоге и входит в правительство национального единства».
Мотивировка удивительна в своей нелепости. Здесь все наоборот. Вместо того, чтобы констатировать силовой метод вхождения представителей «Хезболлы» в ливанское правительство, состоявшегося лишь после того, как боевики этой террористической организации ввергли в хаос страну, вместо того, чтобы признать, что «внутриливанский диалог» представлял собой не что иное, как сочетание ультиматумов «Хезболлы» и примирительное бормотание предыдущего правительства, господин Раммелл рассматривает лишь нынешнее, статическое состояние в Ливане без всякой связи с тем, как и в результате чего оно сложилось. Он умиляется тому, что правительство, дескать, не простое, а «национального единства». Удивительно, но, как оказывается, ливанское правительство было удостоено подобного звания лишь после того, как оно приняло в свое лоно руководителей боевиков, которым до тех пор путь в него был закрыт.
Раммелл также заявил, что намечающийся диалог с «Хезболлой» должен ее «подтолкнуть к отказу от насилия». Эта часть заявления начисто перечеркивает предыдущую, так как в ней все же содержится признание того, что «Хезболла» не чурается насилия. Ну а завершает весь этот парад нелепостей то, что «боевое крыло» «Хезболлы» до сих пор не вычеркнуто из британского списка террористических организаций.
Может быть, почтенный замминистра поторопился? Или высказал свою личную точку зрения? Нет, ни в коем случае. Это подтверждает ливанская сторона. Вернее – представитель «Хезболлы». Заместитель генсека этой организации Наим Касем дал интервью агентству Reuters, посвященное вопросу контактов между представителями европейских стран и «Хезболлы». Как выясняется, Великобритания не одинока в своем желании «подтолкнуть» террористов к миру, подобные контакты ливанские террористы уже осуществили и с другими европейскими правительствами.
Но, может быть, подобную неразборчивость европейцы проявляют лишь по отношению к ливанским террористам? Нет. Палестинская организация ХАМАС также удостоилась высокого внимания. Правда, в отличие от случая с Ливаном в ходе визита в сектор Газы спецпредставитель «квартета» спонсоров ближневосточного мирного процесса Тони Блэр не упоминал названия этой группировки и ничего не говорил о возможных контактах с ней, однако его миссию трудно назвать нейтральной. Блэр прибыл в Газу для того, чтобы «из первых рук получить информацию». В программе его визита – «встречи с бизнесменами, неправительственными организациями и сотрудниками местного управления водных ресурсов». Отгадайте, представители какой организации являются в Газе таковыми? Если вы скажете, что представители ФАТХа, вас поднимут на смех. В Газе даже в подотчетных ООН организациях работают хамасники.
И именно им высказывания Блэра казались музыкой. Например, такие: «Мирные жители сильно пострадали из-за недавней антитеррористической операции израильской армии. Эти люди отныне должны быть в центре наших усилий, направленных на мир и прогресс».
Сколько мирных жителей в Газе -еще никто не подсчитал. Известно лишь, что все, что делается в секторе, подотчетно ХАМАСу. От него зависит все. Не будет преувеличением сказать, что именно здесь реализован лозунг советских коммунистов «народ и партия едины». Именно поэтому любая помощь, направляемая в Газу, попадет в конечном итоге к ХАМАСу. Ну а что достанется «мирным жителям» - никому не известно.
В то же время, что и Блэр, в Газе находился британский министр по вопросам международного развития Дуглас Александр. Он привез 30 миллионов фунтов стерлингов, «ужаснулся при виде страданий местных жителей» и заявил: «Мы требуем, чтобы вся гуманитарная помощь поступала в Газу беспрепятственно, а также настаиваем на свободном доступе для сотрудников международных организаций».
Отделив «боевое крыло» от «мирных жителей», еврочиновники чувствуют себя комфортно. Совесть их чиста. Они не контактируют непосредственно с террористами. А помогая «умеренным», они как бы намекают непримиримым о том, что неплохо было бы перековать мечи на орала.
В принципе, если стать на точку зрения среднего британца, в таком подходе можно было бы усмотреть рациональное зерно. При большом желании. Есть, однако, один момент, который мешает сделать это даже среднему британцу. Это недавний теракт в Северной Ирландии, который совершили боевики, вышедшие из «Ирландской республиканской армии» в знак протеста против того, что лидеры ИРА пошли на мир с правительством Великобритании. Если мы учтем, что в этом «мирном процессе» главную заслугу приписывают себе британские лейбористы и лично господин Блэр, то нам останется лишь констатировать, что теракт в Северной Ирландии – не что иное, как побочный эффект того подхода к террористам, когда их делят на «политическую» и «боевую» фракции.