как извлечь сыр из мышеловки

Эксклюзив "РБ"
№52 (662)

Герой, подобравший сумку, обнаруживает в ней мобильный телефон, детскую электронную игру, образцы обивочной ткани, мешок с бижутерией и деньги в сумме около полумиллиона долларов. Спецслужбы Америки, России и Израиля, начавшие охоту как за самой сумкой, так и за нашим героем, временно теряют его след. Охота идет за некой вещицей, которую российские спецслужбы обозначили как S-5. Герой выясняет, что «игрушка» - совсем не игрушка. А кое-что из «бижутерии» - совсем не бижутерия. Предполагая, что два эти предмета взаимосвязаны, наш герой начинает носить их постоянно при себе. С этого момента с героем постоянно происходят некие события, позволяющие сделать вывод, что он внезапно приобрел способность влиять на людей.
Поначалу он считает, что эти способности заключены в нем самом, что в нем «проснулись» некие экстрасенсорные способности. Однако через некоторое время, сопоставив все факты, понимает, что никаких особых паранормальных способностей у него не было и нет. Что все происходящее с ним – это действие уникального прибора, случайным владельцем которого он стал. Герой экспериментальным путем определяет возможности «прибора влияния», который он назвал «надеждой», “наденькой”.
Читатель узнает о том, как Виктор - бывший «хлебник» полковника Грутова - легализовался после отсидки в зоне и начал поиск чемоданчика - «Магнолии». Эти поиски приводят к неутешительным результатам. Выясняется, что чемоданчик забрал некий Влад Киров - сын бывшего сослуживца Грутова. Который в секретной лаборатории, скорее всего, довел «Магнолию» до совершенства. В результате поисков Влада выясняется, что он эмигрировал в США, в Нью-Йорк, где и был убит в собственной квартире во время ограбления. Соседи видели, как грабители выносили из квартиры Влада большую красную сумку.
Дальнейшее развитие событий связано с главной находкой – с тем, что в сумке, помимо денег, оказалась секретнейшая разработка – приборчик, попавший в руки нашего героя. Читателю уже понятно, что этот приборчик не что иное, как мощнейшее портативное психотронное оружие. Это прекрасно понимает наш герой и окончательно укрепляется в ранее принятом решении использовать это оружие в политике.
С целью привлечь к себе внимание и выйти на первые полосы СМИ герой решает организовать скандал. Он придумывает некую идею, с которой намерен выступить перед широкими массами. Герой договаривается с известным рекламным агентством о подготовке видеоролика и начинает готовить пресс-конференцию.Все складывается как нельзя лучше. Пресс-конференция прошла успешно. По дороге домой Тимур (Тим) становится свидетелем попытки ограбления банка. Пытаясь задержать грабителей, он получает ранение и попадает в госпиталь. Уже в госпитале Тим узнает о том, что стал героем новостных программ и что один из стрелявших в него грабителей – преступник-рецидивист. В госпиталь приезжает съемочная группа SNN, чтобы подготовить трехминутный новостной сюжет о «русском герое». Тим решает воспользоваться возможностью «засветиться» в программе, идущей на всю страну, и донести до граждан Америки свои идеи. При помощи “наденьки” он «убеждает» руководство SNN пропустить в эфир свою речь в полном объеме. На этот раз Тим, апеллируя к произошедшему с ним случаю, выступает против ограничения на свободное ношение оружия.  Естественно, это событие не проходит мимо спецслужб. Оперативней всего реагирует российский резидент в США и Израиле. Теперь уже ясно, у кого в руках то, что так тщательно искали спецслужбы России, США и Израиля. Начинаются поиск и проверка всех былых контактов Тима Бенина..
Что касается самого Тима, то, проанализировав сложившуюся ситуацию, он приходит к выводу, что его уже «вычислили». Единственно правильным решением, способным в какой-то мере обезопасить самого себя от возможных и более чем вероятных покушений, Тим считает дальнейшую «раскрутку» своей популярности.
После звонка своей квартирной хозяйки Розочки (той самой, у которой Тим арендовал свое «тайное убежище») Тим понимает, что после «засветки» на телевидении и растиражированного фото в газете его начнут узнавать не только друзья. Следует срочно забрать сумку с деньгами и съехать с этой квартиры. Вместе со своим другом Гариком Тим отправляется на эту квартиру, но там его уже ждут. Используя возможности «наденьки», Тим не только нейтрализует устроенную на него засаду, но и «перевербовывает» всю охотившуюся на него бригаду. По требованию Тима командир бригады звонит своему шефу в Москву и настаивает на необходимости его личного прибытия в США.
В Москве не исключают возможности того, что это требование инспирировано Тимом и что бригада может находиться под его влиянием. Тем не менее принято решение о вылете в США высокопоставленного сотрудника службы внешней разведки. Тим решает перехватить этого сотрудника в момент его прибытия в аэропорт Кеннеди.
Прибывший в Нью-Йорк высокопоставленный сотрудник спецслужб России Сергей Виноградов приглашает на встречу своих коллег из Израиля и США. У него есть основания предполагать, что прибор «самонастроился» на мозговые энергетические характеристики Тима. На этой встрече коллеги-разведчики обсуждают альтернативу – ликвидировать Тима, а одновременно с ним и надежду на дальнейшее  использование прибора либо поставить Тима под жесткий контроль спецслужб. По указанию Виноградова его личная, глубоко законспирированная группа похищает Тима, разлучает его с «наденькой» и доставляет в некий дом в Бенсонхерсте - одну из тайных резиденций Виноградова. Туда, где проходит встреча высокопоставленных представителей спецслужб России, Израиля и США.

Версия А

Продолжение. Начало  в №№ 632-661

МИСТЕР Х - 662
Я проснулся от божественного запаха свежемолотого кофе. Это был даже не запах, а какая-то теплая ароматная волна наслаждения, в которой крылась настолько острая опасность, что у меня похолодело в животе... Дело в том, что моя жена никогда не пьет кофе, понятия не имеет ни как пользоваться кофемолкой, ни как его правильно заваривать.
Значит...
- Хватит, хватит, молодой человек, - услышал я чуть резковатый, но вполне миролюбивый голос. - Этот аромат разбудит мертвого, а вы у нас, слава Богу, как Ленин – живее всех живых! Ну, не капризничаем и открываем глазки... Пришлось открыть и упереться глазами в потрясающее зрелище – полукругом, вокруг дивана, на котором я лежал, сидели три человека. Сухонький хасид в роскошной шляпе, ухоженный джентльмен, - именно джентльмен, - это даже не бросалось, а било в глаза с первого взгляда, и еще один, средних лет, с большими залысинами и огромными ручищами, смотрящимися на подлокотниках кресла, как лапы белого медведя. Между креслами, на которых они сидели, и диваном, на котором прикрытый пледом лежал я, стоял изящный столик с несколькими чашечками, из которых струился разбудивший меня аромат.
- С приятным пробуждением Тим, - улыбнувшись, произнес тот самый мужик, чьи руки произвели на меня незабываемое впечатление. Я – Сергей Александрович, можно просто Сергей, справа от меня Пол, - джентльмен кивнул мне головой, а это, - мужик повернулся к хасиду, - уважаемый Моше. Вас мы знаем, так что можно считать, что с этого момента мы добрые знакомые. Попробуйте кофе, - мужик взял одну из чашечек, пригубил ее и закатил глаза к потолку, - божественно! Джентльмен последовал его примеру, а хасид налил себе в фужер воды из стоящей на столе бутылки.
Я откинул плед и сел. Прикрыл голые колени распахнувшимися полами халата и взял чашечку. Кофе действительно был потрясающим. Странное ощущение... Уснуть в собственной квартире, а проснуться черт знает где, в окружении трех мужиков, и попивать кофе, понимая, что влип по полной программе.
- Очень приятно, господа, - стараясь выглядеть спокойным, сказал я. - Насколько понимаю, я у вас в гостях, а потому прошу прощения за свой... э... несколько интимный вид. Я, видите ли, не успел повязать галстук...
- Ничего страшного, Тим, - ухмыльнулся тот, который представился Сергеем. - Поскольку ваше прибытие носило для вас несколько неожиданный характер, мы простим вам отсутствие галстука и брюк. Кстати, как вы себя чувствуете? Знаете ли, это верх легкомыслия - лезть под душ после ранения, да еще со стерильной перевязкой... Нашим специалистам пришлось вас перебинтовать и сделать укольчик для профилактики. Не дай Бог, инфекция могла попасть...
- Благодарю, господа, я как-то об этом не подумал...
- И не только об этом, дорогой Тим. Вы о многом не подумали... В частности, о том, что нехорошо присваивать себе чужие вещи...
- Уж не вашу ли собственность я, как вы изволили выразиться, присвоил?
- В какой-то степени нашу... Во всех случаях, дорогой Тим, вы имеете права на вашу находку неизмеримо меньше, чем, например, я... Впрочем, не будем сейчас обсуждать правовой аспект ваших поступков. Поговорим о более насущном - о вашем будущем... Нам предстоит очень интересная и, я бы сказал, судьбоносная беседа...
- В таком случае мне необходимо закурить, - произнес я, по привычке оглядываясь в поисках пепельницы и сигарет. - Как видите, я прибыл к вам несколько... гм... налегке и не смог захватить сигарет. Не угостите ли, а то, знаете, кофе без сигареты - это так дискомфортно...
- А мне нравится, как он держится, - неожиданно оживился Моше. - Пол, пошлите кого-нибудь за... Что вы курите, Тим? “Мальборо” или что-то другое?
- Если есть выбор, то лучше “Парламент”...
Пол молча вышел из комнаты и через пару минут, в течение которых все молча потягивали кофе, вернулся с пачкой сигарет.
- Итак, - произнес Моше, - если присутствующие не возражают, я бы хотел ввести нашего гостя в курс дела для того, чтобы он мог трезво и здравомысленно отнестись к своим перспективам.
Присутствующие не возражали.
- Что ж, молодой человек, следует признать, что вы оказались намного амбициознее и, я бы даже сказал, менее меркантильны, чем любой другой на вашем месте. Вы не стали судорожно обогащаться, а пошли несколько иным путем, который в определенной степени кажется мне даже интересным. Но об этом позже... Мне и моим коллегам пришлось несколько поволноваться, когда вы переподчинили себе небольшую часть людей Сергея, но... как вы понимаете, ваш непрофессионализм и недооценка ситуации позволили нам встретиться сегодня, так сказать, не получив вашего предварительного согласия на эту встречу. Как видите, это не составило особого труда. Ваша «находка», которой вы так неразумно воспользовались, находится в надежном месте и, как вы понимаете, достаточно изолирована от всех видов контактов с вами. Поэтому вы вряд ли сможете «убедить» или еще как-то повлиять на нас. А мы, в свою очередь, попытаемся, действуя исключительно в рамках логики, кое в чем убедить вас. Начнем с того, что прибор, волей обстоятельств попавший в ваши неопытные руки, - результат коллективного труда. И не может, да и не должен принадлежать одному человеку. В наше неспокойное время это недопустимо и чрезвычайно опасно. Поэтому мы, люди, облеченные определенной властью и полномочиями, вынуждены были оставить на время все дела для того, чтобы не только «отобрать спички из рук заигравшегося ребенка», но и попытаться объяснить этому «ребенку», что взрослых следует слушаться.
- Сравнение с ребенком для меня лестно, уважаемый Моше, - перебил я хасида, - но почему вы решили, что костер, образно говоря, который я мог бы разжечь этими спичками, обязательно сожжет, а не обогреет? Вы же не знаете, в чем заключались мои планы...
- Нет, господа, - рассмеялся Моше, - он мне положительно нравится! Жаль, что нам не довелось встретиться раньше. У вас могла бы быть неплохая карьера. Что вы на это скажете, Пол? Ну, если бы Тим изначально предложил свои услуги вашей конторе?
Пол пожал плечами и задумчиво произнес:
- Не думаю, что нас заинтересовало бы это предложение. С начала третьей волны иммиграции мы получаем таких предложений по сотне в неделю. Почему-то все соотечественники Тима, достигнувшие уровня инженера на заводе по изготовлению карманных фонариков, уверены, что являются носителями военных секретов, которые представляют ценность для США. Что же касается личных качеств, то... Это будет зависеть от результативности нашей сегодняшней встречи.
- А я бы вас взял к себе, - продолжил Моше. - Ладно, не будем отвлекаться... Итак, Тим, как говорил один из Людовиков в «Трех мушкетерах», можно считать первое отделение «марлингтонского балета» завершенным. Вам придется некоторое время пожить здесь на правах гостя, пока наши специалисты не наиграются с прибором. Надеюсь, вас не надо предупреждать о правилах поведения в гостях. Хозяева здесь обидчивые, и попытка оставить их по-английски, не прощаясь, может быть ими неверно истолкована. Ваша супруга будет предупреждена, что в связи с ростом вашей популярности вы под надзором врачей срочно отправились... допустим, в Вашингтон для уточнения заявленной вами позиции по оружию. Официальные лица из ведомства Пола сумеют ее и убедить, и успокоить. Сергей, - Моше обернулся к «рукастому» мужику, - надеюсь, что нашему гостю будет у вас достаточно комфортно, не так ли?
- Комфорт мы Тиму обеспечим, по крайней мере его никто не побеспокоит. Ни встречами, ни телефонными звонками, ни какими-либо иными контактами. Но, Моше, в отличие от вас я буду менее дипломатичен и намного более конкретен. Слушайте меня очень внимательно, Тим. По большому счету, вы нам не нужны. От вас только одна головная боль, как вы понимаете. Если еще откровеннее, то и сам прибор – не жизненная необходимость. Не спорю, с ним намного легче решить ряд проблем и возникающих вопросов, но... Обходились же мы без него раньше, обойдемся и сейчас. Но, повторяю, - с ним удобнее. К тому же на его разработку израсходованы довольно приличные средства. Вы уже имели возможность убедиться, что в любой момент, если мы этого захотим, нейтрализовать вас не представляется неразрешимой задачей...
- Нейтрализовать? Правильнее было бы, наверное, сказать “ликвидировать”, - мрачно вставил я...
- Зачем так грубо, - усмехнулся Сергей. - Есть масса других способов. Несколько секунд воздействия на ваш мозг мощным магнитным полем, и вы превратитесь в слюнявого идиота. Можно подсадить вас на наркотик, нет, не героин и ему подобное старье, - на нечто более совершенное, и вы – послушное и тупое оружие в наших руках. Можно быстро и почти безболезненно довести вас до инсульта и полного паралича. Без возможности говорить и даже двигать глазами. Многое можно, Тим...
Но есть более радужная перспектива. Вы начинаете работать с нами и на нас. Это только в том случае, если у вас хватит ума понять, что лучше работать внутри СИСТЕМЫ, чем предпринимать детские попытки ПРОТИВОПОСТАВИТЬ СЕБЯ СИСТЕМЕ. За всю историю человечества это удалось только Христу. Если вы помните - его распяли. Вы – не Христос, учениками вы никогда не обзаведетесь хотя бы потому, что у вас нет соответствующей великой идеи, а ваше «влияние» на людей носит сугубо электронно-машинный характер. Без прибора вы даже на собственную жену подействовать не в состоянии.
Скажу прямо, при должной работе, которая займет черт-те сколько времени, мы, вне сомнения, найдем человека с такими же биоэнергетическими характеристиками, как у вас. Но вы-то уже – вот он, готовенький. Проще использовать вас. Вы должны будете четко и сознательно усвоить, что, принимая решение ЧЕСТНО И ИСКРЕННЕ работать на нас, вы становитесь просто ПРИЛОЖЕНИЕМ К ЭТОМУ ПРИБОРУ. Ни больше и ни меньше! Впрочем, вы и сейчас всего лишь приложение к нему... Уверен, что и вы сами не слишком обольщаетесь на этот счет.
Подумайте, Тим, все взвесьте и примите продуманное и единственно верное решение. Учтите, что мы люди серьезные и слов на ветер не бросаем. У вас есть пара-другая дней, я постоянно рядом и готов ответить на многие ваши вопросы, если таковые возникнут. Думаю, что мои коллеги солидарны со мной в этом предложении.
Моше и Пол синхронно закивали головами.
- Да, Тим, - добавил Пол, - во всех случаях это лучше, чем ждать, когда приставленный к вам НАШ хоуматтендент соблаговолит сменить вам обделанные памперсы.
- Коллеги, - обратился Пол к присутствующим, - мне кажется, что Тим устал, ему нужны отдых и спокойная обстановка. Сергей, может, мои люди, с твоего разрешения, отведут Тима в отведенные ему апартаменты?
Через несколько минут в комнату вошли три мордоворота и, на удивление бережно взяв меня под руки, вывели из комнаты. Мы шли по каким-то коридорам и остановились у двери, которая точь-в-точь напоминала двери клазета в моей собственной квартире. За дверью оказалась кабина лифта. Судя по ощущениям, мы спустились этажа на три.
Если это камера-одиночка, то многие захотели бы сменить свое постоянное жилье на подобную камеру. Огромный холл, шикарное ложе (язык не поворачивается назвать это произведение спального искусства кроватью), телевизор во всю стену, из-за приоткрытой двери в ванну виднелось огромное джакузи...
- Что предпочитаете из еды, сэр? - спросил меня один из сопровождающих.
- Стейк, пиво – лучше всего «Саппоро», клубнику, пару бананов. Большой кофейник кофе и блок “Парламента”. Да, не забудьте зажигалку...
- Будет исполнено, сэр! В случае любой необходимости нажмите вот на эту кнопку – он показал на светящуюся кнопку у дверей - и просто произнесите все, что вам заблагорассудится. Ваше помещение находится под видео- и аудиоконтролем постоянно.
Дверь за моими тюремщиками мягко захлопнулась, и я наконец остался один...

Продолжение в следующем номере