Внутренние дела

В мире
№4 (927)
Министерство внутренних дел уже по названию предполагает известную замкнутость, закрытость. Внутри ведь, не снаружи. Как в песне: “Ничего не вижу, ничего не знаю, ничего никому не скажу...” И ничего не говорили. Много лет израильская общественность получала о своих внутренних делах от руководящих ими чиновников буквально крупицы информации, которые эти чиновники считали нужным ей, общественности, “скормить”.


Крупицы информации

Менялась внутренняя политика министерства внутренних дел медленно и неохотно. Ускорился этот процесс лишь в последний год, когда к руководству в нем пришли представители правящего партийного блока, причем вторым человеком в министерстве стала русскоязычный политик, представитель “Нашего дома” Фаина Киршенбаум.


Новые лица, новая линия поведения, новая информационная политика... МВД за этот год стало заметно более открытым и доступным, в том числе и для нас, журналистов. В минувшее воскресенье русскоязычной прессе было назначено свидание с нашим человеком в МВД. И рядовые труженики нашего цеха, при всех проявившихся за этот года разногласиях и противоречиях, на это свидание шли, как в молодые годы, с радостью и нетерпением.


Все это, не скрою, больше отражает уже наш внутренний цеховой настрой. У “русской” прессы, при всех ее амбициях и претензиях, давно не осталось особых иллюзий по поводу своего будущего в Израиле. Уйдет когда-нибудь русскоязычный читатель, слушатель и зритель, уйдем и мы, репортеры, оставив истории газетные подшивки, магнитные и видеозаписи да сетевые адреса... 


И все-таки пока наши внутренние проблемы отходят на второй план. А на первом остаются проблемы, о которых нам поведала заместитель министра. Вслушиваясь, вдумываясь в них, забываешь о собственных профессиональных нуждах...
Пока же репортеры спешили на свидание с самым симпатичным членом израильского правительства, как по дороге на 13-й министерский этаж охарактеризовал его хозяйку кто-то из коллег. Дорогу, между прочим, нам пришлось, в буквальном смысле слова, прокладывать, пробивать через толпу африканских нелегалов, осаждающих две последние недели и это, и все остальные правительственные здания. Так что основной вопрос нашей импровизированной пресс-конференции возник сам собой.


Но госпоже заместителю министра посвящать два часа своего дорогого времени только пришельцам с Черного континента явно не хотелось. Внутренние дела это ведь не только улаживание искусственно раздуваемого конфликта по поводу судеб африканцев, претендующих на статус беженцев. Есть и другие интересные темы. Какие? Например, переход на т.н. биометрические паспорта, который предстоит стране в ближайшие годы. 


Вообще для вступивших в 21-й новых поколений израильтян министерство готовит немало сюрпризов. Наша жизнь, подробности биографии, профессиональная, банковская, деловая история - все будет в скором времени спрятано, зашифровано в крошечном чипе, который станет ключиком к банку данных, составленному для каждого гражданина страны и для всего ее населения в целом. 


Заинтригованная этим сообщением пресса узнала от замминистра, что сейчас происходит апробация всех систем и подсистем проекта. Первые биометрические паспорта уже обрели владельцев. Законодатели должны в ближайшее время оценить итоги эксперимента и дать “добро” на его продолжение. 
 


“Полный” нелегал

Но журналисты - народ упрямый. Отдавая дань интересным начинаниям и задумкам ведомства, среди коих немало общественно важных тем, таких, например, как решение жилищной проблемы или облегчение процедуры регистрации нового бизнеса, гости так или иначе постоянно возвращали разговор к самой острой и злободневной сегодня теме - к иностранным гостям, легальным, полулегальным или “полным” нелегалам. Что министерство как представитель государства предполагает с ними делать, как решает эту проблему? Ведь в число африканских нелегалов всех разрядов попадают и другие категории приезжих. Взять, к примеру, гостей из стран Юго-Восточной Азии, безропотных домработниц, сестер и сиделок, количество которых в стране достигает 55 тысяч. Без этих опрятных, скромных и тихих женщин уже трудно представить жизнь израильтян старшего возраста. А ведь и среди этих работниц немало подчас невольных нарушителей установленных министерством правил, за которые полагается наказание в виде депортации из страны на родину. И что тут поделаешь, отправляем, вздыхает Фаина.


Но, конечно же, главная головная боль министерства - не сиделки из Филиппин, сельхозрабочие из Таиланда и строители из Китая. Они в целом соблюдают законы и правила нашей страны, и если переходят в разряд нелегалов, то ненадолго и случайно, потеряв, допустим, постоянную работу или “перегуляв” разрешенный срок пребывания в Израиле. Такого рода проблемных клиентов у министерства сотни. А вот африканских нелегалов, буквально штурмом взявших сухопутную границу между Африкой и Израилем, - десятки тысяч! Как говорится, почувствуйте разницу.
 


Тема забора 
 
Коснулась Фаина и темы забора, которым еврейское государство в лице своего правительства намерено укрепить эту единственную в своем роде границу между Африкой и Израилем. Или перекрыть. Или... Словом, надо еще найти точное определение этому самому забору, пока еще виртуальному, существующему лишь на экране компьютера и в чертежах.
Тут гостеприимная хозяйка пресс-конференции припомнила недавний разговор с американским коллегой, важным чиновником нынешней администрации, высказавшим сомнение в эффективности подобных заградительных мер. Во всяком случае, в самих Штатах, на границе с Мексикой, такое заграждение не стало препятствием для инфильтрации миллионов нелегалов со всей Латинской Америки, породив одновременно массовую коррупцию, уголовную и иную преступность. Теперь сами американцы не знают, с чем и с кем им бороться, - с нелегалами или с самим этим забором?


Видно было, что схожие проблемы американцев как бы успокаивают наших чиновников, примиряют с реальностями. Дескать, вот же живет со своими нелегалами великая страна и в ус не дует. А мы что, хуже?


От приятных размышлений на тему иностранного опыта и наших собственных еврейских приоритетов мне, каюсь, пришлось хозяйку журналистского собрания оторвать. У меня для нее было заготовлено послание, написанное не на далекой мексиканской границе США, а в непосредственной близости от правительственной высотки в центре Тель-Авива.
В ней живописуется история не южноамериканских “мокрых спин”, изыскивающих любые пути, чтобы попасть в благословенные американские пределы, а четырех вполне законных гостей из бывшего СССР, надеявшихся повидаться здесь с родственниками, “русскими” израильтянами, а вместо этого просидевшими неделю под замком в аэропорту и затем выдворенных восвояси.

 
Претензии и обиды

Я зачитал заместителю министра их коллективную жалобу, которую переслал в нашу редакцию родственник одного из депортированных, Владимир Боярский, в прошлом военный дирижер. Замминистра МВД отнеслась к зачитанному документу с крайней степенью раздражения. Полагаю, ни задиристые африканские нелегалы, ни скромные азиатские сиделки и домработницы не видели (и едва ли увидят) нашу гостеприимную хозяйку в таком гневе.


Все претензии обиженных на Израиль гостей, бывших земляков, чем-то не угодивших пограничникам МВД в аэропорту и проведших по их приказу неделю взаперти в ожидании высылки, были демонстративно отторгнуты ею с порога. “Наши люди действовали строго по инструкции и имели полное право не поверить этим людям. У нас остались записи их бесед с работниками погранохраны. Они очень, очень подозрительны! Какие еще родственники, племянники и невесты?! Да все они приехали здесь нелегально заработать на красивую жизнь! За наш с вами, заметьте, счет”, - отрезала Фаина, закрывая тему. 


Тут, правда, как в песне Владимира Семеновича Высоцкого, в монолог шефа некстати встрял ее помощник, координатор министерства по связям с общественностью по имени Денис, как значится на его визитке. Предложение босса передать общественности копии стенограмм этих бесед с выпровоженными из Израиля гостями он подкорректировал вежливым замечанием; мол, не все переводы корректны и точны. “Но у нас все равно были все основания для депортации, - остановила его начальница. - И суд нас поддержал!”
 


Инциденты в аэропорту

Это верно. Суды, разбирающие такого рода инциденты, происходящие в аэропорту, обычно принимают сторону МВД и без особых терзаний позволяют ему вышвыривать из страны подозрительных гостей, да еще с раздражающим их русским языком вместо иврита или английского. Так прокомментировал позже эту практику адвокат Алексей Коваленко, специализирующийся на депортациях. Случаются, по его словам, исключения, но редко. В целом же политика нашего МВД в этой части деструктивна и неэффективна. И в том, что касается африканских нелегалов, и в том, что все чаще и чаще проявляется в отношении “русских” гостей. Любая оговорка, не к месту сказанное слово, высказывание чиновники оборачивают против этих людей. В результате приезжающие сюда, как правило, с самыми добрыми, искренними намерениями, нередко даже имеющие право на репатриацию, они изгоняются отсюда прочь, как какие-нибудь проходимцы, и надолго, если не навсегда, теряют интерес к нашей стране. Неужели нам это надо?!
Вот и мне кажется, что не надо. Правда, судя по реакции на эти истории большинства моих коллег, участников отчетного мероприятия, судьба выброшенных из Израиля недавних соотечественников им, в общем-то, безразлична. Куда интереснее посудачить о тех же африканцах, чем об этих “русских” или кто они там...


Журналисты, как уже было сказано, свою судьбу знают. А вот политики - нет. И ради успешного продолжения карьеры этим политикам, по-моему, стоило бы проявлять к своим землякам и их российским, украинским и прочим гостям больше внимания, понимания и сочувствия. Постоянно проявляя эти качества, уверяют медики, мы укрепляем собственное здоровье, продлеваем свою жизнь...

Добавлю от себя: и в политике тоже.              
 
“Новости недели”