Дывлюсь я на нэбо, та й думку гадаю...

Военное обозрение
№35 (331)

27 июля с.г., в ходе авиа шоу на львовском аэродроме «Скнилив», истребитель Су - 27, ведомый полковником Топонарем, врезался в трибуну со зрителями. Эта катастрофа стоила жизни 83 из них. Еще 113 были искалечены. На следующий же день за решетку попали генералы Главком ВВС В. Стрельников, командующи 14-м авиакорпусом С. Онищенко, его заместитель А. Третьяков. А президент Украины Л. Кучма уволил в отставку начальника генштаба генерала П. Шуляка, министр же обороны генерал В.Шкидченко подал рапорт об отставке добровольно.[!]

Кстати сказать, министром он пробыл менее 10 месяцев. Его предшественник, генерал А.Кузьмук, также ушел в отставку, после того как 4 октября прошлого года украинская ракета над Черным морем угодила в российский пассажирский авиалайнер. Кто бы ни стал новым министром обороны в Киеве, он будет шестым по счету менее чем за 10 лет существования вооруженных сил Украины. Не слишком ли часто меняются такие министры в этой стране?

НЕЛЕТАЮЩИЕ ВОЗДУШНЫЕ АРМИИ

Четвертый министр Александр Кузьмук, назначенный в 1996 году, ознаменовал вступление в должность первым лётно - тактическим учением в истории украинской боевой авиации. Оно проводилось в учебном авиацентре под Николаевом и за действиями 50 самолетов наблюдал сам президент Леонид Кучма.
Видимо, наблюдения эти не убедили президента в сколько - нибудь достаточной подготовке пилотов. Потому как он тут же отменил планировавшееся участие авиации в военном параде по случаю 5 - летия независимости Украины. Как сообщала киевская пресса : «Кучма выразил опасение, что такие горе-летчики могут запросто спикировать на Крещатик».
Как видим, его опасения были отнюдь не беспочвенны и, за прошедшее шестилетие уровень выучки пилотов украинской авиации не повысился. Скорее наоборот. Ведь, как понимаете, для авиа шоу были отобраны самые лучшие машины и наиболее подготовленные летчики. Не помогло. Судя по всему, в трагедии на львовском аэродроме отразилось общее состояние военной авиации Украины.
Сегодня она насчитывает около 1100 боевых самолетов, что полностью соответствует уровню, установленному договором ОВСЕ. Надо сказать , весьма щедрый уровень. Для сравнения : у Франции их более 600, у Великобритании - 600, у Германии - 500. Таким образом, Украина по численности самолетного парка боевой авиации вдвое превосходит армии самых передовых европейских государств. В ее составе 4 воздушные армии. Тот самый 14-й авиакорпус, обеспечивавший злополучное шоу, - из 3-й ВА. В украинских вооруженных силах эти авиасоединения прозвали «нелетающими армиями».
Название абсолютно точное. Если проанализировать уровень летной практики пилотов, картина открывается абсурдная. Почти половина из них - молодые офицеры, которые в воздух последний раз поднимались еще в летном училище. По данным военной печати Киева, в прошлом году средний налет на каждый самолет составил 18,5 часа.
Но в прошлом же году были сформированы элитные Передовые силы обороны /ПСО/. И налет пилотов авиачастей ПСО составил 20 часов в год. Причем эту ничтожную цифру украинский Генштаб преподнес общественности как выдающееся достижение. Между тем средний годовой налет в авиации НАТО составляет не менее 1000 часов на каждого пилота. Что уж тут удивляться трагедии на львовском авиа шоу!
Не менее катастрофично выглядит техническое состояние парка боевой авиации. По данным последнего доклада украинского Центра экономических и политических исследований /УЦЭПИ/, в рабочем состоянии находится лишь 28 процентов самолетов и около 6 процентов вертолетов. Если в ближайшие 3 - 5 лет не будет обеспечено обновление самолетного парка, то украинские ВВС станут полностью небоеспособными.

«УКРАИНИЗАЦИЯ» СОВЕТСКИХ ДИВИЗИЙ

В этом же докладе УЦЭПИ констатируется: «Продолжающееся реформирование вооруженных сил Украины есть не что иное, как дальнейший развал соединений, унаследованных от СССР. Не будет слишком большим преувеличением признать, что путь «украинизации» этих соединений оказался наихудшим вариантом из всех возможных».
После распада СССР Украина унаследовала мощную войсковую группировку, намного превосходящую любую армию НАТО, кроме США. В ее составе были четыре общевойсковые, столько же воздушных армий, одна танковая армия, стратегические ядерные силы в составе 43-й ракетной армии и корпуса дальних бомбардировщиков и другие соединения. Всего личного состава в группировке числилось 780 тысяч солдат и офицеров.
За 10 лет существования украинской армии она сократилась более чем в 2,5 раза и к началу 2002 года насчитывала около 300 тысяч человек, что, однако, превышает численность армий таких государств, как Великобритания - 211 тыс., Франция - 270 тыс. А ведь эти государства имеют куда более высокие возможности для содержания своих вооруженных сил. К примеру, военный бюджет Великобритании в 2000 году составлял 34 миллиарда долларов, доля ВВП - 2,4 процента; Франции - 35 миллиардов, доля ВВП - 2,6 %. Для сравнения: военные расходы Украины на ту же дату составили лишь 2 миллиарда гривен / менее 1 миллиарда долларов / - около 1,4 процента ВВП. По подсчетам Генштаба, этих сумм в обрез хватило лишь для оплаты денежного, вещевого и продовольственного обеспечения военнослужащих.
Следовательно, ни о приобретении новой техники, ни о ремонте и модернизации старой, ни о боевой подготовке и любых организационных мероприятиях речи быть не могло. Потому как для всего такого денег не имелось ни гривны.
Еще в 1997 году министр обороны Александр Кузьмук заявил на пресс- конференции: «Пять лет украинские вооруженные силы жили за счет запасов, накопленных Советской Армией. Сегодня эти резервы практически исчерпаны, как израсходован и моторесурс боевых машин и самолетов. Если немедленно не принять мер по модернизации вооружения, то к 2005 году украинская армия останется с высоким национальным сознанием и с автоматом Калашникова».
Прошло пять лет, и за это время даже из мизерных сумм бюджета, предусмотренных на обновление вооружения, отпускалось не более 8 процентов. Результат налицо: по данным осенних проверок прошлого года, реальную боеспособность сохранило менее трети частей и соединений украинской армии.
Но самая больная проблема, пожалуй, даже не состояние военной техники, а ситуация с людьми в погонах, их статус, материальное положение и социальная защищенность. В первые пять лет из- за прессинга по национальным мотивам украинскую армию покинуло более 12 тысяч офицеров и генералов - ее русскоязычная элита. Их заменили отнюдь не равноценные специалисты, основное достоинство которых локализовалось на знании «мовы».
А вскоре почти все категории личного состава украинской армии столкнулись с проблемами, превратившими военную службу в крайне не престижное занятие. Срочников отвращает от нее нищенское материальное обеспечение и буквально зубодробительные порядки в казарме, где безраздельно правит «дедовщина». Недавно проведенный опрос призывников показал, что 90 процентов из них идут в армию только потому, что не смогли уклониться. Поэтому военная служба стала уделом самых бедных и незащищенных юношей. Образовательный уровень таких солдат не позволяет им грамотно эксплуатировать боевую технику и командиры используют их лишь в качестве дармовой рабочей силы.
Но солдат, отслужив, возвращается к гражданской жизни. Для офицера же военная служба не только патриотический долг, но прежде всего профессия, способ жизнеобеспечения. И профессия эта на украинской земле сегодня крайне не популярна. Что само по себе удивительно - прежде именно украинцы считались наиболее расположенными к военной профессии. Сегодня ее не престижность напрямую связана с тем, что даже элементарных условий для выживания она не обеспечивает. Офицерский оклад едва-едва дотягивает до прожиточного минимума, но и он , как правило, не выплачивается в срок. По самым последним данным, более половины офицерских семей не обеспечены жильем.
Однако даже и в таких условиях украинский офицер не может быть уверен в завтрашнем дне из-за бесконечных организационных пертурбаций, которые, прежде всего, чреваты сокращением офицерского корпуса. Причем в большинстве случаев увольняемым не выплачивается даже выходное пособие. Поэтому те, кто обзавелся хоть какой-то квартирой и дослужился до минимального уровня пенсии, немедленно оставляют службу. В результате украинские вооруженные силы испытывают острый недостаток офицеров - не вообще по штатному расписанию, а опытных профессионалов. Сегодня не диковинка, когда неоперившийся лейтенант командует, батальоном как во времена сталинских репрессий.
Единственный, пожалуй, прорыв в комплектовании украинской армии - альтернативная служба, установленная в соответствии с законом, принятым более пяти лет назад. «Альтернативщики» работают в местах, как понимаете, весьма трудоемких и на 9 месяцев дольше рядового солдата. В принципе этот закон весьма разумен, ибо количество призывников в несколько раз больше, чем требует периодическое пополнение армии.

НА ПУТИ К ОАЗИСУ НАТО

Пять лет тому назад Киев торжественно объявил о коренной реформе своих вооруженных сил. Основная ее программа гласила: на основе интенсивного сокращения численности личного состава значительно повысить боеготовность всех видов и родов войск. Сегодня вполне очевидно, что выполнена была лишь первая часть программы - обвальное сокращение военнослужащих превысило даже намеченные нормы.
Что же касается боеготовности, по словам бывшего начальника Генштаба генерала В. Лапаты: «Украинская армия сегодня представляет собой не лучший вариант советской - со скверным управлением, потерянной выучкой, устаревшим вооружением и неэффективным экономическим механизмом».
В начале нового столетия Киев сменил свой политический курс и нацелился на вступление в Североатлантический союз. Одним из главных условий такого глобального мероприятия является кардинальная перестройка всей структуры и оснащения вооруженных сил. Реформирование должно охватить и министерство обороны, которому вменяется лишь административно- финансовое руководство, а Генштабу - оперативное управление войсками.
Однако самое трудоемкое и дорогостоящее - преобразование структуры войск и их переоснащение в соответствии со стандартами НАТО. По этому пути уже прошли три последних абитуриента Североатлантического союза - Чехия, Венгрия и Польша. В отличие от Украины , все они сравнительно благополучные страны с современной инфраструктурой экономики и нормальными общественно-политическими отношениями. Но и этим государствам на пути в НАТО пришлось претерпеть немало трудностей, в первую очередь финансового плана.
К примеру, Польша, страна с аналогичной численностью населения. Ее военные расходы в текущем году составят сумму, в четыре раза превышающую военный бюджет Украины, к тому же систематически не исполняющийся. Притом, что польская армия на 100 тысяч солдат меньше, танков в ней - в три раза, боевых самолетов - в пять раз меньше. Сколько же миллиардов гривен потребуется Киеву, чтобы перестроить свои вооруженные силы? И где он раздобудет столько, если и намного меньших сумм сегодня найти не может?
А пока пошита лишь униформа натовского покроя, материю для которой приобрели по дешевке во Вьетнаме. Да на советской кокарде красную звезду заменили на золотой трезубец.
Из организационных мероприятий следует отметить идущий сегодня переход от дивизий к бригадам и от полков - к отдельным батальонам. Да еще создание так называемых Передовых сил обороны /ПСО/. В них собраны элитные войска всей украинской армии на базе Житомирского армейского корпуса. Группировка ПСО укомплектована почти на 90 процентов к штатам военного времени. Предполагается, что она будет вести боевую подготовку в полном объеме, расходуя столько боеприпасов и горючего, сколько потребуется. Ну, насчет боеприпасов - это вполне реально, их накоплено в советские времена для Третьей мировой войны с избытком.Что же касается горючего, то даже если остальная часть украинской армии перейдет на гужевой транспорт, то и в этом случае керосина для ПСО все равно не хватит.
Но, как видим, структура украинских вооруженных сил все больше определяется не потребностями национальной обороны, а весьма сомнительной перспективой участия в системах европейской коллективной безопасности. По мнению многих экспертов, такие устремления киевского руководства просто нереальны, ибо потребуют увеличения военных расходов не менее чем на три процента ВВП, в то время как и сегодняшние 1,4 % Украине не под силу.

В задачи данного очерка отнюдь не входит выдавать какие-либо рекомендации по проблемам украинских вооруженных сил. На этом, фигурально говоря, «поскользнулись» пять министров обороны. Бесспорно лишь одно: сегодня не время для широковещательных шоу, таких , как львовское. А, быть может, - и натовское? Как знать...