Вера, Надежда и Идея

Досуг
№44 (915)
Продолжение. Начало в №№906-914

Глава 9. Где цветы?

 
Про себя я твердила как заведенная: надо искать Джана, надо искать Джана! Но мое желание поспать было сильнее меня... Я еле держала в своих руках чашку с чаем, она, казалось, весит полтонны! Нет, надо срочно в прохладный душ, разогнать кровь и мысли, а потом восстановить записку и начать искать нашего добряка-полицейского!


- В теплую ванну и спать, спать, спать, - донеслись до меня слова Веры.


- А как же..., - начала было я.


- Послушай, записку я нашла совсем недавно, причем, Джан знает, что я должна была найти ее под вечер. Во-первых, он в курсе, того, когда вы должны были вернуться из Олимпии. И знает, что без вас я поиски начинать не буду. Во-вторых, он сам назначил мне встречу сегодня вечером, сам на нее не пришел, понимая, что я, как дотошный и пунктуальный человек, пойду к нему домой выяснять: а какого это черта он меня так продинамил? В общем, он рассуждал, видимо, так: вечером узнают о том, что я пропал, посидят, поговорят, подумают над запиской, а утром начнут искать. Тут, главное, чтобы он не особо намудрил с запиской-то, потому что он и не догадывается, что от нее одни клочки остались. Одно дело понять целую сложную записку, и совсем другое – три буквы под томатным соусом...


- Простите, - еще раз виновато сказала Катя. – А почему мы не может просто пойти в полицию?


- Да потому, детка, что не хочется позорить Джана. Его весь Бруклин знает. Представь, каково ему потом тут жить, если каждая собака будет знать, что он от одиночества решил поиграть в кошки-мышки на седьмом десятке!


- Ну, тогда может Андреа попросим помочь? Все-таки он профессиональный полицейский...


- Фальшивый он полицейский, Андреа твой! – в сердцах вдруг сказала Надежда. – Или у него должна быть причина так врать.


- Да где он наврал-то, Надя? – спросила я.


- Да, - нахально подхватила Катя. – Идея Петровна - как самый внимательный человек в этой компании - очень интересуется!


- Ну ладно язвить-то, - засмеялась я. – И на старуху бывает... не поняла, не досмотрела, не дослышала...


- А ты фильмы американские любишь? – вместо ответа спросила Романова девушку.


- Как не любить, люблю!


- Какие?


- Да всякие разные! Очень много смотрю и детективов, и про продажных полицейских, и комедии... Мне Стивен еще советовал, мол, если хочешь лучше понять американскую душу, смотри наше кино!


- Ну, так и тебе минус за невнимательность, дорогуша, - засмеялась Надя. – Потому что кино на эту тему в Америке полно, это я тебе как бывший режиссер говорю, который смотрит местное телевидение и фильмы с большим пристрастием!


- Не томите, тетя Надя, - опять нахально ответила Катя. 


Ну что за девчонка!


- Он тебе сказал, что у него звание какое-то там, которое после перевода в Нью-Йорк станет еще выше!


- Ха-ха-ха-ха, - громко засмеялась Вера. – Вот фантазер-любитель!


- Вот и я говорю! – отозвалась Надя. – Девочки, в Америке такая система – приходишь ты всегда в полицию служить на самую, естественно, низкую должность.


- Ну это понятно...


- Да, служишь, служишь, служишь... а потом бац – по каким-то там причинам решаешь перевестись в другое отделение... Нет проблем, только вне зависимости от того, до какой должности ты дослужился, при переводе ты теряешь все, что наслужил. И на новом месте опять начинаешь со старта. Ну?


- Вот черт! – выругалась Катя.


- Но! – голосом победителя продолжила Надя.


- Но?


- Именно! Я тебя не зря спросила, что ты ему наговорила. Возможно, что твоему Андреа стало не очень уютно из-за того, что девочка, которая моложе его на десять лет почти, добилась таких высот, а он какой-то там «детектив»... Вот и решил немножко поднять себя в цене...


- Вот черт, - уже второй раз за пять минут чертыхнулась Катя.


- Хватит тут нам черта вспоминать. Пей чай, иди спать, завтра, может, что и подскажешь на светлую голову.


- Или Андреа подскажет...


- Если он не фальшивый полицейский то, конечно, подскажет, - сказала я. – Иди спать. Глория покажет тебе твою комнату.
И мы сейчас все пойдем ложиться. Вера права – Джан знает, что мы начнем поиски утром, всем надо отдохнуть.


Надя тоже решила остаться на ночь у меня, а Вера ушла домой. Глория загрузила посудомоечную машину и в доме воцарилась тишина. Я какое-то время не могла уснуть – бывает так, что вроде устал, но настолько перевозбужден и нервничаешь, что сон никак не идет! Так было и со мной. Я все думала, что мы увидим после того, как остатки записки высохнут, ну что, что? А потом, незаметно для себя провалилась в сон...


Проснулась сама, судя, по темноте за окном, довольно рано. Да, часы показывали 5:42. Но чувствовала я себя отлично – еще бы, мы вчера разошлись по спальням, когда не было еще и десяти вечера! Я тихонько встала, надела халат, умылась прохладной водой, а потом пошла вниз.


Думала, почитать записку, поразмылить пока дома тихо... А еще заварить свежий чай, может быть, даже испечь печенья... В моей гостиной горел свет. Катя и Надя сидели на диване, что-то оживленно обсуждая. Перед ними на кофейном столике лежала несчастная бумажка – из-за соуса она встала коркой и, скорей, не лежала, а топорщилась на столе. Надя и Катя, видимо, не рисковали ее прижимать и правильно делали – от нажатия бумага могла треснуть и развалиться на кусочки.


- А еще, - заглядывай в мой словарь, говорила Катя. – Это может означать «водолаза»...


- Ну, нет, зная Джана,  версию с водолазом я сразу отметаю, - ответила Надежда. – Привет, Идеечка, кофе хочешь?


- Кофе нет, а вот от чайку не откажусь.


- Чай я заварила, печенье и варенье на столе, - отозвалась с кухни Вера. 


И она уже тут! Выходит я проснулась самой последней. Ничего себе!


- Ну что, - спросила я мрачно. – Что нашли?


- Да пока пытаемся просто восстановить содержание, - ответила за всех Катя, рассматривая записку на свет.


- Вера, неужели ты, когда увидела записку, не прочитала ее первым делом? Ведь прочитала, иначе бы как ты поняла, что Джан пропал? – спросила я, присаживаясь на диван.


- Конечно, я прочитала! Но только первую часть! – ответила Вера. – Она сохранилась и сейчас. Вот: «Девочки, очень надеюсь на вашу своевременную и профессиональную помощь! С поисками не тяните, времени на это особо нет, но спать, конечно, надо, да и чай пейте тоже. Кроме вас, меня никому никогда не найти! Надеюсь на спасение из ваших рук. Джан. 


PS. Это ключ! И поверьте мне, мне не до шуток!». 


Я прочитала это все, ключ уже, конечно, просто просмотрела. Потом схватила записку и пошла к тебе домой, надеясь, что все вместе мы прочитаем и поймем, в каком направлении нам надо двигаться... – вздохнула Вера, присаживаясь около меня. – Я помню только пару фраз, которые мы уже записали.


- Скажи мне их, пожалуйста, я очки оставила наверху.


- Да ради Бога! Как миссис и мистер Вайс в одном управлении, как Греция и Италия в Олимпийских играх или для Олимпиады – вот тут я не помню, но эти две страны и Олимпиада точно упоминались в одном предложении.


- Даааа, - я озадаченно потерла лоб и машинально отпила чая, который мне любезно и буквально на блюдечке подала Вера. – Что бы это могло значить? У вас уже есть какие-то идеи?


- Да, - ответила Катя. – У меня есть идея. Я считаю, что речь о несовместимости чего-то с чем-то. Или об отличии, противопоставлении.


- Несовместимости?


- Подожди минутку, пожалуйста, - обратилась ко мне Надя. – Мне кажется, я прочитала еще одну фразу и она тоже, вроде как о несовместимости. Смотрите: как заботливая мама грендландского тюленя...


Вера и Катя посмотрели на Надю несколько недоуменно. Ну слава Богу, не одна я такая непонятливая!


- Простите, девушки! – весело сказала Надя. – Я об этом когда-то фильм снимала, о том, что далеко не все животные от рождения хорошие родители. Мы тогда и макаку-резуса снимали, и лосиху, которая, когда беременна новым дитем, другое дите, старшее, безжалостно гонит прочь... Понимаете?


- Ну, соответственно, и самка гренландского тюленя тоже как мама совсем не подарок? – спросила я.


- Совсем не подарок! – согласилась Надя. – Она рожает где-то весной, в начале марта-конце февраля, кормит малыша всего две недели, а потом бросает этот толстый беленький мешочек на произвол судьбы! Ребенок должен выживать сам, сначала за счет своего жира, которым его обеспечила мама, а потом начинать рыбачить. Вот так!


- Что мы имеем, что мы имеем, отдельные слова и фразы, которые говорят о несовпадении...


- Девочки, мне бы еще про Грецию, Италию, Олимпиаду и миссис Вайс понять! – взмолилась я.


- Умылась, чая написалась? – спросила меня Вера. – Вот теперь скидывай халат, переодевайся. И пошли к Джану домой! У меня есть ключи. Нам надо все осмотреть. А по дороге мы тебе и на все вопросы ответим.


- Нас же арестуют, это чужой дом! – испугалась я.


- Ну, ты дурочка, честное слово! – засмеялась Надя. С одной стороны там мой дом, с другой – Верин, а напротив – Ритин.  Одна опасность есть, что Рита растрещит как сорока – на всю округу. Но мы постараемся не шуметь и быть незаметными, пошли!


Я переоделась за какие-то считанные секунды, попыталась уложить волосы, но потом поняла, что это бесполезно – на голове был полный кавардак. Пришлось достать косынку и завязать – ну не показываться же в самом деле в таком виде на улице!


И мы отправились к Джану. До его дома от моего было буквально рукой подать.


- Идея Петровна, а у вас автоответчик хорошо работает? – спросила меня Катя, пока Вера ловко открывала двери.
О том, что у нее есть ключи, знали все. Когда-то у Джана приключился сердечный приступ, он позвонил Вере и та залезла к нему в окно, оказала первую помощь и вызвала скорую, чтобы его отправили в госпиталь. После этого случая Джан дал Вере ключи от своего дома.


- Девочка моя, не переживай, он дозвонится, если захочет! – я потрепала Катю по щечке. – Все работает исправно, плюс – он знает мой сотовый. Не волнуйся, позвонит!


Дома у Джана было чисто, холодно и почему-то мрачно.


- Мрачновато как-то, - озвучила мои мысли Катя. – Вроде все так аккуратно, чисто, уютно, а мрачновато...


- Хозяина нет, жалюзи закрыты, отопление на минимуме, цветов нет... А  как тут должно быть по-твоему? – ответила Надя.


- А где цветы, кстати? Где его цветы, я спрашиваю! – вдруг закричала Вера.


И я испуганно оглянулась. Цветы Джан очень любил. Вся его гостиная на первом этаже была уставлена горшками. И, стыдно сказать, я взрослая женщина, не знала и трети названий этих растений. А он, мужчина, мог часами воодушевленно рассказывать о каком-нибудь кактусе...


- Так, кто видел, как и когда у Джана пропали все цветы?


- Нет, не все, - подала вдруг голос Катя. – Посмотрите, один цветок остался...


Действительно, около телевизора на красивом старинном комоде стоял цветок. Под страхом смертной казни я бы никогда не сказала ни его название, ни место произрастания, ни особенностей ухода за ним... ни-че-го...


- Он забыл его или оставил намеренно, как знак? – спросила нас Вера.


- Джан – рассеянный товарищ, мог и забыть, а мог и знак подать... – ответила Надя.


- Идея Петровна, у вас в телефоне камера есть, - сказала Катя. – Дайте, пожалуйста, я его сфотографирую, а потом по картинке найду в интернете всю информацию о нем. Может, это как-то поможет нам в поисках?


- Ничего себе, до чего техника дошла! – восхитилась я, вынимая телефон из кармана. Катя ловко щелкнула цветок со всех сторон. И протянула мне камеру обратно. В этот момент мы все услышали звук открывающейся двери на втором этаже.


- Джан, Джан, ты вернулся? – побежала Вера на звук. 


Неожиданно сверху мелькнула тень.


- Осторожно, Вера! – закричала Катя. 


И побежала за ней. В этот момент буквально в сантиметре от Вериной головы просвистел какой-то огромный предмет. Когда он с грохотом упал на пол, мы увидели, что это толстенный том... 


Шаги загрохотали, потом раздался звук открываемого окна, а затем мы услышали, как кто-то выпрыгнул со второго этажа на землю.


- Это не Джан, - слабым голосом сказала Вера, присаживаясь на ступеньки. – А Джан, судя по всему, попал в неприятности! Его пропажа – никакой не розыгрыш!


Ответы на вопросы и продолжение в следующем номере.