Кто вы, мистер Дойч?

Америка
№43 (914)
Последние демократические праймериз в Горсовет от 48-го бруклинского округа не просто разочаровали многих русскоязычных избирателей обилием грязных технологий, но и отбили желание голосовать за «наших» кандидатов в будущем (лично со мной так и произошло). Избиратели, уставшие от  лжи, провокаций и дезинформации, внимательно изучают личность Хаима Дойча (Chaim Deutsch) – нерусскоязычного демократа, который обошёл в предвыборной борьбе журналиста Ари Кагана и адвоката Игоря Обермана. 

 
Попытаемся беспристрастно проанализировать, кто такой Хаим Дойч и сможет ли он одержать победу на ноябрьских выборах. 


Главный плюс этого политика –  многолетний опыт работы в офисе Майкла Нельсона, за место которого в Горсовете, собственно, и разворачивается борьба.


Лично я уважаю Нельсона за честность и объективность. Он никогда не разбрасывался пустыми обещаниями. К иммигрантам Нельсон относился с такой же заботой, как и к коренным американцам. Именно благодаря ему в 48-м округе значительно сократилось количество преступлений на почве расовой и межрелигиозной ненависти.


Тот факт, что Нельсон официально поддержал Дойча на выборах в Горсовет, говорит о многом. Преемственность в нью-йоркской политике – вещь очень важная.


Помимо работы в офисе пока действующего члена Горсовета от 48-го округа, в биографии Дойча есть ещё один козырь: в 1991 году он основал волонтёрскую охранную дружину Flatbush Shomrim Safety Patrol. В те времена уровень преступности в южном Бруклине зашкаливал и детище Хаима произвело настоящую революцию в сфере безопасности. Группа из 50 добровольцев, вооружённая портативными рациями, следила за обстановкой и в случае опасности быстро вызывала полицию. 


Трудно точно сказать, сколько преступлений (краж, грабежей, изнасилований, убийств, актов вандализма и т. п.) смогла предотвратить дружина Дойча за долгие годы своего существования, однако очевидно, что их было немало. Даже люди, далёкие от Flatbush Shomrim Safety Patrol и ортодоксальной еврейской общины Бруклина, были поражены активностью дружинников во время поисков 8-летнего Лейби Клецки в июле 2011-го. Поиски мальчика шли круглосуточно, на каждом столбе висела его фотография. Аналогичную активность подопечные Дойча проявили, когда произошёл ураган Сэнди (конец октября 2012-го). 


Кстати, Хаим прошёл обучение в NYPD Citizen’s Police Academy и сумел наладить контакт между рядовыми жителями южного Бруклина и стражами порядка. Это также является очень важной заслугой, поскольку в начале 90-х многие бруклинцы доверяли полицейским не больше, чем бандитам (аналогичная ситуация наблюдалась и после развала Советского Союза).


Ещё одно качество, которое мне очень понравилось в Дойче – его забота о несовершеннолетних. Он всегда уделял повышенное внимание борьбе с молодёжной преступностью. За его плечами – долгий опыт работы с трудными подростками (алкоголиками, наркоманами, сбежавшими из дома, находящимися в депрессии, сиротами и т. п.).


Тот факт, что сегодня Хаим Дойч является одним из самых известных и уважаемых в молодёжной среде бруклинцев, говорит о многом. Большинство «наших» политиков за всю историю выборов в Большом Яблоке говорили  слишком мало о молодёжи и слишком много - о пенсионерах. Почему? Ответ прост: пожилые люди имеют право голосовать, тинейджеры (учащиеся мидл-скул и хай-скул) – нет. Дойч, судя по всему, никогда не следовал принципу «политик должен говорить только то, что от него ожидают услышать».


Меня восхищают скромность и сдержанность мистера Дойча во время интервью и публичных выступлений. Хаим никогда не критикует оппонентов, пытаясь заручиться поддержкой электората за счёт провокаций, унижений или оскорблений. Он качественно делает свою работу и не любит разбрасываться словами понапрасну. Именно свойственные Дойчу дисциплина, ответственность, честность и уважение помогли одержать победу на демократических праймериз. 


В заключение скажу, что меня удивляет зацикленность «нашего» электората на «наших» кандидатах. Никто из политиков    Нью-Йорка никогда не представлял и не собирается представлять интересы  только отдельно взятой комьюнити, будь-то русскоязычная, китайская, арабская, индуская и т. д.). Выбирают достойных.