КАК ИЗВЛЕЧЬ сыр из мышеловки

Эксклюзив "РБ"
№36 (646)

Герой стартовавшего в 632 номере «РБ» детектива «Как извлечь сыр из мышеловки» стал невольным свидетелем погони за автомобилем «Мустанг», который, удирая от полиции, врезался в трак. Все пассажиры преследуемой машины погибли. Но перед роковым столкновением из окна была выброшена красная сумка, которую подобрал наш герой.
Эту завязку будущего детектива мы предложили продолжить нашим читателям.
Краткое содержание предыдущих версий:

Версия «А»
(автор «Мистер Х»)
Герой, подобравший сумку, обнаруживает в ней мобильный телефон, детскую электронную игру, образцы обивочной ткани, мешок с бижутерией и деньги в сумме около полумиллиона долларов. Понимая, что за сумкой начнется охота, герой втайне от жены снимает квартиру и переносит туда содержимое сумки. Спецслужбы Америки, России и Израиля, начавшие охоту как за самой сумкой, так и за нашим героем, временно теряют его след.
По всей вероятности, охота идет за некой вещицей, которую российские спецслужбы обозначили как S-5. Герой выясняет, что «игрушка» - совсем не игрушка. А кое-что из «бижутерии» - совсем не бижутерия.  Предполагая, что два эти предмета взаимосвязаны, наш герой начинает носить их постоянно при себе.
В первый же день, когда обе «вещицы» находятся при нем,  герой становится свидетелем нескольких странных, ничем не объяснимых явлений. Поначалу наш герой не придает всем этим «совпадениям» никакого значения.
Позднее, проанализировав все эти странные события, герой приходит к выводу, что приобрел некую способность влиять на окружающих и в какой-то мере подчинять их своему влиянию. Герой продолжает экспериментировать с «вдруг приобретенными способностями» и каждый раз убеждаться в том, что обладает необъяснимыми способностями влиять на самых разных людей. Причем не только словесно, но и мысленно. Он может влиять на людей одной силой мысли, транслировать им свои эмоции, причем на достаточном расстоянии.
И герой начинает пользоваться невесть откуда свалившимся на него «даром». Обезоруживает и до смерти пугает напавшего на него грабителя. Информация об этом попадает в газеты, в раздел «криминальная хроника». С этой информацией знакомятся и спецслужбы. Естественно, берут ее на заметку. Герой, случайно познакомившись с женщиной, невольно, хотя скорее умышленно используя свои возможности, соблазняет ее.
Анализируя морально-этический аспект своих способностей, герой приходит к мысли, что оптимальное их применение – в политике.
После мучительных раздумий, взвешиваний всех ЗА и ПРОТИВ герой окончательно решает использовать свои паранормальные способности на политическом поприще. С этой целью он решает изменить свой имидж бесшабашного журналиста – «рубахи парня» на респектабельный образ человека занимающегося политикой.
Но... Герой с ужасом обнаруживает, что все его так неожиданно возникшие способности так же неожиданно исчезли...
Параллельно читатель завершает знакомство с рукописью «хлебника» полковника А.В. Грутова...

ВЕРСИЯ «С»
Благополучно завершена.
(«Русский базар» приглашает автора посетить редакцию газеты для получения причитающейся ему премии.)

ВЕРСИЯ «Д»
(Автор - Фаина Бенджаминова.)
В этой версии злополучную красную сумку подбирает мужчина по имени Лева. В сумке, по этой версии, оказались бумажник с кучей кредитных карточек и правами на имя какого-то Чена, блокнот, штук десять одинаковых дешевых женских пудрениц,  ключ, скорее всего, от банковской ячейки или почтового ящика.
Света – жена Левы, энергичная и деловая женщина, – обнаруживает, что в пудреницах находится сногсшибательный косметический препарат с моментальным омолаживающим эффектом и запахом, приводящим мужчину в состояние крайнего сексуального возбуждения.
Понимая, что вся охота пойдет за этой косметикой, Света решает вывести из-под удара своего мужа. Она отправляет его на время в Кишинев.
Позднее выясняется, что уже в Кишиневе незадачливый муж Светы Лева погиб в автомобильной катастрофе.
Света вылетает в Кишинев, хоронит мужа и возвращается в Нью-Йорк. В аэропорту ее уже ждут.
Встречающие – глава службы безопасности одной из крупных компаний  и его помощник.
Грег - так зовут главу службы безопасности, приглашает Светлану на приватную встречу и рассказывает ей, что в его компании был похищен тот самый препарат, который Светлана называет «пудрой».
Этот препарат – побочный продукт одной секретной разработки компании, в которой служит Грег. Он же сообщает Светлане, что она невольно стала своеобразным «подопытным кроликом» в весьма опасном эксперименте...
В качестве компенсации за возврат содержимого сумки Грег предлагает Светлане от имени своей компании сумму в 5 миллионов долларов. И помощь в... сохранении жизни. Но это не просто компенсация, это еще и некий аванс за постоянное наблюдение за Светланой.
Это обещание оказывается не пустыми словами. Уже на следующий день на ее счет приходит обещанная сумма.
Неожиданно свалившееся богатство заставляет Светлану начать активно использовать свои финансовые возможности. Она начинает судорожно тратить деньги - приобретает роскошную квартиру, престижный автомобиль и... даже осуществляет свою давнишнюю мечту – покупает щенка.
Казалось бы, жить и наслаждаться. Но звонит Грег и просит Светлану о встрече. Вместо ожидаемого романтичного вечера в одном из престижных ресторанов Светлана вынуждена пройти серьезное медицинское обследование. Она идеально здорова и умрет только естественной смертью – от старости...

Вот, уважаемые читатели, так выглядят версии нашего детектива. Как они будут развиваться дальше, зависит только от самих авторов и от вас - в том случае, если вы захотите дополнить и продолжить их.  Напоминаем, что вы, как и прежде, можете ввести новую версию или дополнить и продолжить существующие с любого места.
Ваши варианты развития сюжета вы можете присылать нам по электронной почте:
rusbazaar@yahoo. com
или в обычном почтовом конверте по адресу:
Russian Bazaar
224 Kings Highway,
Brooklyn, NY 11223

Версия А

 Продолжение. Начало версии “А” см. в №№ 632-643

Мистер X
МОСКВА.
За несколько лет до описываемых в Нью-Йорке событий.

Начальника ГУИН (Главного управления исполнения наказаний), генерала ****, начальника Главного следственного управления МВД РФ, генерала ****, начальника рязанской зоны, полковника **** и начальника оперативной части этой же зоны, подполковника **** привезли на Лубянку одновременно. Их не «пригласили» и не «вызвали». Их привезли!
Всего в кабинете Председателя ФСБ собралось человек двадцать. Включая и «вызванных на ковер» сотрудников Службы внешней разведки.
Председатель еле сдерживал себя.
- Итак, о нашем грандиозном провале, по счастью, никому, кроме меня, не известно. Но для всех присутствующих, - Председатель обвел собравшихся тяжелым взглядом, - этого более чем достаточно. Начну со своих, с тех, в ком просто не имел права сомневаться. Кто отвечал за расследование гибели генерала Серова и еще двух, кажется Кирова, и этого, как его.
- Махова, - подсказал со своего места один из СВР-шников.
- Да. Махова, - продолжил Председатель. - Я читал материалы и отчет по проведенному расследованию. Полный бред! На уровне идиота-участкового. Выдающиеся люди, ученые, специалисты, гордость Службы работали больше года и никаких результатов, никаких следов того, чем они занимались?! Я слишком хорошо знал Серова чтобы поверить в то, что он потратит столько времени впустую. Последним из тех, с кем серьезно и плотно контактировал Серов, был полковник Грутов. И что же? «Умер» в зоне? Инфаркт? А где были ваши врачи, черт их подери?! Да его при первом же недомогании нужно было бы к лучшим врачам, в Кремлевку, а не в вашу вонючую санчасть. Ладно. Что сейчас, после драки... Вы, - Председатель подошел вплотную к вскочившему и замершему по стойке смирно начальнику зоны и уперся ему в грудь пальцем, - вы знали, кто у вас сидит?
- Так точно, бывший полковник Грутов, Александр Васильевич. Осужден по статьям.
- Заткните эти статьи себе в ж##у! – прошипел Председатель. А вы, - он обратился к начальнику ГУИН, - вы предупредили своих вертухаев, что за жизнь и здоровье Грутова они отвечают головой?
- Но он отбывал наказание согласно общим правилам содержания. Хотя я, разумеется, предупредил о неприменении к нему.
- Вы что, уважаемый, - Председатель перешел почти на шепот, - идиотом меня считаете? Какие «общие правила», какие «неприменения». Да вы сами лично, в своих генеральских погонах, должны были его шнырем стать и оберегать все 24 часа в сутки! Вы понимаете, что он был единственным, кто знал о... Впрочем, неважно, что он знал, важно, что ваши дуболомы его не уберегли.
У начальника ГУИНа, видимо, наступило временное помутнение сознания. Иначе просто невозможно объяснить, как он осмелился возражать всесильному Председателю ФСБ.
- Для начала хочу отметить, что не «мы не уберегли», а вы не уберегли. Вы же допустили, чтобы его судили и осудили. Он же, что ни говори, был правой рукой Рохлина и, насколько мне известно, участвовал в подготовке военного переворота силами этого ДПА, - уверенно начал тюремный генерал.
Председатель вернулся к своему столу, помолчал, медленно повернулся лицом к присутствующим и медленно чеканя слова произнес:
- Никакой «подготовки к перевороту» никогда не было! За провокационные заявления, основанные на бабских сплетнях, высказанные старшему по званию в присутствии подчиненных, я буду вынужден ставить перед президентом вопрос о несоответствии вами занимаемой должности. Что касается дисциплинарных мер, то сегодня же о нашей беседе будет доложено министру внутренних дел.
- Я могу удалиться? - дрожащим от напряжения голосом спросил начальник ГУИНа.
- Нет! «Удалю» я вас сам, когда сочту это нужным. Прежде чем покинуть этот кабинет, вы подготовите приказ об увольнении полковника ***, - председатель назвал фамилию начальника зоны, - и о назначении на его место подполковника *** - начальника оперативной части. Звоните прямо отсюда, с моего телефона, к себе в кадры, и чтобы через полчаса подписанный вами приказ лежал у меня на столе. Исполняйте!
Начальник ГУИНа молча подошел к столику, на котором стояла батарея телефонов правительственной связи, и набрал нужный номер.
- А теперь вернемся к «своим»,- многообещающе произнес Председатель и поманил пальцем седого, но еще не старого человека в штатском. Согласно вашему же отчету, «Магнолия» в ее первоначальном, так сказать, «чемодано-дипломатном» исполнении бесследно исчезла. Так?
- Так точно!
- Согласно этому же отчету, никаких проясняющих ситуацию документов, свидетельств и прочего вами не обнаружено?
- Так точно!
- Согласно этому же проклятому отчету, жена Грутова скончалась от «острой сердечной недостаточности» во время первого же допроса, так?
- Так точно!
- Кто проводил это дознание?
- Майор *** специалист с большим опытом подобной работы.
- Насколько мне известно, сейчас этот «опытный» кретин служит заместителем начальника районного отделения ФСБ в Ямало-Ненецком округе, так?
- Так точно!
- Там он и сгниет. И молитесь Господу, чтобы вы не стали начальником этого же отделения в том же округе. Ясно?
- Так точно!
- А теперь, прежде чем мы останемся в узком кругу «своих», – с нескрываемой издевкой произнес Председатель, – прошу всех присутствующих, включая и вас, генерал, - Председатель кивнул в сторону начальника ГУИНа, - скрупулезно и безоговорочно исполнить следующие указания: Подполковника ***, – Председатель подошел к вытянувшемуся перед ним начальнику оперативной части рязанской зоны, – представить к очередному званию и сегодня же утвердить в должности начальника зоны. Вам, – Председатель вновь ткнул пальцем в сторону теперь уже бывшего начальника, – сдать все дела в течение ближайших 72 часов. Вы, – Председатель обернулся к одному из своих сотрудников, – вместе с нашими экспертами все эти 72 часа будете не просматривать, а вынюхивать  все документы по зоне. С вами, – Председатель обратил наконец внимание на начальника следственного управления, генерала***, – будет разговор особый. Сами понимаете, что в нашей работе ошибок не прощают. Но я дам вам шанс... Вы с нашими ребятами и с вашими лучшими специалистами сегодня же отправитесь в зону. Сидите там, не вылезая, но к концу недели я должен знать о жизни Грутова в зоне все. Все, понимаете? С кем дружил, с кем враждовал, с кем пил, ел, кто был его хлебником, где этот хлебник сейчас – все, вплоть до того, сколько раз в день ходил в туалет. Сумейте расположить к себе всех, кого можно и кого нельзя, и обещайте что угодно – жрачку от пуза, выпивку, УДО... (условно-досрочное освобождение). Хоть организацию побега. Но я должен знать все!
Ну и последнее. – Председатель вздохнул, и обратился к подполковнику, начальнику оперативной части зоны. – Расскажите мне еще разок, как к вам попала эта бесценная тетрадка. Своими словами и без официальщины. Как если бы другу, за бутылкой пива. Не торопясь и с деталями.
– Как-то во время очередного обхода бараков, заметил валяющуюся в умывалке книжку. Открыл, вижу - из нашей библиотечки. Штамп наш, внутренний, зоновский. А часть страниц выдрана. Видимо, на самокрутки. Сигареты сейчас, сами знаете, ценой кусаются, так вот зекам стали чаще из дома в передачах передавать табак. Так вот, табак передают, а с бумагой для самокруток – дефицит. Я уже даже сам потребовал у заведующего зоновским ларьком завезти с базы, чтобы можно было купить, кому нужно. А она все забывает. Так вот, зеки газеты рвут на самокрутки. Зона выписывает по две газеты на отряд. А в отряде – триста человек. В зоне – 10 отрядов. Понятно, что не хватает. Вот и вырывают страницы из книжек. Непорядок, да и тем, кто читает, неинтересно, если страниц не хватает. Я и дал команду провести инвентаризацию библиотеки, изъять все испорченные книги и списать. А тех, кто будет возвращать с вырванными листами, наказывать - свиданки лишать или еще как-то. Ну, провели инвентаризацию, собрали все книги к списанию. Мы их не сжигаем, а отправляем в макулатуру. Экология, знаете ли. Но перед сдачей все необходимо тщательно проверить, может, кто-то записку на волю намылился отправить. Всякое бывает, знаете ли. А у меня дежурство как раз, ночное. Все равно, думаю, ночь не спать, так я сам и просмотрю, прошманаю. Ой, виноват, в смысле проверю все книжки. Ну и напоролся на эту тетрадку. Как она в библиотеку попала – ума не приложу. А, с другой стороны, Грутов-то постоянно туда захаживал. А где лучше всего листок спрятать? – На дереве! А тетрадку? Понятно, что среди других книжек – кому они в зоне нужны. Из трех тысяч спецконтингента би блиотекой от силы полторы сотни пользуются. Ну, начал я читать и понял, что не моего ума это дело. Мне по рангу о таком не только знать, но и догадываться не положено. Вот я ее и сдал в ваше рязанское отделение. Оттуда она к вам... Как положено, видите ли.
– Еще раз благодарю вас, полковник! Крутите на погонах дырочку. У меня слова с делом не расходятся. – Председатель подошел к столу и нажал кнопку. Вошел секретарь.
- Совещание по Осетии перенести на 15.00. Все свободны. Исполняйте.

НЬЮ-ЙОРК.
Я находился в состоянии полной прострации. Все мечты, все планы рухнули в одну минуту. Знаете, когда чего-то нет, не так обидно. Ну не было и нет. Например, голоса такого, как у Доминго... А вот когда было нечто уникальное, и вдруг теряешь...
Тетка на Бьюике наконец отъехала. Я запарковался и закурил, не выходя из машины. Такая опустошенность в душе – с ума сойти! А тут еще сидишь в роскошном костюме и модельных туфлях, как дурак с вымытой шеей...
Все, политика из меня не выйдет, переквалифицироваться в управдомы – тоже не получится, так что все снова возвращается на круги своя. Правда, осталась куча бабок - это, сами понимаете, неплохо, но по сравнению с мечтой...
Ладно, надо топать домой и переодеваться, пока не вернулась жена и не начались расспросы, с чего это я вдруг вырядился, как грузчик на свадьбу Кости-моряка. Кстати, не забыть вытащить все свои вещи из багажника.
Забираю фирменный пакет, в который расторопные продавцы тщательно уложили мои бебехи, и направляюсь к подъезду. Впереди меня на инвалидной коляске моя соседка по этажу. Дородная тетка-хоуматтендент неторопливо катит ее к дверям. Загородив весь проход, начинает рыться в сумочке – искать ключи от входной двери. Свои ключи я держу в руке...
”Догадалась бы, что ли, отодвинуться, я бы давно открыл”, - подумал я. Хоуматтендентша, видимо, сообразила и откатила коляску в сторону. Открываю дверь, пропускаю коляску со старушенцией и проверяю свой почтовый ящик. Очередная рекламная макулатура да пара писем с биллами... Сую все это в пакет с одеждой и направляюсь к лифту.
Надо же, навстречу из лифта выходит наш супер Хуан! Я от него уже вторую неделю бегаю. Дело в том, что у меня на балконе стоит пластиковый шкафчик, в котором я храню всякую полезную мелочь. Так вот этот шкафчик на пол-ладони выше перил моего балкона. А это – запрещено. Все, что находится на балконе, не должно превышать высоту перил.
Вот и сейчас Хуан начинает занудствовать, что если я немедленно... то меня оштрафуют, что он прямо сейчас готов подняться ко мне в квартиру и помочь... Только шкафчика мне сейчас и не хватало! К тому же, ну подумайте сами, куда мне девать все то, что там находится?
Делаю приторно-сладкое лицо и начинаю канючить:
- Хуан, дорогой мой, мне просто позарез необходим этот шкафчик на балконе! Поверь мне! Помоги, пожалуйста, придумай что-нибудь, чтобы он остался там, где стоит. И чтобы ко мне больше никто с этим не приставал. Пожалуйста, я тебя очень прошу!
О, Боже! Знакомый уже затуманенный на мгновение взгляд проясняется, и Хуан расплывается в улыбке.
- Разумеется, сэр! Не беспокойтесь, я обязательно что-то придумаю. Вас никто больше с этим шкафчиком не побеспокоит!
Я настолько обалдел от радости, что сунул Хуану в руку стольник. Увидя такую купюру, Хуан обалдел еще больше и рассыпался в благодарностях. Но я его уже не слышал.
Ворвавшись в квартиру и зашвырнув пакет с вещами в шкаф, я плюхнулся в кресло и задумался.
Что же все-таки произошло? Это был временный «сбой программы» или нечто иное?
Это – мои способности. Значит, что-то произошло со мной.
По часам восстанавливаю весь прошедший день. Ничего из ряда вон выходящего. Разве что поход в магазин и приобретение всего этого пижонского гардероба.
Кстати, нужно вытащить все мелочи из многочисленных карманов моего «Веста».
Сколько там всего... Пара авторучек, куча визиток – и моих, и черт-те кого, зажигалка, пара брелков... А про это я и позабыл...
Я выложил на стол «игрушку, которая не игрушка». Табло на экранчике не светилось... Вернее, еле заметно, бледно-розовым цветом, слабо пульсировало знакомое изображение батарейки...

Продолжение версии “A”
в следующем номере

Версия D

 Продолжение. Начало версии “D” см. в № 632-645

Фаина Бенджаминова
Со стороны, наверное, могло показаться, что я сошла с ума. Потому что можно конечно «жить взахлеб», но жить постоянно захлебываясь - невозможно! А я жила!
Я объедалась черной икрой, королевскими креветками и вообще самыми дорогими и изысканными продуктами, которые только можно найти в Америке.
Я устраивала банкеты и вечеринки с таким отвратительно-купеческим размахом, что даже видавшие виды официанты русских ресторанов открывали рты от изумления. В американских ресторанах на меня смотрели как на сумасшедшую.
Я не могу толком объяснить, что со мной происходило... Впечатление складывалось такое, что жить мне осталось совсем чуть-чуть. С чего я это взяла – непонятно. Но начну по порядку.
Итак, после того обследования у медицинских светил, после того, как они все подтвердили, что я абсолютно здорова, нахожусь в великолепной форме и «умру только от старости», я пару дней была в полной эйфории. Потом  с головой окунулась в приятные хлопоты по оформлению новой квартиры. Я пригласила двух парней-дизайнеров, которые неделю колдовали на своих компьютерах и в конечном итоге предоставили мне несколько вариантов оформления. Каждый из этих вариантов был настолько оригинален и интересен, что я пожалела, что у меня только одна квартира. Но наконец определилась и выбрала несколько эпатажный дизайн. С соответствующей меблировкой, добрую половину которой делали на заказ.
А потом, когда все было готово, когда две недели подряд праздновалось новоселье, когда у меня перебывали и повосхищались все друзья, знакомые, бывшие соседи и соседи друзей и знакомых, наступило угнетающее опустошение. Как будто из меня вытащили какой-то стержень. Для кого и для чего все это? Для себя, любимой?...
Вечерами я, развалившись на роскошной софе, обтянутой немыслимой выделки сафьяном, тупо смотрела в непостижимый по размерам экран телевизора, ни фига не понимая и буквально воя от отчаяния и тоски.
Вот тогда-то я и ударилась «во все тяжкие». Я вела себя как последняя нимфоманка: меняла мужиков - от юных мальчиков до донжуанствующих старперов. Каждые три дня за мной присылали лимузин, и я ездила к Грегу в офис на обследование.  И каждый раз врачи рассыпались в комплиментах моему здоровью и форме, которую я поддерживаю. Поэтому уезжать из Нью-Йорка больше чем на три дня я не могла. Вернее, могла конечно! Кто бы мне запретил? Но какой-то внутренний страх, даже не страх, а скорее, беспокойство удерживало меня на месте.
Я почти перестала пользоваться пудрой, понимая, что и без нее достаточно привлекательна.  Тем более что запах, сводящий с ума мужчин, создавал иногда массу проблем.
Так вот, любому безудержному потребительскому экстазу наступает предел. Некое «состояние насыщения». Мне довольно быстро осточертели все рестораны, гулянки и «набеги» на дорогие бутики. Шкафы и так уже ломились от платьев, кофточек, обуви, которые я даже не успевала ни разу надеть.
Однажды, возвращаясь после очередного медицинского осмотра, я по какому-то непонятному капризу или наитию заехала на Брайтон. Я не была здесь как минимум полгода. Ничего не изменилось, все так же суетно и шумно, все так же толпится народ и нет даже сантиметра для паркинга...
Раньше я никогда не заезжала на муниципальный паркинг, расположенный прямо у бордвока. 25 центов за 15 минут стоянки – сумасшедшие деньги для меня в те времена... То ли дело сейчас! Да пусть хоть десяток тикетов, плевать я на них хотела.
Запарковалась и медленно направилась на бордвок...
...Лоран нажал клавишу, диск мягко выскользнул из компьютера и лег на специальный лоток, который, в свою очередь, автоматически отправил этот диск в секретный сейф, вмонтированный в массивный письменный стол.
Джек Лоран, председатель совета директоров трансконтинентальной компании, в которой работал Грег, откинулся на спинку кресла, вытащил из стоящего на столе ящика сигару, щелкнул специальной гильотинкой, погрузил обрезанный кончик сигары в бокал с коньяком. Взял сигару в рот, пару секунд наслаждался ее ароматом, затем протянул руку к бронзовому рыцарю почти в натуральную величину, стоящему на специальном постаменте слева от стола, и чуть-чуть нажал на его щит. Раздался звук, напоминающий шотландскую волынку. Рука рыцаря с копьем в руках вытянулась, копье наклонилось, и на его кончике, на самом острие, вспыхнул огонек, от которого Лоран прикурил свою сигару. Этот ритуал прикуривания стал традицией, о которой знало все высшее руководство компании, допущенное в святая святых – в личный кабинет всесильного Джека Л.Лорана-старшего. Грег был в числе таких приближенных. Более того, он пользовался особым расположением Джека. Они были скорее друзьями, а подчиненное положение Грега в компании не имело никакого значения в их отношениях.
- Да, жаль женщину, - задумчиво произнес Лоран. - Хотя многие отдали бы всю свою оставшуюся жизнь за возможность пожить так, как она сейчас...
- Извини, Джек, но то, что ты сейчас сказал, - полная чушь! Я знаю не менее десятка миллионеров, которые согласились бы ночевать под мостом и питаться бесплатными обедами Армии Спасения только ради того, чтобы прожить на пару лет больше, чем им отведено. А она – молодая, здоровая женщина, которую ожидает такое...
- Извини, Грег, не подумал...  Послушай, неужели действительно ничего нельзя для нее сделать? Ну хотя бы как-то затормозить процесс.                                    Я внимательно просмотрел все, что эти эскулапы мне понаписали, - Джек постучал пальцем по тому месту письменного стола, в котором был спрятан сейф, -               и, честно признаюсь, мало что понял.                                  Ты в состоянии объяснить мне попроще, так сказать «на пальцах», насколько все это необратимо?
- Все очень просто, Джек. Ты же знаешь, что кожа имеет свойства регенерировать, восстанавливать повреждения. Ну, например, ребенок разбил коленку, образовалась ссадина...
- Я все детство ходил перемазанный йодом и еще какой-то гадостью. Особенно когда учился кататься на роликах.
- Вот-вот! Когда бреемся, например. Порезался, зажило - и никаких следов. Так вот, когда наши лаборатории работали по тому... ну, ты помнишь... заказу Пентагона, связанному с ожогами...
- Помню, разумеется...
- Они тогда вышли на какой-то побочный эффект, стимулирующий локальную регенерацию.
- Что это за зверь такой «локальная регенерация»?
- Фу, мистер Лоран! Глава такой компании - и не помнить того, за что они отвалили нам...
- То, что отвалили, естественно, помню. А остальное... Мое дело – бизнес! За науку отвечает... Как его? Ламберт?
- Абсолютно верно, мистер Ламберт.  Так вот, локальная регенерация - это резкое, почти моментальное регенерирование кожи в месте ее локального повреждения. Мазнул - и на глазах затягивается... Но если повреждения нет или оно незначительно, то использование препарата приводит к регенерации на клеточном уровне. Другими словами, происходит омоложение самой кожи. Новые регенерированные клетки как бы «пробивают» старые и располагаются поверх их... Ну, как трава, которая способна пробить асфальт, понимаешь? Происходит непостижимая пока вещь – новые клетки «растут» поверх старых, понимаешь?
- Не совсем...
- Получается «многослойная кожа»... И рано или поздно образуется такая кожа, как у слона или носорога... В общем, кошмар.
- Это нельзя никак остановить? Прекратить пользоваться препаратом или операция какая-нибудь...
- Джек, МАКСИМАЛЬНОЕ разовое количество – одна тысячная грамма на квадратный дюйм! А она накладывала на лицо, как обычную пудру. Поэтому процесс шел без пауз... Через какое-то время она станет чудовищем с великолепной фигурой, молодой кожей на всем теле и... с лицом монстра...
Джек смял сигару в массивной пепельнице и, нажав одну из многочисленных кнопок на своем столе, выудил из его недр бутылку коньяка с двумя пузатыми бокалами .