КАК ИЗВЛЕЧЬ сыр из мышеловки

Эксклюзив "РБ"
№35 (645)

Герой стартовавшего в 632 номере «РБ» детектива «Как извлечь сыр из мышеловки» стал невольным свидетелем погони за автомобилем «Мустанг», который, удирая от полиции, врезался в трак. Все пассажиры преследуемой машины погибли. Но перед роковым столкновением из окна была выброшена красная сумка, которую подобрал наш герой.
Эту завязку будущего детектива мы предложили продолжить нашим читателям.

Краткое содержание предыдущих версий:
Версия «А» (автор «Мистер Х»)

Герой, подобравший сумку, обнаруживает в ней мобильный телефон, детскую электронную игру, образцы обивочной ткани, мешок с бижутерией и деньги в сумме около полумиллиона долларов. Понимая, что за сумкой начнется охота, герой втайне от жены, которую он не хочет посвящать во все произошедшее, снимает квартиру и переносит туда содержимое сумки. Спецслужбы Америки, России и Израиля, начавшие охоту как за самой сумкой, так и за нашим героем, временно теряют его след.
По всей вероятности, охота идет за некой вещицей, которую российские спецслужбы обозначили как S-5.
Герой выясняет, что «игрушка» - совсем не игрушка. А кое-что из «бижутерии» - совсем не бижутерия.  Предполагая, что два эти предмета взаимосвязаны, наш герой начинает носить их постоянно при себе.
В первый же день, когда обе «вещицы» находятся при нем,  герой становится свидетелем нескольких странных, ничем не объяснимых явлений. Поначалу наш герой не придает всем этим «совпадениям» никакого значения. Позднее, проанализировав все эти странные события, герой приходит к выводу, что приобрел некую способность влиять на окружающих и в какой-то мере подчинять их своему влиянию.
Герой продолжает экспериментировать с «вдруг приобретенными способностями» и каждый раз убеждаться в том, что имеет необъяснимую возможность влиять на самых разных людей. Причем не только словесно, но и мысленно. Он может влиять на людей одной силой мысли, транслировать им свои эмоции, причем на достаточном расстоянии.
И герой начинает пользоваться невесть откуда свалившимся на него «даром». Обезоруживает и до смерти пугает напавшего на него грабителя. Информация об этом попадает в газеты, в раздел «Криминальная хроника». С этой информацией знакомятся и спецслужбы. Естественно, берут ее на заметку и пытаются уточнить детали.
Герой, случайно познакомившись с женщиной, невольно, хотя, скорее, умышленно используя свои возможности, соблазняет ее. Анализируя морально-этический аспект  своих способностей, герой приходит к мысли, что оптимальное их применение – в политике.
Параллельно читатель продолжает знакомиться с загадочной историей полковника А.В.Грутова...


ВЕРСИЯ «С»
Свою версию Михаил Шалев начинает с прилета в Нью-Йорк двух познакомившихся в самолете женщин – двадцатилетней Оли и тридцатисемилетней Наташи. У девушек появились бойфренды. У Наташи – преуспевающий брокер  Саймон Дельгадо. У Ольги – молодой журналист Артем. В ресторан, в котором обедали  обе пары, нагрянули с проверкой агенты DEA (Департамент по борьбе с наркотиками). Саймон прячет в принадлежащую Наташе красную сумку с надписью «Marlboro» остатки кокаина и мешочек с бриллиантами. До того как агенты DEA успевают его проверить, Саймон скрывает сумку со всем содержимым в навесном потолке. Полиция арестовывает всех посетителей ресторана, в том числе и Саймона.
При попытке к побегу полицейские открывают огонь по Саймону и убивают его.  Свидетелем убийства Саймона оказывается журналист Артем – бойфренд Ольги. Он успевает сделать несколько фотографий изрешеченного пулями, окровавленного тела Саймона Дельгадо.
Артем получает от друзей Саймона интересное и весьма заманчивое предложение.
Наташа идет на огромный риск, и в результате ей удается незаметно вернуть себе сумку со всем содержимым. В этой сумке, помимо всего остального, Наташа обнаруживает мешочек с бриллиантами, который спрятал Дельгадо, до того как погиб...
В квартире, в которой живет Наташа, раньше проживал наркоторговец, хранивший  в тайнике часть своего «товара». В поисках этого тайника в дом проникает один из двух пуэрториканцев, давно следивших за этой квартирой. Проникновение оканчивается печально. Оба пуэрториканца, удирая от полиции, погибают в автомобильной катастрофе, врезавшись на своем красном «Мустанге» в огромный трак. Перед столкновением они выбрасывают сумку с наркотиком, который забрали из тайника, находящегося в квартире Наташи.
Таким образом, «завязка» детектива, в которой говорится о произошедшей аварии и выброшенной сумке, как бы «закольцована».
Артем и Наташа встречаются с известным адвокатом Горадо, который сообщает им потрясающую новость – Дельгадо незадолго до своей гибели назначил Наташу наследницей всего своего имущества.. Наследство достаточно существенное – более 10 миллионов долларов. Правда, с одним условием - Наташа должна целый год ухаживать за могилой Саймона. А ее сын должен отслужить в российской армии. Безопасность сына во время службы ей гарантируется.
Горадо рассказывает Наташе о неком могущественном клане, в котором состоит он сам и в котором состоял и покойный Саймон Дельгадо. И приоткрывает завесу над истинным положением, которое занимал Саймон в клане Лестера. Перед Наташей открываются фантастические перспективы.
У ее друзей – Артема и Ольги - намечается свадьба. Артем занят реализацией предложения друзей Дельгадо - создать и возглавить новую газету. Наташа в силу разных причин не может приехать на торжество по случаю выпуска первого номера газеты Андрея. Это послужило причиной начала охлаждения отношений между Наташей и Ольгой.

ВЕРСИЯ «Д»
(автор - Фаина Бенджаминова.)

В этой версии злополучную красную сумку подбирает мужчина по имени Лева. В сумке, по этой версии, оказались бумажник с кучей кредитных карточек и правами на имя какого-то Чена, блокнот, штук десять одинаковых дешевых женских пудрениц,  ключ, скорее всего, от банковской ячейки или почтового ящика.
Света – жена Левы, энергичная и деловая женщина, – обнаруживает, что в пудреницах находится сногсшибательный косметический препарат с моментальным омолаживающим эффектом и запахом, приводящим мужчину в состояние крайнего сексуального возбуждения.
Понимая, что вся охота пойдет за этой косметикой, Света решает вывести из-под удара своего мужа. Она решает отправить его на время в Кишинев и везет мужа в аэропорт.
Позднее выясняется, что уже в Кишиневе незадачливый муж Светы Лева погиб в автомобильной катастрофе. Света вылетает в Кишинев, хоронит мужа и возвращается в Нью-Йорк. В аэропорту ее уже ждут.
Встречающие – глава службы безопасности одной из крупных компаний  и его помощник. Грег - так зовут главу службы безопасности, приглашает Светлану на приватную встречу и рассказывает ей, что в его компании был похищен тот самый препарат, который Светлана называет «пудрой». Этот препарат – побочный продукт одной секретной разработки компании, в которой служит Грег. Он же сообщает Светлане, что она невольно стала своеобразным «подопытным кроликом» в весьма опасном эксперименте...
В качестве своеобразной компенсации за возврат содержимого сумки Грег предлагает Светлане от имени своей компании сумму в 5 миллионов долларов. И помощь в... сохранении жизни. Но это не просто компенсация, это еще и некий аванс за постоянное наблюдение за Светланой...
Это обещание оказывается не пустыми словами... Уже на следующий день на ее счет приходит обещанная сумма.
Светлана, помимо денег, получает еще и небольшой пакет акций компании, в которой служит Грег. Казалось бы, все складывается отлично – радужные планы о том, как потратить свалившиеся деньги, возможность помочь друзьям и т.п. Светлана начинает вовсю пользоваться возможностями, которые ей предоставляет эффект пудры – эротическое действие на мужчин. К тому же свалившееся на нее богатство заставляет ее начать активно использовать свои финансовые возможности. Светлана начинает тратить деньги: приобретает роскошную квартиру, престижный автомобиль и... даже осуществляет свою давнишнюю мечту – покупает щенка...


Вот, уважаемые читатели, так выглядят версии нашего детектива. Как они будут развиваться дальше, зависит только от самих авторов и от вас - в том случае, если вы захотите дополнить и продолжить их.  Напоминаем, что вы, как и прежде, можете ввести новую версию или дополнить и продолжить существующие с любого места. Ваши варианты развития сюжета вы можете присылать нам по электронной почте:
rusbazaar@yahoo. com или в обычном почтовом конверте по адресу:
224 Kings Highway, Brooklyn, NY, 11223

Версия А

Продолжение. Начало версии “А” см. в №№ 632-644

«МИСТЕР Х»
Итак, политика! По идее это может перевернуть всю мою жизнь. И не только мою. Мне ведь действительно есть что сказать и что предложить Америке. Когда бруклинцы в шутку говорят, что «мы в Америку не ходим», они подразумевают не только Манхэттен, но и всю американскую жизнь в целом. Наши русскоязычные, как бы в стороне от Америки. Доброжелательны, лояльны, законопослушны, но тем не менее в стороне. А со стороны всегда все виднее. Я бы мог не только на многое открыть глаза, но и принести реальную пользу стране, которая стала домом не только мне, но и миллионам таких же, как я.
Это, так сказать, морально-этическая, нравственная сторона проблемы. Есть еще много доводов за политику.
Ну что меня ожидает в будущем? Да, по большому счету, ни-че-во! А политик... Это совсем другой коленкор! Речи в газетах, выступления на ведущих телеканалах. Каждая твоя фраза, каждое слово имеет вес. Ты живешь полной жизнью!
С другой стороны - «на хрена попу баян?» Признайся честно, что славы захотелось, чтобы на улицах узнавали и автографы просили. Самоутвердиться и «оставить след в истории». Наследить, так сказать.
Чего тебе сейчас не хватает? Деньги есть. Если с умом распорядиться, а не про***рать все по мелочам - на развлекуху и ширпотреб, то старость, считай, обеспечена. К тому же с твоими нынешними, невесть откуда взявшимися возможностями думать о благосостоянии – полнейший абсурд! Если ты можешь «убедить», в смысле заставить любого плясать под свою дудку, то любой олигарх – от Абрамовича до Гейтса – будет «спонсировать» тебя всю жизнь!
Вот такой приблизительно «диалог» состоялся у меня с самим собой. Но это так, для очистки совести. В душе я твердо решил попробовать себя в политике. А для этого не мешает сменить имидж. Вместо удобных кроссовок - туфли. Вместо привычных джинсов, свитеров -  приличный костюм. А самое главное, - бриться! Не через день, а ежедневно.
Кстати, о бритье. Я потер рукой двухдневную щетину и отправился в ванну. Никогда не откладывай на завтра то, что все равно придется сделать.
Короче, через пару часов я уже был в магазине. Пара часов, пара тысяч баксов, и я вышел из магазина «элегантный, как рояль». Твидовый пиджак подчеркивал кипенную белизну сорочки, а туфли мягко облегали ступню не хуже моих разношенных кроссовок.
Все старые вещи были аккуратно сложено продавцами в фирменный пакет, который я бросил в багажник своей машины. Я переложил в карманы нового пиджака только бумажник с деньгами и документами, сигареты и зажигалку.
Кстати, не мешало бы сменить свою Хонду на нечто более приличное. Например, на последнюю модель Лексуса...
Около дома, загораживая въезд на паркинг, стоял какой-то потрепанный Бьюик, а сидевшая в нем дородная матрона трепалась с кем-то по телефону.
Я пару раз просигналил - никакой реакции.
“Ты хочешь отъехать отсюда немедленно!” – я мысленно передал ей команду.
Никакой реакции!
Не может быть.
“Ты хочешь уехать, ты жутко опаздываешь!”
Никакой реакции...
Все. Вот и пришел конец всем мечтам, политике и твоим уникальным способностям...
Что же теперь?..

Из нигде не опубликованных записок «хлебника» Грутова А.В.
(«Хлебник» - жарг. Человек, делящий хлеб, вместе питающийся в местах лишения свободы. Степень максимального доверия друг к другу.)

Взяв первый дипломат, Грутов не спеша покинул здание. Часа через полтора забрал и второй.
Так сложилось, что после этого разговора Грутов должен был срочно отбыть в очередную командировку, потом отлеживался в госпитале. Встреча с Серовым и обещанный тем «более подробный разговор», так и не состоялись.
А в ноябре 1994 года в лаборатории Серова произошла утечка то ли газа, то ли какой-то жидкости. В результате похоронили всех троих – генерал-майора Серова, полковника, доктора наук Кирова и того самого “молодого да раннего”, но уже майора и кандидата наук – Махова. Хоронили всех троих на Троекуровском кладбище. Первоначально Грутову даже в голову не пришло связать гибель товарищей с теми дипломатами, которые хранились у него. Да и не было его в Москве на момент этой катастрофы. И только потом, спустя достаточно долгое время...
...Проведенное тщательное служебное расследование результатов не дало. Полностью подтвердилась первоначальная версия о несчастном случае. Гибель сотрудников лаборатории произошла по их собственной небрежности из-за утечки токсичного газа мгновенного действия. Кроме троих погибших в лаборатории никого не было, никто до этой аварии не заходил. А значит, и нет злого умысла или, упаси бог, диверсии. Элементарная халатность. Расслабились. Последнее время работали очень напряженно, практически без выходных. Конкретно, кто из троих виновен в злополучной утечке, установить не удалось, да и особенно не искали. Люди погибли при исполнении своего служебного долга, на рабочих местах. Как герои. Героями и похоронили.
Но кое-что все-таки обнаружить удалось. Личные записи Серова. Обрывочные, тезисные. Кое-какие формулы. Записи не раскрывали ни причин аварии, ни хода той работы, при которой эта авария произошла, но наводили на кое-какие размышления.
Комиссия в своем отчете (Строго секретно! В одном экземпляре!) отметила, что записи не носят личного характера, а относятся, скорее всего, к служебным и свидетельствуют о работе над каким-то прибором, который не был до конца разработан. И, несмотря на то, что тема была давно закрыта и признана бесперспективной, Серов и его погибшие коллеги продолжали определенную работу по этому проекту. Хотя до результатов и испытаний дело так и не дошло. На том дело об аварии в лаборатории и о трагической гибели сотрудников РГУ и ушло в архив.
Прошел июль – месяц гибели Рохлина. А уже в августе, на внеочередном съезде ДПА, был избран новый председатель. Грутов не мог даже предположить, что им станет Вьюгин. Да и не для одного Грутова избрание Вьюгина, бывшего прокурора Генпрокуратуры, человека, бывшего далеко не на первых ролях в руководстве ДПА, стало неожиданностью. Сам Вьюгин в своем выступлении просил поддержать другую кандидатуру. Но выбрали именно его. Видимо, кому-то очень не хотелось видеть достойную личность в руководстве ДПА – движение, набиравшее накануне смерти Рохлина достаточно большую силу. И ставка на Вьюгина оказалась достаточно верной. Новоиспеченный председатель делал все от себя зависящее, чтобы ДПА топталось на месте. Но и это стало понятным несколько позже. Вместе с тем...
На этом месте записки оборвались...

Было заметно, что все остальные страницы, вплоть до обложки потрепанной толстой тетрадки, были вырваны.
Седой мужчина в штатском отодвинул тетрадь и нажал кнопку звонка. В кабинет, отделанный потемневшим от времени деревом, вошел полковник.
- На завтра вызовите ко мне всех, кто имел к этому отношение. К десяти утра.
- Весь отдел?
- Не «весь отдел», а ВСЕХ! Вплоть до этого **удака, начальника рязанской зоны. И его зама по оперативной работе. Всех!
Полковник сделал пометку в блокноте.
- Разрешите исполнять?
- Исполняйте.

Продолжение версии “A” в следующем номере

Версия С

Окончание. Начало версии “C” см. в № 632-644

Михаил Шалев
Для Наташи началась совсем другая жизнь. Не лучше и не хуже прежней - понятия «лучше» и «хуже» не соответствовали тому состоянию, в котором она находилась все последующие несколько месяцев.
Почти армейский режим. Подъем в 5.30 утра. Обязательная получасовая пробежка в сопровождении специально приглашенного тренера. Душ, легкий завтрак и час занятий английским. Тоже со специальным педагогом и по абсолютно непонятной методике. Вырабатывался оксфордский акцент. Но основная задача этих занятий – ликвидация российского акцента. Потом часовый «перерыв». Во время этого перерыва «уроки светской жизни». От танцев до изысканного поведения за столом. От умения принимать большое количество гостей и при этом успеть каждому улыбнуться и сказать пару слов. До, как бы это ни казалось абсурдным, умения покачивать заброшенной ногу за ногу ногой.
Как-то Наташа специально посчитала, что ее «дрессировкой» в общей сложности занимались 14 человек. Это не считая тех, кто дважды в неделю очень доступно, но достаточно глубоко посвящал ее в нюансы банковского дела, основ маркетинга и менеджмента, вводил в детали американского законодательства и принципов построения бизнеса.
В 10 вечера – отбой. Наташа проваливалась в сон, а утром – все сначала.
Несмотря на то, что она сильно уставала, ей безумно нравилась такая жизнь. Раньше буквально замученная  ежедневными заботами, она не находила для самой себя ни минуты времени. А теперь... Видимо, проснулись все ранее дремавшие способности, и Наташа впитывала не только новые знания, но и новую жизнь, как изголодавшийся по влаге приувядший цветок.
Горадо, встречавшийся с ней каждые три дня, не находил слов от восхищения, наблюдая за происходившими с Наташей изменениями.
Из зрелой, красивой, но усталой и вечно озабоченной женщины она превращалась в светскую львицу. Знающую себе цену, образованную, остроумную, уверенную в своих возможностях и в своей неотразимости.
За это время произошло очень многое.
Андрей и Ольга сыграли свадьбу и поселились в очаровательном домике, который «продал», а скорее, подарил им всесильный Лестер.
Наташа не могла не поехать на свадьбу, но пробыла только на «официальной» ее части. В пышном, как принято у русских в Америке, застолье практически не участвовала. Выпила бокал шампанского за счастье новоиспеченной семьи и уехала. Ольга, разумеется, немного обиделась, но потом она с Андреем укатила в свадебное путешествие, а после возвращения бывшие неразлучные подружки так и не встречались.
Наташа не могла ни на час нарушить установленный для нее распорядок дня, а Ольга всецело погрузилась в благоустройство двухэтажного гнездышка.
Где-то через месяц после того памятного разговора с Горадо, во время которого он приоткрыл ей карты и рассказал об ожидающих ее перспективах, у Наташи состоялся видеоразговор с сыном. Она использовала установленную на ее компьютере систему Скайп, при которой можно не только разговаривать, но и видеть своего собеседника.
Странный это был разговор.
- Ты по-прежнему веришь мне? - спросила Наташа.
- Конечно, мама!
- Тогда слушай меня внимательно и запоминай.
Наташа подробно, пункт за пунктом, перечислила все, что должен был сделать ее сын, – сам пойти в военкомат и попроситься добровольцем в армию. Причем изъявить патриотическое желание, чтобы его направили в одну из тех горячих точек, в которых Россия в очередной раз «устанавливала конституционный порядок». Все остальное сложится само собой, пообещала Наташа. С тобой познакомится некий человек, - ты поймешь, что он от меня, - доверяй ему как мне.
- Ты очень изменилась, мама, - задумчиво произнес сын. - Похорошела, помолодела и от тебя исходит такая уверенность, что я даже не знаю, чем это объяснить.
- Все будет хорошо, сына! Верь мне, слушайся меня и ни в чем не сомневайся!

Прошло  около года. Перед самым Рождеством, которое в Америке отмечается особенно празднично и широко, Наташа впервые за все это время встретилась с Лестером.
Это был настоящий экзамен. Они целый день провели вместе. Говорили о политике, о состоянии экономики в стране, о скорых президентских выборах. Когда речь зашла о литературе, Лестер потерпел позорное поражение. Куда ему было тягаться с выпускницей университета, к тому же не один год проработавшей в крупной библиотеке.
Вечером Наташу ожидал тщательно подготовленный «сюрприз». Это было что-то вроде великосветского приема. Многих гостей Наташа раньше видела на экранах телевизора, о многих читала в газетах. Наташа была в черном муаровом вечернем платье, а достаточно смелое декольте украшало изысканное колье из тех самых бриллиантов, которые когда-то хранились в обычном холщовом мешочке в недрах ее старенького кондиционера.
В третьем часу ночи гости постепенно разъехались. Осталось только несколько человек. Очень неприметные. Их-то как раз Наташа никогда не видела на новостных экранах. Но именно они, как она поняла, были особенно близки Лестеру.
Почти в четыре часа утра Лестер пригласил всех занять места у огромного телевизионного экрана.
- В Москве сейчас, если не ошибаюсь, полдень, - произнес Лестер. - У меня складывается впечатление, что то, что мы сейчас увидим, имеет кое к кому прямое отношение.
Привычная заставка Новостей. Деловая встреча президента России с премьером, запуск очередной ракеты с телекоммуникационным спутником на борту, процедура награждения военнослужащих в Кремле.
О, Боже! Не может такого быть! Третьим слева, в группе старших офицеров, стоял солдат с лычками старшего сержанта на погонах.
Это был ее сын! Ее Игорь!
Возмужавший, окрепший, с еле заметным шрамом на подбородке.
- За проявленное мужество и героизм, за спасение старшего по званию в боевых условиях присваивается звание Героя России... Золотой Звездой...
Президент прикрепил награду к мундиру Игоря и крепко пожал ему руку.

На отдельном столике уже стояли приготовленные бокалы, и Лестер собственноручно разлил Дон Периньон.
- За нового Героя и его героическую маму, - торжественно провозгласил Лестер. - Но это еще не все. Если верить программе, то нас еще ожидает телесюжет о подвиге вашего сына. Из серии «в жизни всегда есть место подвигу».
Наташа была в шоковом состоянии. Гордость, страх, непонимание, безграничная любовь к «маленькому Игорешке», так внезапно превратившегося в красавца-мужчину с мужественным шрамом на подбородке. Только все, чему она научилась за время жесточайшей «муштры», позволило ей сохранить роль сдержанной светской дамы и с очаровательной улыбкой принимать поздравления гостей.
Предыдущий сюжет с вручением награды был ничто по сравнению с двадцатиминутным роликом, рассказывающим о подвиге Игоря.
Оказывается, на колонну, в охране которой находился ее сын и в составе которой был начальник штаба соединения генерал... была устроена засада.
Завязался ожесточенный бой, в результате которого погибло много людей, а сам генерал был ранен.
Игорь сумел на себе оттащить раненого командира в расщелину под навес скалы и около получаса отстреливался от превосходящих сил противника. Потом подоспели российские «вертушки», разогнали остатки нападавших, но совершить посадку не смогли, т.к. для этого не было подходящего места. Игорь около километра пронес генерала на плечах, пока их не подобрал специальный вертолет.
По рекомендации командования и по специальному приказу Игорь был досрочно демобилизован и зачислен курсантом в одно из самых элитных военных училищ страны.
Уснуть Наташа так и не смогла. Весь следующий день она ходила как сомнамбула, переваривая все увиденное.
Ближе к вечеру опять через систему Скайп связалась с сыном.
- Ты у меня умница, герой мой любимый.
- Это ты у меня умница, мама! Я все делал так, как ты говорила.
- Но ведь ты был ранен, откуда этот шрам?
- Ерунда! Просто царапина.
- Теперь перед тобой отличная карьера, тебя знает сам президент.
- Моя карьера - это ты, мамочка! Ты – мой президент!

Прошло еще несколько насыщенных сверх всякого предела месяцев.
За это время Наташа успела «погибнуть в автокатастрофе» и вновь родиться под совсем другим именем и благодаря мастерству пластических хирургов с измененной внешностью.
Став еще прекрасней и моложе.
Дело в том, что мать будущего офицера Генерального штаба не может постоянно проживать на территории «потенциального противника», а тем более стать гражданкой «недружественного государства».
Игорь, которого Наташа заранее обо всем предупредила, с достоинством принимал соболезнования руководства училища и товарищей.
Через еще совсем непродолжительное время Наташа под видом обыкновенной пресыщенной туристки погасила внутренний конфликт между президентом и представителем клана Лестера в одной азиатской стране.
Но это уже совсем другая история...

От автора: Благодарю редакцию «Русского базара» и всех читателей за терпение и снисхождение к автору данной версии детектива.
С надеждой на дальнейшее сотрудничество искренне ваш
Михаил Шалев

Версия D

Продолжение. Начало версии “D” см. в №№ 632-644

Фаина Бенджаминова
Щенок оказался просто чудом! Ласкался, прыгал, гонялся за мячиком, который я получила в питомнике вместе со всем остальным «приданым», потом слопал целую плошку корма и уснул прямо на диване.
До вечера я мысленно прикидывала, как и чем обставлю свою новую квартиру. Собственную квартиру! Пусть еще официально не оформленную, но практически уже мою.
А около семи вечера позвонил Грег и попросил о встрече. И я поехала к нему в офис. Я впервые попала в штаб-квартиру огромной трансконтинентальной компании с мировым именем.
Это было нечто. Грег встретил меня на огромном паркинге, принадлежащем компании. Да... Иметь такой паркинг для сотрудников фирмы, да еще в центре Манхэттена, где каждый сантиметр земли на весь золота, - это тебе не хухры-мухры. Это говорит само за себя.
Как истинный джентльмен Грег повосхищался моей новой машиной и поинтересовался, насколько я свободна сегодня вечером.
Поскольку я была уверена, что дело кончится каким-нибудь шикарным рестораном (а, может, чем-то еще... Хотя что я несу?! Они же здесь все принимают антидот. Грег сам упомянул об этом), естественно, я сказала, что у меня весь вечер свободен.
- Тогда вперед, - сказал Грег, и мы вошли в вестибюль.
О, как все здесь было оформлено! Картины, модерные  скульптуры, зеркала, экзотические деревья...
- Светлана, - произнес Грег, - помните, я обещал вам определенную... мг-м-м.... медицинскую помощь?
- Мне не нужна никакая помощь,  - ответила я, предвкушая что-то не совсем приятное. - Вы, что, пригласили меня на медицинский осмотр?
- Если совсем честно, то да.
- Могли бы и предупредить. А если я откажусь? Вы, что, примените силу?
- Что вы, Светлана! Какая сила? О чем это вы? Поверьте мне, что все это исключительно в ваших собственных интересах. К тому же ни по одной страховке и ни за какие деньги вы не попадете к врачам такой квалификации. Все те, кто сегодня будет иметь честь познакомиться с вами, не принимают пациентов. Это – настоящие ученые и специалисты высочайшего класса. Доверьтесь мне, и все будет хорошо.
- Ладно, будь по-вашему. Надеюсь, вы лично не будете присутствовать при осмотре?
- Разумеется, нет. Да меня никто и не пустит.
Их было шесть человек.  Именно такими я всегда и представляла ученых. Никаких халатов, изысканные костюмы, безупречные галстуки, холеные руки.
В халатах были остальные. Те, кто проводил жуткое количество всяких тестов. Я даже не подозревала, что имеется тест на отражательные способности кожи. Может, конечно, я что-то путаю, но поняла я именно так.
Анализ крови, остальные (пардон) анализы и еще десяток приборов, которыми меня обвешали как новогоднюю елку гирляндами.
Около одиннадцати часов, когда я уже изнемогала от всех этих «дышите-не дышите», меня проводили в некое подобие гостиной.
За огромным круглым столом сидели все шестеро врачей и чуть в стороне Грег. Подали великолепный кофе, коньяк, кексы. Я попросила ликера, и как будто кто-то заранее знал, что именно я попрошу, вкатили столик-бар, на котором стояло не менее десятка разных бутылок.
- Как часто вы пользовались... - один из врачей произнес что-то мудреное, скорее всего, на латыни. 
- Светлана называет это пудрой, - подсказал Грег.
- Да-да, пусть будет пудра, - согласился врач.
- Ну, несколько раз. Может, 5 или 6. Не помню точно. А что? Грег сказал, что это побочный препарат и фирму не интересует.
- Разумеется. Никаких претензий, пудра ваша, но... Вы несколько превысили допустимую дозировку и возможны всякие... нежелательные последствия.
- Какое количество вы наносили за один раз? - спросил другой врач.
- Я не взвешивала, как вы понимаете! Я припудрила лицо и шею точно так же, как делала это всегда. Вы можете наконец объяснить мне, что происходит? О каких «нежелательных последствиях» вы говорите?! Мне что-то угрожает, эта пудра токсична или, не дай Бог, канцерогенна?
- Ни в коей мере! Могу утверждать, что то, что вы называете пудрой, один из самых чистых биохимических продуктов, который когда-либо знало человечество!
- Ну, значит, от рака или еще от какой-то аналогичной гадости я не умру! И на том спасибо!
- Дорогая Светлана! От имени всех своих коллег, а мы все кое-что значим в медицине, могу утверждать, что у вас исключительно здоровый организм! Вас можно посылать хоть в космос. Вашему здоровью могут позавидовать олимпийские чемпионы. И когда вам будет суждено умереть, - увы, все мы смертны, - то причина будет единственной и абсолютно естественной. Вы умрете от единственно неизлечимой болезни.
Он выдержал паузу.
- Вы умрете от собственной старости.

Продолжение версии “D” в следующем номере